Все произведения автора Николай Горбунов ( Додо)

"Это не грязь"    18.11.2001

- Осень
Питер
не время
не место
не цвет

Так непривычно
жмуриться, подставляя лицо
рукам твоим
солнце мое

13.10.2001

Карта звездного неба   18.11.2001

- Возьми Большую Медведицу
Зачерпни Млечный Путь
Я так хочу пить

Небосвод - большой циркуль
Винил
Полярная Звездочка
Адмиралтейская патефонная иголка
Ты

Север
Юг
Восток
Запад
Вот ваши места
Здравствуйте
Садитесь, пожалуйста

Последний крестовый поход   18.11.2001

- Вздыбленным нервом хрусталик поддев,
Грозно мерцая и тайно вспотев,
Лихо возводит шоссе Маннергейма
Дивный стройбат католических дев.

Квазисверкают доспехи заслуг.
Чешутся руки о репчатый лук,
Лихо пронзающий левую пятку,
Есть или нет на последней каблук.

Если берешься заваривать чай,
Чайник не вовремя не выключай.
Кто выгоняет из дома за здравствуй,
Пусть приготовится слышать "прощай".

Когти твоих неожиданных сов
Вновь на приспущенной чашке весов.
Я подожду. Даже женские когти
Вряд ли острее, чем стрелки часов.

5.09.1998


-mail   27.05.2001
Сжиженный взгляд онколога.
Крылья у глупой рожи.
Ассоциировать долго,
А слово
одно и тоже.

Хочешь считать до ста точно –
Не сыпь себе табак в нос.
Титулов и так предостаточно.
Женщина – это диагноз.

21.08.1997.


Сон с продолжением   27.05.2001
Полтора оборота. Ветер. Витрины потухли.
В чипсах опять не хватает паприки.
Лягушонок Маугли сидит и дует на угли
Посреди хлопчатобумажной фабрики.

Шарик вмещает всё больше столбика.
Местные предметы тают при нуле градусов.
Хочешь, чтобы кому-то стало комфортненько –
Займись скрещиванием свиней и страусов.

Солнечного попугая накрыли драным матрацем.
Морфей приглашает мысли на идиотский танец.
Треть жизни жалко, а попробуешь драться –
Даже обещанных двух третей не останется.

Объезженной лошади не бывать без узды.
Снаружи собака мокнет, как выдра вся.
Знаешь, бывают такие звёзды,
С них даже их собственному свету не выбраться.

Сон с продолжением... Удивительный сон.
Роль кирпича исполняет снег. Снимите каску.

McJohnson. Джонсон-младший. Ибн Джонсон.
Сын Джонсона. Johnson’s baby. Нежный и ласковый.


12.10.1997.


Анестезия   27.05.2001
"Бродить так бродить,"- сказал
пророк Моисей и завёл всех в пустыню.


Пчела не устрица. Раковина не улей.
Возьми пример. Распусти волосы.
Зерном по голове из спелого колоса,
Которому близкий соратник – хмель.
Платформы ничем не хуже ходулей.
Тростник заботливо шепчет на ушко :
Топь – это такая добрая бабушка.
Иногда ее называют Хель.

Сезон компотов уступил мир цукатам.
Чем выше вода, тем безнадёжнее дно.
Спасибо овцам. Без них было бы холодно.
Слышишь? Это озеро на берег крадётся.
Полазать дай по лицу котам.
Костры обречены на смерть от курения.
Из дырявой крыши тупо капает время.
Подождём, пока ведро наберётся.

От любопытных звёзд защититься просто.
С людьми труднее : они поближе.
Длинношеяя лампа руки лижет
Своим полумёртвым теплом электрическим.
Хочу одеяло своего роста.
Поперек горла торчит какая-то рейка.
В будильнике, похоже, кончилась батарейка.
Сон рискует стать летаргическим.

24.10.1997.


Небеса обетованные   27.05.2001
Внимательно вслушайся в стук колёс
И глаз не спускай с небес.
Если увидишь там паровоз,
Возьми его на АС.

Я снова выиграл в минус один.
Минус слегка возрос.
Банка коллекционных сардин
И самый простой вопрос.

Ломтик сыра вместо конфет.
Пальцы садятся в лужу.
Я много читал про тебя. Ты – красный цвет.
Зачем ты вылез наружу?

Завтра будет раннее утро.
Это не так уж мало.
Много зелёный чай. Цикута.
Одеяло. Ещё одеяло.

Исаакий за стенкой укутался в колоннаду.
Тихонько мурлычет "Вега".
Когда мы умрём, всё будет как надо.
Следите за цветом снега.

20.11.1997.


Наши зимы   27.05.2001
Этот мир пребудет вечно юным.
Главное – не задавать вопросов.
И.Голышев


I

Чувствую себя Пентагоном :
В горле изрядный першинг.
Перехожу по вагонам
С целью убить часы.
Полузамёрзшие стоны
Из-под снежных наверший.
Люди пляшут чарльстоны
И потирают носы.

Принято гнить с головы,
Но мёрзнут сначала ноги.
Маленькое "увы"
Неумолимо растёт.
Хочется ошибаться :
Пара часов дороги,
В комнате плюс пятнадцать,
"Невское" – три шестьсот.

Снег заползает в глазки.
Ветер строгает ушки.
Вспомнить старые сказки
И запахнуть подол.
Выпрями мне походку,
Милый мой город Пушкин.
Да. Я снова пил водку.
Это мой "Панадол".

Шёпот. Пока что робкий,
Но осмелеет вскоре :
"Если б нажать те кнопки,
Если бы провода,
Ежели б в той коробке,
Может быть, в ля миноре,
И если бы не коротких,
Что бы было тогда?.."

II

Памятник русской речи
Грех оставлять чугунным.
Влезу в карман к предтечам,
Парочку слов украв :
Зыко – и слава Богу.
Мир притворился юным.
Фиг его знает, Гога,
Может быть, ты и прав.

28.11.1997.

Спасибо, Рыжая   27.05.2001
Буквы. Адреналин. Дефибриллятор. Нету места верней.
Храни этот сейф пуще глаза.
А что до числа весёлых огней,
То ты – впервые – ошиблась. В два раза.

Он похож на лису, если она не бурая.
Снаружи – на рыжую, внутри – на белую.
Мы дружим с ним. Мы одной крови. Она у нас бурная.
Часто играем вместе. Примерно это и сейчас делаю.

Вот тебе сковородка с элементами карусели
И настроенным в "ре" диаметром.
Поджарь мне сердце. Не бойся. Обещаю веселье.
Оно будет колотиться гекзаметром.

Чешуйку панциря рифмой поддень.
Хрусть! Чем дальше в лес, тем ближе я.
Вчера у меня был удивительный день.
Спасибо, Рыжая.

27.12.1997.


*** (Это пёрышко – не игрушка)   27.05.2001
***

Это пёрышко – не игрушка.
Это даже больше, чем телебашня.
Проведи им к плечу от ушка –
Станет тепло и чуточку страшно.

Был такой жалкий глагол – "струсить".
Есть такой хищный зверёк – ласка.
Может, погладишь. А может, укусит.
Думай, плешь. Решай, Огневласка.

27.12.1997.


Улыбайся всегда   27.05.2001
Я видел тебя во сне
ты играла с ветром
он льнул щекой
к твоим почему-то рыжим волосам
от твоих волос
пахло степью
наверное
он называл тебя по имени
я вслушался
оно было другим
ты гладила его по щеке
совершенно не твоей рукой
но очень красивой

Какая красивая
какая лёгкая
какая удивительная
подумал бы я
и прошел бы мимо
но ты улыбнулась
и выдала себя
я узнал
знакомую искорку в уголках глаз
теперь я знаю
что это ты
улыбайся всегда

10.01.1998.



Наши страхи   27.05.2001
Стих чрезмерно длинный.
Драповая пижама.
Дырка в большом каноэ.
Душитель в форме паяца.
Горошина под периной.
Грудная в пелёнках жаба.
Забудь про всё остальное.
Вот чего стоит бояться.

Это прислал герр Нобель.
Он открывает двери.
А это моя находка.
С нею надо проснуться.
Глядя ещё в бинокль,
Я уже был уверен:
С твоей кошачьей походкой
Вряд ли можно споткнуться.

14.01.1998.


Книга Царств   27.05.2001
Так было и раньше. Так будет и позже.
Увидим немного – что правда, то правда.
Где Браггарагуга, там не Кукарача.
Там царствует мудрый владыка Янтарь.
Подумай о цвете. И вправду, похоже.
Индюк тоже думал, и был даже прав, да
Пока разберёшься, что стало иначе,
Помрёт с голодухи чужой календарь.

Две жёлтых страницы приладили третью
К заплыву в замшелом железобетоне.
Ветшают заветы, правители судят
Того, у кого неразменный пятак...
Их можно поймать синтаксической сетью,
Но лучше не режьте о воздух ладони.
Возможно, что именно так всё и будет.
А может, всё будет совсем и не так.

21.02.1998.


Источники света   27.05.2001
II

Дверь для взора пока именуя окном,
Осязая мелодию ласковым ухом,
Видит ночью и днём
Ломтик мира, и в нём
Светлый конус набит кристаллическим пухом.

Эта буря должна быть в стакане воды,
Да уж больно красиво прижаты лады.

Положив под язык электрический яд,
Для себя оказавшись зачатком конвоя,
Их трагический ряд
Соблюдает обряд,
Но смолкает, когда над её головою

Дуновенье моих тёплых призрачных рук
Формирует какой-то светящийся круг.

25.03.1998.


Ветчинка   27.05.2001
Не ждали? Я – блудный Иван Крузенштерн,
Зуб хвост чешуя принадлежности крысы!
Полоний. Лаэрт. Розенкранц. Гильденстерн.
Не всё ли равно, где начнутся кулисы?

Имеющий право. Дрожащая тварь.
Попробуй скажи, что чего-то не можно.
Один был Февраль, а другой был Январь,
И их больше нет. Это было несложно.

У микроволны не растёт борода.
Цепляйтесь за зеркало, приподнатужась.
Визжащая ртуть просочится туда,
Где меж перепонок вибрирует ужас.

Проклятье Морфея – зыбучий песок.
Сработали пробки. Весна отключилась.
Оторванный ломоть. Отбитый кусок.
Однажды промедлил – фигня получилась.

25.03.1998.


***(Вломись без пропуска в шахту лифта)   27.05.2001
Вломись без пропуска в шахту лифта.
Нагнись и ползай. Ищи изъяны.
Макака рассыпала ящик шрифта.
Я знаю, кто эта обезьяна.

Стоит взглянуть на большое ближе –
Фольклорный цикл обозначен четче.
Кто-то сравнивал тещу с грыжей.
Я знаю, кто прототип той тещи.

Кто-то сдвигает чужие горы.
Кто-то рыжий и конопатый.
Топор войны – не ящик Пандоры.
Я знаю, где продают лопаты.

Каплю до камня доносит ветер.
Он был и так похож на рубило.
Мамонт сражен, и взгляд его светел.
Я знаю, что его погубило.

Недопрофессор пижон Мориарти,
Кайенских ямбов цикличный отчим,
Имя твое напишут. На парте.
Я знаю, кто ты. Но здесь закончим.

20.12.1998



Beati Possidentes   27.05.2001
Пациент, умирая, становится тише.
Его кумпол фиксирован звоном монет.
Ему типа кранты. Его съехала крыша.
Его сморщенный мозг подключен к Интернет,
Но смотри – он по-прежнему дышит.

Бедный слон от Самсунга попал в пылесос.
Я в углу на диванчике с «Мартовским» в лапах.
Синий поезд тихонько ползет под откос.
С крыши капает спирт. Очевидно, нароз.
До чего не люблю этот запах…

Не транжирьте объем – наливайте по стенке.
Группы добрых людей нежно бьют по мордам,
Стаи диких зверей злобно скалят коленки,
Что ж – пропишем себе для поддержки «Агдам»;
Возвращайся домой по подземным ходам –
Навсегда, на каникулы, на переменки…
Повторяю –
тебя
никому
не отдам…

Зима 2000


Возвращайся скорей   27.05.2001
привет, малыш
нет, не просыпайся
я просто хочу, чтобы ты знала
я застолбил для тебя
мой любимый булыжник на Дворцовой набережной
а также два лепестка от Ростральной колонны
и несколько крыш на Невском
я украл для тебя глобус с Дома книги
он теперь твой
можешь включать его по вечерам вместо ночника
и столбы света, подпирающие Эрмитаж
мы будем гулять между ними, правда?
а Эрмитаж – он и так крепкий
и ветер с Троицкого моста
он немножко нахальный, но вкусный и ласковый
и дождь
его здесь и так хватит на всех
и кусочек Зимней канавки
и блики фонарей на Неве
металлические дорожки
плещутся
зачем они мне
так
возвращайся скорей

Зима 2001


2^4=20   27.04.2001
Давно. Недели три.
А.С.Пушкин, "Моцарт и Сальери"


Придави муравья пальцем -
он как-то тоскливо съёжится.
Забавно...
А только что был такой
некомпактный!
Эй!
Ку-ку!
Что там написано
на твоей маленькой рожице?
Ну ладно, не валяй дурака.
Давай.
Оживай обратно.

Ночной турнир
по вранью
самому себе.
Что могло меня разбудить?
Подушка жёсткая.
Болонка визжит на улице.
Как, хватит этого?
Где-то вдали урчит холодильник.
Надо к нему
в гости сходить.
Друг сыр...
Тупо жую.
Лампа в рот глядит фиолетово.

Снаружи проявились деревья.
Может,
стало светать?
Ночь,
в окно на меня взглянув,
вся побледнела аж.
Который год уже пора по ночам
спать!
Нет.
Вот он я где.
Гляди,
гляди, что ты со мной делаешь.

Лежу, свернувшись калачиком.
В животе -
деревянный нож.
Не шелохнусь.
Больно.
Тускло гляжу.
И слово попробуй выуди.
Стоишь?
Смеёшься?
Стой.
Смейся.
...Ну чего же ты ждёшь?
Кто же,
если не ты, теперь меня
выходит?..


24.06.1996.

Год шута   27.04.2001
Why so silent, good monseirs?
Did you think that I had left you for good?
Have you missed me, good monseirs?
I have written you an opera!
"The Phantom of the Opera"


Меня зовут Джельсомино.
Сейчас заору -
и весь мир развалится.
Завяжите на струнах петли!
Даёшь водородную цветомузыку!
Думал - кулак,
оказалось - кадык.
Под ним сердце
в собственном соку варится.
Рассверлите мне горло!
Для крика там слишком узко.

Путь вдоль вершины
чересчур оказался труден.
Мантию
лучше всего видно из-под откоса.
Нам доложили, что мятежа на море не будет;
Отставной адмирал поможет
убирать абрикосы!

В подворотнях бьют мертвецов.
Следи за пульсом,
а то и тебе достанется!
Вторым быть легче;
а что вы скажете о сюрплясе?
Если спешить, то,
вероятно,
ничего не останется.
Забудь про сметану!
В кефире тоже надо сопротивляться.

Серный колчедан -
почти золото.
Вихры не пара кудрям!
Кому дело до моих усилий выдохо-вдоховых?

Придворных поэтов
за прогул
увольняют.
Чертовски мудро.
Седьмая перемена блюд!
Пришло время шутов гороховых!


8.03.1997.