Все произведения автора Николай Сулима (Коляна)

джексон и питерсон   08.04.2009
питерсон ушел
к молодому средневесу
с тонкими щиколотками
странно думал джексон
сидя в девятом ряду, высоко
спина выпукла как орех
грудь будто лита из олова
а - девичьи щиколотки
привычно оттягивает трико на животе
переступает в борцовках с ноги на ногу
беспокойно, как гусь
влажная спина блестит
ходит кадык
а питерсон в первом ряду
вцепился в подлокотник, вытянул шею
на которой родинка
в ложбинке у края волос
как забыть ее джексону
если он засыпал, рассказывая этой родинке
о себе такое
что и матери никогда бы не решился
а питерсон ушел
ушел любить вот этого, с упрямым
взглядом исподлобья, чей рот
как рана, а ушные раковины смяты
джексон звонил питерсону
по десять раз на дню
пока тот не перестал
поднимать трубку
и под хохот в автоответчике
джексон понял что все напрасно
купил билет в девятый ряд
возле прохода
и поцеловал свое унижение на прощание
когда спустился вниз
и выстрелил прямо в ложбинку у края волос
и пуля вышла изо рта
а питерсон повалился как прогоревший костер

за тысячи километров оттуда
в крошечном фиате, у моря
человек с бородой проснулся
от ужаса и сказал двум друзьям -
джексон стрелял в питерсона !
любовь, ебена мать
любовь




железнодорожная баллада   08.04.2009
как матери, босые сквозняки
разбудят нас холодными руками
особый день - сегодня у реки
пузатые ползут товарняки
крича и черной кровью истекая

там креозот разлит, там на цепях
безухие болтаются собаки
там блохами ныряют второпях
худые люди прикрывая пах
в раззявившие горла вагонзаки

железный рев летит до облаков
влюбленным дизелям не до приличий
расклад таков: сегодня шишаков
берет на понт ушастых мусорков
и батьку четко вынимает с кичи

тринадцать лет, ракетница, кастет
нелепая татуировка "жора"
конвой продрог. назад дороги нет
и гладиатор щурится на свет
в голубоватом чаде беломора

неловко разгибая изо рва
костлявую мальчишескую спину
навстречу аллигаторам и львам
лоснящимся плебейским головам
и масляному блеску карабина

там будет гром, входное над ребром
дымящиеся ватники на шпалах
а шишакова вытянут багром
и кинут на просоленный перрон
у бесконечных щебневых завалов

...

кровавый рим давай поговорим
мы ждем на черном полиэтилене
при свете электрической зари
закрой нам очи распрями колени
и угольные щеки оботри



я темнота   08.04.2009
немногое известно обо мне
я космонавт забытый на луне
я человек-тюрьма и потому
дверей не открываю никому

я тот кого вообразите вы
на мне глаза небесной синевы
а если завтра карие подарят
то будут карие

запомните я тихая вода
текущая неведомо куда
и сколько в вас бы ни было огня
вы состоите из меня

поэтому беритесь за весло
пишите мне куда вас занесло
я темнота во мне плывут на слух
или идут ко дну
одно из двух


в тарасово   07.04.2009
(м. дынкину)

в тарасово над черною водой
поводит ухом месяц молодой
выгуливает натянув халатец
по вечерам пугливых каракатиц

в тарасово прожорливые рвы
убитый конь бежит без головы
разбитого товарища из глины
хоронят завывая исполины

просвистанные ветрами в тарасово
деревья шепелявят маракасами
пустые люди смотрят исподлобья
на нас с тобой как на свои подобья

как ласковы объятия земли
настало время мы сюда пришли
в простуженные домики тарасово
вдоль матовой реки из плексигласса

раздуй огонь у каменной плиты
пора зажечь засохшие цветы
в тарасово под куполом аллеи
где смерть твоя целуется с моею



докихот   07.04.2009
мотылек в золотой пыли
донкихот раскаленной нити
разбросал ты свои рубли
продырявил последний китель

все отдал разорен дотла
за молитвенный стон стекла
за одну тягучую ноту
упоительного фокстрота

возбужденный трепещет газ
вот вам полька и вот вам вальс
звон последнего серебра
все равно умирать с утра

ночь безоблачна кровь светла
за окном говорит ветла



как сонная река   07.04.2009
твоя любовь как сонная река
течет во тьме ворочаясь слегка
в ее утробе угольные кони
отряхивают гладкие бока

громадна необьятна и черна
твоя любовь, ни берега ни дна
когда она затопит эту местность
ложись и спи - то не твоя вина

как дети растерзавшие жука
как теплый нож в руке у мясника
как пуля в магазине автомата
твоя любовь ни в чем не виновата


бомбы сброшены   07.04.2009
воздух выпущен бомбы сброшены
отвернулась и умерла
охромевшая письмоноша
еле шлепала до угла

откровенность - подруга смерти
убивающая вдвойне
ядовитое милосердие
ты по капле вливала мне

извини запятая пауза
"не" с глаголами ля диез
тишина наставляла маузер
полированный как протез

потолок изучён до дырочки
кровь унялась пропала спесь
я очнулся во тьме бутылочной
что так долго я делал здесь ?

познавал неподкупность случая
ждал как милостыни звонка
телефонной любовью скрученный
до двужильного проводка ?

но себе кулаки выкручивать
наконец не осталось сил
я увидел звезду скрипучую
ту что ветер во тьме носил

не метался не ждал не взвешивал
дверью выстрелил и ушел
было мне бесконечно, бешено
непростительно хорошо


Кульбит   10.12.2006
время горьковатое как сусло
подымает сизые ножи
рекам в окровавленные русла
сыплются свинцовые стрижи

у холмов где слышен рев коровий
кулаки покусаны до крови
яблоням дрожащим по дворам
отрубают руки как ворам

льется закипая померанец
птицы шьют геомагнитный танец
и жестикулирует пырей -
больно жить, сожги меня скорей

рыжий свет сквозит из голенища
лодки бляди выпятили днища
на картонных берегах трава
театрально пала и мертва

с грохотом по застекленным лужам
ходят псы подкладками наружу
мир неповоротливый как кит
начинает затяжной кульбит


Как бесноватые пророки…   10.12.2006
Как бесноватые пророки
Натужно выли водостоки
Лилась лиловая вода
Весны белесые молоки
Домам забрызгивали щеки
Сияли лужи как слюда
И навалившись на ограды
Хрипел захлебываясь сад
Жестикулируя с досадой
Как будто чем-то виноват
Упрямо с самого утра
Текло сегодня во вчера
Сырые тяжелели строки
Часы отсчитывали сроки
Латунным клацая нутром
И жестяной пиная гром
Бежал мальчишка одинокий
С эмалированным ведром...


жить легко   13.11.2006
(кириллу)

миллионами кадил
сад дымился и чадил
пес приблудный мокрым носом
мне ладони холодил

думал я опять война
время смерти время сна
одному в прошедшем лете
нет мне места ни хрена

ты как тонкая игла
беспощадна и мила
прямо в сердце уколола
подойдя из-за угла

переулка нож кривой
ров задернутый травой
я твоим бывал однажды
но теперь я снова твой

***

осень в апельсиновом трико
сигареты спички молоко
люди самолеты пароходы
небо пусто море глубоко

альпинисты падают с моста
спутники глотает пустота
черные как мухи террористы
наполняют людные места

ураган сметает города
в вазе засыхает резеда
клены расстреляли все патроны
и умрут без славы и стыда

на часах один без десяти
ключ потерян нечем завести
уходящим навсегда из дома
на прощанье радио свистит

ни шагов ни писем ни звонков
жить легко и умирать легко


Железные ракеты   13.11.2006
(Александру А. Шапиро)

шипит воображаемое лето
над захламленным книгами столом
помятые железные ракеты
навеки отправляются на слом

дырявые стальные минареты
обугленной пустыни посреди
рукой истосковавшейся планеты
прижаты к лихорадочной груди

разбитые посадочные лапы
горячий исторгают циатим
скрежещут облупившиеся трапы
под синими зубами гильотин

напомни, капиллярная кривая
как дюзы раскалялись добела
как выли, атмосферы пробивая
покрытые окалиной тела !

поставив наземь чемодан никчёмный
на провонявшем гарью ветерке
Рей Бредбери терзает обреченно
измятые билеты в кулаке

и пряча злые слезы за очками
присев в тени на выгоревший шлем
веснушчатыми слабыми руками
свой валидол вытряхивает Лем


Спичечные люди   13.11.2006
пламя хлопает в ладоши
под бровями зданий
темнота черней галоши
спрятанной в кармане

о погибшей красоте
из последней мочи
воет дизель в животе
у чугунной ночи

в раскладушке из песка
заходясь от плача
пишет циркулем река
письма наудачу

там неслышная рука
щиколотки студит
там взлетают в облака
спичечные люди

тонкий пепел в волосах
щепки по откосам
шелестят на небесах
чьи-то папиросы

на косу ложится дым
медленнее меда
палец бешеной звезды
протыкает воду

и свободные вполне
от тоски и чуши
спят у ветра на спине
спичечные души


Кирпичный дом, скрипучие ворота   13.11.2006
каникулы прошли: попрятались коты
зима, как молоток, над Ратомкой нависла
оскалились канав обметанные рты
да ежатся мостов кривые коромысла

жестянка дребезжит стрекочет храповик
выплевывая лед ветрило шепелявый
докурит до усов, поправит дробовик
и пустит по кустам сипящих волкодавов

цинготный календарь тощает до костей
дрожащие леса в потеках киновари
тоскует листопад рыдает коростель
под окнами стоят таинственные твари

у мух анабиоз у времени рахит
хромают умирать заморенные числа
и пристают к ногам искрящие стихи
лишенные тепла, названия и смысла
***
белёс, одутловат и расцарапан
шатается мой дом, укрытый драпом
внутри сидят, насупившись, туземцы:
две женщины сердитые и моль

кладовки, закоулки, переборки
метели нафталина и махорки
запрятанный в стеклянные коленца
неоновый бушует пергидроль

у окон за расческой отопления
шевелятся тихонько привидения
вздыхает шашель, дрогнут полотенца
сквозняк бряцает шпагой, как король

кирпичный дом, скрипучие ворота
где музыка стоит в пол-оборота
где у водопровода инфлюэнца
в окошках звезды
в петлях канифоль


Ангел валится на койку…   13.11.2006
Ангел валится на койку
Не снимая черных крыл
Он сегодня на помойке
Интересное отрыл:

Понедельник кисловатый
Вечный дизель на ходу
И с просроченною датой
Порошковую звезду

Лишаястая дворняга
Насекомые в белье
Нарастающая тяга
К ковырянию в гнилье -

Симпатичнее манеры
Лицедействовать с мечом
Над не ведающим меры
Ненасытным дурачьем

Вот твой угол, вот солома
Вот друзья - козлы и рвань
Никаких тебе Содомов
Никаких кровавых бань

И в гортанях подворотен
Окруженный полутьмой
Он твердит себе: свободен
Я свободен, Боже мой


Принцесса Мононоке   10.11.2006
Белеет парус одинокий
В паскудном море голубом
Под ним принцесса Мононоке
Колотится о стенку лбом

На ней зеленые лосины
И майка группы "Ленинград"
Соленый привкус керосина
Во рту четвертый день подряд

Четвертый день ни грамма дури
Молчит, набычась телефон
Картонный парус ищет бури
Да мухи бьются о плафон

Эх, ей бы вылететь из дома
Под неба матовый винил
Да абстинентные синдромы
Пока никто не отменил

Ушли домой лесные духи
Драконам выключили газ
С засохшей кровью в правом ухе
Принцесса мучает матрас

Кусочек стали в кровотоке
Глядишь, поправил бы дела
Вот только принца Мононоке
В четверг ментовка замела

Прибудут рыцари к рассвету
Пажи взойдут на этажи
Один закурит сигарету
Взглянув на руки госпожи

И в белоснежном паланкине
Свезут ее в начале дня
Прощай, немытая богиня
Прощай, не забывай меня !


у ключицы бьется нить день желтей горчицы   10.11.2006
у ключицы бьется нить день желтей горчицы
я не знаю как мне жить вот бы научиться
кто мне сделает укол облегчит страдания
я ложусь на белый стол для переливания
в воду старого Днепра в тайное движение
перелей меня сестра сделай одолжение
он так тихо тихо катит в теплые лиманы
а с меня пожалуй хватит до свиданья мама

Бертолетова юность   07.08.2005
Как на мятой открытке заря
На ладони моей, угасая
Дотлевает задаром, зазря
Бертолетова юность косая

Торопливой рукой подлеца
Я палил ее, знать не желая
Что останутся цвета свинца
Щепоть пепла и плоть нежилая

Бутафорской икая искрой
Как селитра дымит напоследок
Несчастливый билетик сырой
Сухопутного детства объедок

Попрощаемся, что ли ? пора,
Засвистело мое поколенье
Болтуны, лягушачья икра
Травоядное стадо оленье

С ними мне помирать при луне
Выпивать, размножаться и квакать
Разменяв на сопливую слякоть
Бертолетову юность в огне



Кто-то   07.08.2005
Кто-то пойдет на поправку
Кое-кто - под статью
Кто-то получит последнюю справку
Рисовую кутью

Кто-то послушный знаку
Потный сожмет кастет
Кто-то задавленную собаку
Отволочет в кювет

Кто-то закурит жадно
Кто-то споет на бис
Кто-то промолвив - ушла и ладно
Вылезет на карниз

Кто-то в ботинках новых
Освободит метроном
Кто-то отведав с утра плодовых
Ляжет под гастроном

Кто-то допишет повесть
Кто-то сошьет пальто
Кто-то услышав по радио новость
Сядет с открытым ртом

Кто-то. А мы с тобою
Включим на кухне свет
Выпьем зеленого чая с халвою
И завершим сюжет:

Милая - звезды светят
В небе парад планет
А в нашем доме ни капли смерти
Ни ложки сахара нет


Пропащее   07.08.2005
Если захочешь проще
Слушай
В такие дни
Спины полям и рощам
Дымные мнут ремни

По небу едут дроги
Ветер сварлив и крут
Босые мочит ноги
Долгий заносит кнут

Стылую плаху тащит
Медленный мой палач
Милая я пропащий
Плачь обо мне
Не плачь


Героиновый лев   07.08.2005
(а.королеву)

- Пылеглот, героиновый лев, азиатская темь под глазами. Ты опять поутру, обмелев, мостовую метешь волосами ?

- Там трамвайный звенит соловей. Хороша его беглая речь, но мне пора переулков портвейн разливать и зубрить поаптечно.

- О, газетных ларьков ренегат ! Я никак не пойму, помоги мне - ты свободен от чисел и дат, типографские слушая гимны ?

- Это синий рассвет, посмотри - зацепляет мне ребра за зубы. Это черствое пламя горит, обнимая валторны и трубы. Я в прокуренный космос гулял, заводим лозоходством венозным. За четыре шага до нуля мне назад поворачивать поздно...

...Закурил и ушел, имярек. А зима, не жалея картечи, разбивала декабрьский снег о его треугольные плечи.


Орша. Зима. 1994   07.08.2005
Тот город был довольно чистым:
Вокзал, колючая зима
Затосковавшие таксисты
Водоколонки и тюрьма

В захлебе птичьего дисканта
Непохмеленный вавилон
Сшибал с растерянных мигрантов
Законный первый миллион

У пункта сдачи стеклотары.
Помятый рупор на перрон
Давясь, обрывками гитары
Плевал из тополиных крон

Я шел. Троллейбусные нити
Дрожали в такт едва-едва
Зажатый в капсуле водитель
Шептал неслышные слова

Под бормотание мотора.
Редел последний полумрак
Когда за сквером, у забора
Я вдруг увидел странный знак:

Там, окруженный молчаливым
Собачьим племенем, возник
Вдруг человек. Неторопливым
Движеньем поднял воротник.

И двинулся ко мне навстречу.
В лучах автомобильных фар
От дырки рта ему за плечи
Летел и растворялся пар.

Я замер, дрогнули колени.
Как под водою. Как во сне,
Тот человек в собачьей пене
Вплотную подошел ко мне.

Я не запомнил ни одежды
Ни геометрии лица
Одни лишенные надежды
Глаза живого мертвеца

Сквозь зубы, траченные камнем
Сквозь аммиачный дух мочи
Он пару фраз всего сказал мне,
Сначала было: "Не кричи."

Какое там...кричать не в силах,
Я думал: "Где он держит нож ?"
Тогда вполголоса спросил он:
"Але, ты пить со мной пойдешь ?"

Я головой мотал, не веря
Ушам. Утратив интерес,
Он тихо свистнул, зубы щеря
Сморкнул на землю и исчез.

И, как гробовщиком обмерян
Я закурил, не чуя рук.
Обжег ладони. Сквер был черен,
Лиловый свет лежал вокруг.

Потом гостиница. Знакомый
Сиротский вид на пустыри.
Пол, пораженный меланомой,
Замок, гуляющий в двери...


Жало   07.08.2005
Мне снилось:
Спускаюсь с обрыва к реке,
Пчелиное жало зажав в кулаке,
Пчелиное тонкое жало,
Которое с детства мешало -
Торчало, как шило в сердечном мешке
Кололо, болело,
При каждом смешке,
При каждой пустячной обиде
Я вдруг становился невидим.
И, солнечным светом пробитый насквозь,
Баюкал я жало, что в сердце впилось,
Дрожащей от боли рукою,
Прозрачною, никакою.
И только ночами, консервным ключом
Я ребра себе открывал под плечом
И вынув проклятое жало,
К реке, задыхаясь, бежал
Но медленны ноги и короток шаг,
Во сне - это скажет вам каждый дурак.
Проснусь - темнота, одеяло.
И в сердце шевелится жало...


Небритый ветер февраля   07.08.2005
Небритый ветер февраля
Щекой скребется о филенки
Оконный столбик у нуля
Неловко мнется снег в сторонке
Как дядя в поисках рубля.

Тоска и жуть по всей округе.
Закуришь, смотришь - за углом
Зима, чернея от натуги
Бумажный лед крошит веслом
И озирается в испуге

Кривит в растерянности рот
Сугроба треснувшая туша.
Лобастый маз везет ведро
И крыши, ватники обрушив
По-рыбьи блещут серебром

Февраль и я. Мы с ним вдвоем,
Косые дети Пастернака -
Посуду начисто сдаем,
Берем чернил. Кирять и плакать
Садимся в кухонный объем.


Война   07.08.2005
Учуяв детские макушки
И ароматы тонких шей
Струятся тени по подушкам
Среди ватиновых траншей

На сектора и на квадраты
Разрезан сумрак. По полам
Крадутся черные солдаты
Согнувшиеся пополам

Ползут неслышные лазутчики
Из уличного фонаря
На щеки направляют лучики
Босые ножики остря

Покуда утро ищет ластика
Пейзаж в чернильнице окна
Подслеповатые фломастеры
Исчеркивают дочерна

Погашен свет. Война окончена
Наощупь шевелится жизнь
Глазами попусту ворочая
Сидишь и шепчешь: покажись !

Но ночью узел глаза узок и
Ориентира нет ясней
Дыханья тихого как музыка
Залегшего меж простыней


Заводные самураи   04.08.2005
Заводные самураи, суетящаяся ртуть
Путешествуем трамваем, никуда не повернуть

Что твоя фармакопея - выпадает из горсти ?
Тихо-тихо околеем лишь вода засвиристит

Валидол у корня ночи, ветра мятное драже
Переливчато хохочет херувим на вираже

Перегнись через перила видишь там невдалеке
Перекошенное рыло с черноземом на щеке ?

Где чугунные заборы вырастают из земли
Где кладбищенские воры, землеройки и шмели

Под ногами у заката нарисуй, куда упасть
Благородная лопата, полированная снасть

Не почувствуешь и боли, как рубильник звонко: чик !
Землекоп рубли мусолит, папироску гробовщик


Ковыляет лето ковылями...   18.01.2005
Ковыляет лето ковылями
Мокрыми махая костылями
Пальцами пропахшими салями
Пыльный поправляет малахай

В августе как в спущенном капкане
Женщины с прохладными руками
Ищут утешения в стакане
Примеряя желтые меха

Бархатные пальцы кабальеро
Бросивших банальные манеры
Блытают под платьем из фанеры
Осени истрепанной в стихах
Розданы инфаркты и медали
Глупые инфанты в глуби спален
С горечью полынной у миндалин
Алчут гренадеров и греха

Козодои будто муэддзины
Заклинают зябкие низины
Алым заливаются осины
Отворяя вены впопыхах

Затаив измятое дыхание
Я глотаю тайны мироздания
И плывут хоралы и литании
Через океаны лопуха

Там, где босым Боженька проходил...   18.01.2005
Там, где босым Боженька проходил
По зыбучей границе сна
Пролегла на небе
Среди светил
Золотая моя струна

Самолеты, птицы и стаи звезд
Задевают ее цевье
И тогда дрожит
Как утиный хвост
За грудиной сердце мое

Если чую запах июльских трав
Залихватский
Щеголий свист
То иду, дороги не разобрав
Умоляя: не оборвись

Я не видел мир
Я не понял суть
Я не выпил себя до дна
И покуда ноги меня несут -
Чуть потише, моя струна

Летят с пустых небес...   18.01.2005
Летят с пустых небес
Прозрачные тела
Натягивает лес
Рубашку из стекла

И как левиафан
Из невесомых вод
Кустарники туман
Переползает вброд

Заглатывая плес
В белесое нутро
Он лижет будто пес
Речное серебро
В оправе камыша.
И хлюпает слегка
Размеренно дыша
Заснулая река

Мне влажным языком
Ночь вылижет лицо
Когда я босиком
Запрыгну на крыльцо,

Куда ложится тень
Стоящего впотьмах
Удильщика людей
В болотных сапогах

В руке его лоза
Крючки и поплавок
И ест его глаза
Махорочный дымок

Под мотыльковый пляс
Собачий тонкий вой
Он поджидает нас
Качая головой


В парке имени Челюскинцев...   18.01.2005
В парке имени Челюскинцев
Ходят люди взад-вперед
Улизнув от пыльной улицы
Я смотрю, разинув рот:

Как нейлоновые лошади
Мчатся, логику поправ
Сквозь неоновое крошево
За ракетами стремглав

А потом, задравши голову
На тугие сосны, что
Подпирают неба олово
В мельхиоровом пальто

Как ведет наряд милиции
Цвета рачьего хитина
Забулдыгу - помолиться
Богу охры и бензина

И шершавый, будто терка
Вниз ныряя головой
Возле будки билетерской
Набухает детский вой...

Подводная звезда   18.01.2005
Случится день - неясный, неземной
Придет вратарь заколотить ворота
Закурит клевер золотая рота
Ссутулившись у ямы выгребной

Замедленная кошка на углу
Запрыгнет на гремучий подоконник
Почуяв в искажении гармоник
Как воздух уплотняется в смолу -

Тогда я непременно подойду
И вытащу из мусорного бака
Опутанную туловищем злака
Намокшую подводную звезду

И выгнутся деревья, как оглобли
Плеснет лиловым светом из глубин
А замерший нетрезвый гражданин
Промолвит уважительное: "Во, бля..."

***   18.01.2005
Вот алкоголик Леня
С первого этажа
От бормотух зеленый
Сядет у кромки клена
Клен золотист и ржав
Леня угласт и кроток
С черточками у глаз
В трубочках папильоток
Чистит придя с работы
Дома жена распоротый
Трещиной унитаз
Нету друзей вернее
Дерева и портвейна
Крепче клена, крепленее
Красного с Пиреней
Так, упоенно млея
Леня плывет к Морфею
С профилем, как камея
Весь в пятернях теней
Краток покой во дворике
Ни воробья, ни голубя
На доминошном столике -
Тыквенная чешуя
Леня обласкан миром
За воротник застиранный
Льется, сверкая золотом
Солнечная струя
С барских щедрот дареная
Сыплется, раскаленная
Шуба с плеча у клена -
Крестника октября
Кажется Леня крохотным
Грянет, завидя, хохотом
Глупая и жестокая
Пришлая ребятня
Но не разбить гармонии
Что овладела Ленею
Двор - его гегемония
Пусть не поднять ног
Кажется, сел под кленом
И приобнял Леню
Вытер ему слюни и
Слезы отнял пьяные
На пять минут Бог...

***   18.01.2005
Из чьей-то кухни - "Oh, darling"
А со двора - фигурный свист
Там тополь мой пирамидален
Там клен поджар и мускулист

Конечно, я не так фигурист
Как, скажем, ясень или вяз
Курю "Столичные", сутулюсь
И долговяз, и долговяз

Зато мне ведома причина
Что вызывает скорбный свист -
Идет под липами Ирина
С глазами, будто аметист

И малолетки, замирая
Робеют тявкнуть что-нибудь:
Им невозможный воздух мая
Проткнул мальчишескую грудь...

***   18.01.2005
Потерпевшая бригантина
Потеряв такелаж и порт
Среди мрака и паутины
О комод разбивает борт

Выпадают ее мортиры
Улетают матросы с вант
В запыленном углу квартиры
Словно рында, звенит сервант

Не дошедши Дюма и Юнга
Тонет парусник среди книг
Остается зима. И юнга,
Зацепившийся за ночник...

синей тьмы немые знаки...   18.01.2005
синей тьмы немые знаки
подают сигнал к атаке
и выходят из дверей
десять тысяч фонарей

горделиво и картинно
упирают фонари
костыли свои, смотри –
площадям в худые спины

изменяя облик ночи
нагревая утюги
царь вольфрамовой дуги
тихо открывает очи

и фонарная орда
полоумна долговяза
равнодушным блеском газа
наполняет города

***   18.01.2005
Когда в полУночь зазвучит
Собачий лай из глуби дома
Беззвездный профиль каланчи
Вдруг встанет четко и весомо
В лиловом омуте окна
В кустах сирени у калитки
Рукой незримой тишина
Мотает шерстяные нитки
И кажется, как будто дом
Увечный раб вихрастой ночи
Обугленным зубастым ртом
Опять разжеван и проглочен
И я плыву в реке чернил...

Туда, где крылья уронил
Летучий сон, мой верный пристав
Взойдя на брошенную пристань
Он тихо бродит вдоль перил...

***   18.01.2005
если захочешь проще
слушай: в такие дни
спины полям и рощам
дымные мнут ремни

по небу едут дроги
ветер, сварлив и крут
босые мочит ноги
долгий заносит кнут

стылую плаху тащит
медленный мой палач
милая, я пропащий
плачь обо мне, не плачь...

Выход в город   18.01.2005
1.

Задушенно компрессор тарахтит
Шуршит дождя задумчивый петит
Взбирается на мокрый подоконник
Ворюга-город, плут и гипертоник

Он все на свете тянет под себя
Он искушен в деленьи и дробях
Неразговорчив, не способен к шуткам
Как постовой с испорченным желудком

А ты лежишь расстрелянный неоном
Как дурачок под колокольным звоном
Растерянно руками разводя

Вот-вот вернется сядет в изголовьи
Сопливый ангел бывший уголовник
За вечер нагулявшись по блядям

2.

Шевелятся портьеры еле-еле
Спят негодяи по своим постелям
Коньячный градус выпив, спят бандиты
И видят сны. Во снах они убиты.

Сейчас метать что бисер что икру
И глупо и тебе не по нутру
Закрой глаза иначе не увидишь:
Балконы говорящие на идиш

С залитыми чернилами дворами
Прибитыми к стене профессорами
С летучей паутиной на бровях

Здесь не живут а только строят планы
Не находя постыдным или странным
Грешить по туалетам второпях

3.

У новых из селян такая страсть:
Размахивать рублями, избочась
Гуляй, хомяк, кабацкая пожива -
Ценители разбавленного пива

Во-первых это человечий жмых
Таксисты их разденут во-вторых
На улице октябрь - это в третьих
Но мы не поторопимся жалеть их:

Все оттого что ложка бытия
Для каждого зачерпнута своя
Лизни дружок - соленей или слаще ?

Мы тоже пили уксус и этил
И под шипенье газовых светил
Нам в нос шибало жизнью настоящей

4.

Едва щетина, будут и прыщи
Среди друзей пощады не ищи -
Усваивай уроки и привычки
Сжимая замусоленные спички,

Ты видишь, как горит почтовый ящик
Потом свистит на шухере стоящий
Потом бежишь, мошонку подобрав
Через глухие прерии двора

Кто знает, что ты вспомнишь уходя ?
Своих детей подмышкой у дождя
Домашние чаи и пасторали ?

А может, этот ветер октября
Как с непривычки бронхами горя
Вы на бегу от страха умирали ?

5.

Кого-то отправляют на покой
Не шевельнув ни бровью ни рукой
Идти забывши выправку и норов
По темному ущелью корридора

Что ваш апломб и секретарши-дуры ?
Что пропуск к алтарю прокуратуры
Что секретер из дуба и стекла
Хранящий неотложные дела ?

Вчерашняя услужливая челядь
Добро осиротелое поделит
Не мучаясь ни страхом, ни виной

Хоть ваши шляпа и пальто в два борта
(Вот символы удачи и комфорта)
Еще не миновали проходной

6.

Прельщая идиотов и невежд
Их легион - хоть их топи хоть режь
Поднимутся адольфы и фидели
Покинув пубертатные постели

То парубки крестьянскыя кровей
В опалубке из коз и сыновей
То горцы без папах и без кинжалов
Которых в детстве кто-то унижал

Они - ничто без городского гама
Он их растил, как ласковая мама
Выкармливал за каменной щекой

Теперь, наевши глянцевую спину
Они перекроят ему личину
Недрогнувшей холеною рукой

7.

Еще не покидали гардероб
Притихший как насытившийся гроб
Спесивые песцы и горностаи
Хотя уже неделю как растаял

Последний ледяной архипелаг,
Измученные призраки собак
Из подворотен к жизни вызывая.
Грядет ужо кормежка дармовая

И ласковая сука за кустом
Помашет упоительно хвостом
Как аусвайсом на помойки рая...

Мы живы до тех пор пока чутье
На пищу и на явное гнилье
Не умерло и нам не изменяет

8.

Касанием божественных ланит
Опять тебе затылок леденит.
Греби, поэт, отчалили галеры -
То шорох крыл, то ароматы серы

То круговерть, то поиски покоя
Запанибрата с гробовой доскою
И носятся вокруг обрывки слов
И ходишь, нелюдим и бестолков

Не замечая солнечного света
Не отличая каши от омлета
Среди родных как вражеский шпион

Но напиши хоть строчку - понимаешь
Что эту муку ты не променяешь
На чечевицу и здоровый сон

9.

Занятие, достойное мартышки -
Хранение забытого в кубышке
Нелепого измятого рубля
(Когда-то ты его не прогулял)

Не пропил с пацанами на квартире
Не отдал докучавшему задире
И в тире дребезжащем от пальбы
Не подтвердил давнишней похвальбы

Ни куража, ни гордости, ни слез
Засаленный целковый не принес.
Но отчего так до смешного ценен

Сей казначейский палевый билет
Который вот уже пятнадцать лет
Увы, бесповоротно неразменен ?

10.

Однажды утром в яблочном дыму
Решив, что ты не должен никому
Ни капли крови ни глотка любви
(Какую хочешь рифму назови)

Походишь, вынув сердце из груди
Очнешься и велишь себе - иди
Туда где те, что любят и любили
Тебя, не выбирая или-или -

Отдай им жаркий цвет, соленый вкус
Густого мая заполошный пульс
Звезду отдай указывать пути

И береги их сон в твоей кровати
Где под окном, измученный астматик
Задушенно компрессор тарахтит...

С ножом для колки льда   18.01.2005
Любовь приходит за тобой
С ножом для колки льда
Весенней ночью голубой
Прозрачной, как вода

Любви не положить предел
Как крепость, пал твой дом
А ты, чудак, ее хотел
Оставить на потом ?

Ты думал это не она ?
Что ты неуязвим ?
Теперь ворочайся без сна
Под каблуком любви !

Лежи с улыбкой дурака
На свете всех простив
Лови текущий с потолка
Бессонницы мотив

Живот в крови - нащупай там
Отточенный клинок
За что страдаешь - знаешь сам
Не жалуйся, сынок !

Темно кругом. Любви глагол
Ножом для колки льда
Твою скорлупку пропорол
Без страха и стыда

Зови на помощь, не зови -
Спастись не хватит сил
Тебе не жить, пока любви
Долгов не погасил