Все произведения автора Сергей Городенский (gorro)

О, эти снайперы...
О, эти снайперы - перья и птицы, в порывах дыханья -
Втоптаны в триптих вокзала перронной толпой новогодней.
Будто в ознобе считает синкопы пустой подстаканник,
И новизной веселит анекдот, но уже прошлогодней.

Хочется, хочется, хо… и жуем, и бежим от ненастий -
К женщинам - женщинам странным, печальным, но в общем - любимым,
Чуть согревая в ладонях ни к черту не годные части
Тех мимолетных чудес – позабытых, но необходимых.

Не закрывайтесь от нас! Наши стрелы в колчанах скучают!
Нам посвящают стихи и ноктюрны царевны-лягушки,
Жмурясь от чувства вины, и пьянея от крепкого чая,
Как большеротые женщины в зарослях мягких игрушек.

Пляшет вагон, сотрясаясь от смеха, судьбу потрясая.
Пронумерованный мир потихоньку сползает в нирвану.
Лишь повидавшая жизнь проводница, от пива косая,
Щупальца тянет к огню, и к спасительной ручке стоп-крана.

***

07.05.2003

от горизонта до горизонта
От горизонта до горизонта -
Треск раздираемого брезента.
Черными крыльями бьются зонты.
Аплодисменты!
Не уберечь от искуса небо,
От поцелуя - губы сухие.
Зрители хлопают осатанело
Пьяной стихии.
Хлопают, рвутся из рук, взлетают,
Брызгают, в радуге пачкаются.
Не обращая внимания, хватаю
Первый попавшийся.
Но десять шагов - ни воды, ни ветра,
Как десять веков - ни любви, ни веры.
Кто без билета к бабьему лету?
Я без билета!
Я срываюсь с петель, прощая все,
Я захлебываюсь в форточке.
Желым глазом кричит, отчаявшись,
Светофор ночной.

***

07.05.2003

Сонный август. Поют скворцы...
Сонный август. Поют скворцы.
Мама делает голубцы.
Возвращаются с литрой пива
Разговорчивые гонцы.
Гладит волосы ветерок,
На скамейке идет урок.
Математика, нумизматика,
Крести козыри, матерок.
И сидит она до темна -
Невзрослеющая шпана.
На щеках перелетных девочек -
Подвенечная белизна.
Ждут девчонки, а их не ждут.
Слышен шорох часов, минут.
Сложат мокрые губы трубочкой -
И целуются, словно пьют.

07.05.2003

поздняя весна
белоснежья плен,
вод ультрамарин -
это средиземь,
это санторин.
утро цвета беж,
кьянти, ананас.
это зарубежь.
это не о нас.
а у нас пурга,
песни поездов,
дымные стога
зимних городов.
гордая страна.
пьянь да бузина.
но придет и к нам
поздняя весна.
выползут на свет
трезвые отцы,
слушать как поют
дети и скворцы.

07.05.2003

атипичное
как все было вначале
знает кедровый стланик
не сдавайся кричали
небом меня поили
как птенца обучали
старые ветви нянек
я умру от печали
скажут –
от пневмонии

07.05.2003

не приглашай
не приглашай меня никогда
в свои изысканные холода
в глаза уставшие без огня
не приглашай никогда меня

твои дома как пустые сны
на ожидание обречены
немая трубка остывший чай
на пепелища не приглашай

ты приглядись как сойдя с ума
ночной троллейбус ведет зима
плутая в зарослях городов
без пассажиров без проводов

мотив неясен и крив маршрут
ее не ждут и меня не ждут
свистит метели тугая плеть
не запрещай ей меня жалеть

встречай морозный упругий день
надень брильянты меха надень
и слез своих виноградный сок
не предлагай мне на посошок

07.05.2003

переживанья кончились
Переживанья кончились.
Милая, отойди.
Пыльные подоконники.
Яблочные дожди.

Грудью вдохну, но душно мне,
И не на кого пенять.
Верой твоей подушечной
Не изменить меня.

Лодкою, тихим дождиком
Август меня несет
В горькое, безнадежное -
Ну не люблю, и все.

1992

***


29.01.2003

восточное /лейла/
Лейла Лейла
благоговея
по галактикам
и тавернам
ветры мечутся и звереют
отзовись заклинают Лейла
кимоно задрожит в агонии
ты лукавая и раскосая
и восточнее чем япония
и пронзительно абрикосова
почему же я мучусь мальчиком
ну ни адреса ни имейла
как барашек под колокольчиком
Лейла
Лейла

***

29.01.2003

птица моя не спит...
птица моя не спит так болеют дети
в доме моем тишина и одна стена
нет ничего печальней на этом свете
чем вылетающая из окна она
не залепить разрыв между сном и явью
в очереди не стою и не так пою
крылышки распустить и назваться блядью
что еще нужно для имиджа мать твою
что еще на десерт приготовил случай
средство от дурака выстрел наверняка
лучше не петь совсем и подохнуть лучше
чем захлебнуться однажды в чужих руках
ложь непроста увы и неаппетитна
как все болячки оканчивающиеся на ТИТ
я не держу удар я старею в титрах
птица моя прилетит и за все простит.

***

29.01.2003

займусь гуашью...
Займусь гуашью и гаданьем.
А к вечеру, напившись вхлам,
Доверю тайны созиданья
Потусторонним ангелам.
Они отпустят мне небрежно
И две по сто, и все грехи,
Их жесты будут безмятежны,
И возмутительно легки!
И в сумрак окунутся перья,
И хрустнет мир, как карандаш.
Свечу затеплит подмастерье,
Вливая сумерки в гуашь.
И карлик с тенью исполина
Уронит сажу на холсты.
И будет день, и свет, и глина
Вдруг обретет твои черты,
Чтоб, выползая из запоя,
В тоске очнулись неземной -
Я, перемазанный судьбою,
Ты, неиспачканная мной.

***

29.01.2003

утри лицо, актер...
Утри лицо, актер бездарный,
Громила-город.
Уйми свой каменно-фонарный
Гортанный говор!

Ты никого уже не видишь.
Ты ничего не хочешь помнить.
Ни наготы цветущих вишен,
Ни лепестков, летящих в полночь.

Ревнуй, следя с ухмылкой лисьей
За каждой случкой подзаборной.
Как нас терзает закулисье
От полу-ню до слишком-порно!

Венозной полночи раздутой
Осядет занавес, как пена,
Оставив запахи простуды,
Тоски и тлена.

Заполнятся альбомы улиц
Цветеньем роз и прибауток,
Глазами девочек, и умниц,
И проституток.

1999

***

29.01.2003

все будет хорошо
"все будет хорошо" (народная глупость)

По коврам, по утренней пустыне
Ты несешь обиду как святыню,
Поливаешь теплою водой:
- Прорастай, расти, моя малютка,
Становись не драмой - просто шуткой,
Старым анекдотом с бородой…

Но в колодец трубки отвечая,
Отодвинь подальше чашку чая,
И беды не трогай порошок.
Девочка с улыбкой угловатой,
Не ищи - не будет виноватых.
Ничего не будет хорошо.

***

29.01.2003

три стишка на букву я
1.

я пил а она молчала
и я начинал сначала
о праздниках и работе
о черной как ночь субботе
о русском патриотизме
о сексе и магнетизме.
ломались галактик связи
холопы стремились в князи
и грохот стоял пуантов
от танца официанта.

2.

я ей ставлю Вивальди и Грига
раскрываю ей душу как книгу
чемодан достаю трюфелей
с кофейком – было чтоб веселей
а она потерев переносицу
к незабудкам своим переносится
разбивая мою околесицу
о колено девятого месяца

3.

я открыт
все во мне открыто
как младенец перед корытом
под лопаткой немного жмет

под душою
шуршит страничка
птичка зяблик скорей синичка
а в паху удивленный мед

почитай мне
я весь простужен
лишь блядям да детишкам нужен
и таксисту после пяти

ну давай
верещит будильник
унитаз ванна холодильник
ты поймай меня
и прости

25.09.00.

***

29.01.2003

ах радость моя
Пора собираться. Утреет.
Обуться. Наощупь. Умыться.
Песок под ресницами зреет,
А жемчуг дрожит на ресницах.
Ах, радость моя, мы могли бы,
Минуя овраг и болотце,
Послушать, как шепчутся рыбы
В глубоких и гулких колодцах,
Где эхо от сырости хрипнет,
И все невпопад, наудачу -
То голосом старческим скрипнет,
То выпью болотной заплачет.
А в чаще, устав от рыбалки
И сказок дремучего деда,
На липовых лавках вповалку
Снегурочки спят до обеда.
Там ветер тихонько тачает
Кольчугу листвы заболевшей.
И в лужи с оранжевым чаем
Макает сухарики леший.
Ах, радость моя, мы могли бы…

***

29.01.2003

нам порознь суждено...
посв.Л.М. (Entony Bear)

Нам порознь суждено
Нацеливаться в дали -
Мое горчит вино,
Твои бренчат медали.

На стыках сонных дней
Готовимся к уроку,
Что верить не трудней,
Чем плакать у порога.

А женщины, как сны
У берега крутого.
Мои – всегда грустны.
Твои – всегда готовы.

Летя на всех парах
В сентябрь опохмелиться,
Мы видим - на кострах
Сгорают наши лица.

Сгорает на ура
Судьбою недопетой
Альбомное вчера
Всамделишних поэтов.

30.08.2001.

***

29.01.2003

твой изумленный...
Твой изумленный утренний верлибр,
Кокошники березовых отрогов,
Парящих птиц немыслимый калибр
Я постигаю медленно и строго.
Вникаю в благородство и печаль
Иссушенного завтрашнего хлеба,
И небо ставит круглую печать
На все, что переплавлено под небом.
И тяжесть созревающих плодов…
И черных пчел пронзительные сверла.
Где дышит вверх - до самых холодов -
Колодца недолеченное горло.

***

29.01.2003

волынка
журчит послушная волынка
вбирая солодовый дух
качает голою коленкой
пастух
к его ногам хмельной кудесник
роняет плед льняных лугов
в которых ветры помнят песни
богов
и каждый раз неуловимо
вплетают солнечный диез
в глаза воды с песком и дымом
и без
и шепчет вереску пригорок
последний анекдот про нас
и воздух как молитва горек
как джаз

***

29.01.2003

пора!
Унылая пора. Воскресная зевота.
Неспешный грузовик отчалил со двора.
Пора растить детей. Пора менять работу.
И возвращать долги.
И завтракать пора.

Трубят, трубят рога! Догнать ли ту тревогу,
Когда последний штрих, небрежен и непрост,
Ложится так легко, как карты на дорогу,
На ватман голубой дымка от папирос?

Не стать ему строкой любовной партитуры,
Он будет невесом и мудр как тишина,
Как первобытный бог во власти процедуры,
Шифруя над водой стрекозьи письмена.

Последний взмах ресниц, и тысячи желаний
Маэстро раздает вальяжно, не спеша,
Как будто бы шутя вплетает в мирозданье
И скрип дверных петель, и скрип карандаша.

Пора же, я шепчу. Захлопнем Камасутру.
Знамена зачехлим, покурим в уголке.
Любимая, пора. Уже подкралось утро
В зеленом парике,
И с ластиком в руке.

***

29.01.2003

колоколен твоих...
колоколен твоих каракули
зелены
от калязина и до кракова
полвесны
в судный день без понтов и устали
испокон
огуречного света-суздаля
льется звон
приплывает старуха заполночь
за бедой
и стоит в почерневшем зареве
под водой
и до дна ее окаянного
три версты
и глаза у ней деревянные
как кресты
годы-камушки с неба капают
от души
над калязином облака плывут
в камыши

***

29.01.2003