Все произведения автора Инга Павлова

Четырех свидетелей в острог...   02.05.2006


Четырех свидетелей - в острог,
поделом, на каторгу, в Сибирь,
чтоб купить недорого восторг
и немного уксуса в имбирь,

И бутылку красного - в янтарь,
и немного меда в акварель.
Приручен мой будто бы бунтарь,
и свербит под ложечкой свирель.

Не свернуть ли в трубочку сырой
день деньской? Предсумеречный вкус
в мандаринах с рыжей кожурой.
Не подуть ли в дудку или в ус?

Не подать ли светлого на стол
в хрустале столетнего питья?
Только то и делится на сто,
что, из рук проворного шитья

отпустив сияющую нить,
жадно ждет, не жалуясь на жуть...
И не хочет, ласковое, жить,
не боится, только бы уснуть.

Разорить сокровищницы книг
и поджечь пристанища ума...
За стеклом твой будто бы двойник.
Впереди - insomnia, зима...

Засвети на лестнице фонарь,
чтоб впустить неведомых гостей,
и немного ясности - в словарь.
Не принесть ли новость на хвосте

птицы, кошки, рыбы, стрекозы?
Под откос - отцепленный вагон,
и немного яду - на язык,
и ладошку правую - в огонь,

на плечо, на левое - сверчка -
просверлить отверстие в виске,
чтобы ты проснулся от толчка
и нашел зарытое в песке

не письмо - послание, нибудь
никому - кудеснику, тебе,
как охапку снежную на грудь
тротуара. Соло на трубе

сонно льет на мельницу метель
суеты на улицах. Куда
ни посмотришь сказочными, Лель,
не глазами - лодками, вода

им под киль ложится по семи
футов в час. В любое время дня
я с тобой. И мысленно (аминь!)
ты уходишь в поисках меня

от молвы, от музыки, от муз
девяти на дождь и на мороз.
Не подуть ли в дудку или в ус,
чтоб малыш немножечко подрос

до подростка. Зернышко не зря
зрело, жгло, царапалось, ждало
твоего в конце календаря
превращенья. Тускло ли, светло,

за окошком, маленькая смерть
выпадает восемь раз подряд.
И немного золота. Не в медь.
А в свинец. И в свадебный наряд -

тополям, и пороху - в ментол,
и немного сахару - в миндаль.
Не подать ли, твердую, на стол
в хрустале синеющую даль?

Не проси у нищего ломоть,
он застрянет в горле поперек.
Языком позволено молоть
и бежать за горечью в ларек.

Не пустить ли вора на порог?
И разлить по кружкам кутерьму...
Четырех свидетелей - в острог,
поделом, на каторгу, в тюрьму.


Натощак в гостинице...   13.04.2006
Натощак в гостинице скрипят кровати
Невелика нежность одеял на вате
Кривизна углов очевидна в дверном проеме
В головах бессоница стоит на стреме
От простуды - лужа в нечаянной ложке
От печали - жидкость в стекле на ножке
На плите прилежно цветут кувшинки
Мотыльками к свету летят снежинки
Из-под зимней куртки торчит футболка
Так проходит декабрь в ожиданьи елки
Две - три строчки в тексте всегда бесценны
Никогда не поздно уйти со сцены...
Новогодний праздник еще сюрпризней
будет, если снова вернуться к жизни

16.12.04

Перцева (или Перцова?)...   11.04.2006
Перцева (или Перцова?)
дома серая громада
давит смутно и свинцово,
и пунцовая помада

губит бронзовые губы,
душит розовая жаба,
чудо-юдо сельдь под шубой
плющит сморщенные жабры.

Жажада подвигов - куда бы?
гонит в тесные утробы
душных баров. Снежны бабы,
и подушечны сугробы.

От безжизненного тела
пульса ровная кривая
прочь стремится оголтело
на шестнадцатом трамвае...

Как из дырявого пакета...   11.04.2006

Как из дырявого пакета
тугая струйка молока,
всю ночь с дивана до паркета
стекала сонная рука,

впадая в пригоршню,теряя
границы русла. До светла
из круглосуточного рая
несли зеленого стекла

предметы антиквариата
в карманах затрапезных брюк,
и в рамки лунного квдрата
прекрасно вписывался круг

знакомств. Комар благоговейно
слетал с лепного потолка.
К стакану юного портвейна
стекала сонная рука.

Пустоту в твоей квартире...   11.04.2006


Пустоту в твоей квартире
буду слушать каждый час
и пушистому задире
на макушку соль из глаз
капать, капать. Изворотлив
ум и совесть не чиста.
От моих ли от ворот ли -
поворот - и жизнь пуста,
как немытая квартира,
как обрубок рукава.
Мир - разрушенному миру...
Стрелкам служит тетива
в недрах крошечного тира,
где живет из ряда вон,
обозначенный пунктиром
мой молчащий телефон.

Устрица пудреницы пуста...   10.03.2006


Устрица пудреницы пуста.
Сорвана пуговица с куста.
"Здравствуй!" - молвить хотят уста.
Изо рта арки торчит верста

Коломенская. Из гнезда
выпадает клювом в песок звезда.
Карман не тянет ни ключ, ни мзда
на проезд в метро. Но днесь езда

под землей - трамваю немой укор.
К языку сердца пришит топор,
оттого и немо оно с тех пор.
Моему окну не поднять штор,

чтоб унять шторм. Нашатырь
поднеси к носу, сглотни штык-штырь,
на твоем месте теперь пустырь.
Там растет эхо не вглубь, а вширь.

В рукаве гостя звенит флакон.
Утюги сыплются из окон.
Дождь нарушает сухой закон,
не нарушаемый испокон.

02.05.02

Мужья все норовят в друзья...   10.03.2006


Мужья все норовят в друзья
Любовники хотят в мужья
Жизнь протекала как нельзя
И птица гибла из ружья

На дне Обводного канала
Все это до сих пор канало

Пока не стало быть всерьез
Невечно венчанного брака
Дитя - каприз или курьез?
Пожитки - хлам и кот - собака

В углу Московского проспекта
И безалаберного спектра

Над Финским берегом дуга
Раскинув нижнее белье
Красотка задницей туга
Улитка утлое жилье

Несет в смирительной рубашке
Оставим прежние замашки

Забудем старые привычки
Накупим сладостей с получки
Расставим точки и кавычки
Причешем когти и колючки

И будем в шашни или в шашки
На тихой набережной Пряжки

05.07.02

Топору по зубам ли полено?..   10.03.2006

Топору по зубам ли полено?
поленюсь полотенце поднять...
И Балтийское, всем по колено,
море, тоже мне, катится вспять.

Слишком пылкое пыжится солнце
растопить, растоптать, растолочь
отравить ледяную в колодце
воду с инеем (бестолочь!). В клочь-

я изодраны локти и джинсы.
Эка невидаль-удаль! В педаль
налимониться, тыча мизинцем
в их сиятельство светлую даль.

В их крондштадтельство, в их синецветье
в изумрудах, стрекозах, стрижах...
Дух последнего лета столетья.
Дом с верандой о двух этажах

с рукомойником, с лестничной дрожью...
По тропинке в соседнем леске
ногомножество и многоножье
муравьиное в храм на песке

тащит каждый свою торопливо
лепту. Лень полотенце поднять...
К шляпке берега лента прилива
прилепилась. Нелепо пенять

и вменять нерадивым пенатам.
Ни стекла, ни кольца, ни ключа...
Сосны мачтовы. Чайки пернаты.
И загар от ступни до плеча.

А в кустах молодая крапива
больно жжет, да такие места!
Но несут запотевшее пиво
из ручья, и уже неспроста

море синее всем по колено,
и взаправду вода солона.
Изваянье прекрасной Елены
с головой накрывает волна.

Херувимоподобных младенцев
несмолкаема птичья возня...
И в попытке поднять полотенце
незаметно проходит полдня.

2000
Репино


Плац Семеновского полка...   10.03.2006
Плац Семеновского полка
помнит смотры, ученья, марши...
Задирая лапу, сердит Полкан
на буханку снега, который старше

января и скоро сойдет на нет,
обнажая спинки дощатых горок.
И опять скребется росток на свет
из окошка. Мал, но еще как дорог,

золотник, зарытый за сотню миль.
К Рождеству завянут шары на елке.
И наткнется стрелкой на полный штиль,
за корму шагнувший будильник с полки.

1998

Потому что явь - это только то, что снится...   10.03.2006


Потому что явь - это только то, что снится.
Залив вытирает берег волной, как тряпкой.
И блестящая муха садится на край страницы
почесать крылья носа или просто поправить шляпку.

Потому что уснуть - это так же просто,
как вернуть тот праздник в моей столице.
Под луной соперники оказались одного роста,
но у них на редкость разные лица.

Что касается остального, то я не в курсе...
Мой ребенок уверен, что я большая.
Он строит город из шахмат и кричит:"Зажмурься!",
чтобы делать то, что мама не разрешает.

Потому что песок ложится наружу фетром,
а с изнанки - ил или перья чаек.
Сигарета не с фильтром, а с сиплым ветром -
Зато не скучно, но я скучаю.

Потому что прибой - только часть прилива.
Точно также, как жизнь - это отрезок детства.
Утром линия горизонта маячит криво.
Место битвы отмечу на карте как место бегства.

Потому что сентябрь - как большая больная птица.
За шестым, как песня, приходит седьмое чувство.
как седьмое небо - над лесом лоскут,тряпица.
Так пустое место зарастает ботвой, капустой...


28.08.98
под Зеленогорском