Все произведения автора Олег Семенко

О стихах   14.04.2006



Когда дорога далека
И в день до цели не добраться
Такие белые снега
На стол мой письменный ложатся,
И дремлют в ожиданье рун,
Ещё невиданных доныне,
И отголоском тайных струн
возводят храм в моей пустыне;
всё явственней, всё чище звук
тепло, тепло – от слога к слогу,
и слово полетело вдруг
Всё меньше здесь, всё дальше. К богу
Заговорило, понесло
Прямой дорогой ли, окольной
Немому космосу назло
Над крышами, над колокольней,
В сто голосов “спасён, спасён”!
В оглохшем небе зазвучало
Без жалости оставить всё
И жизнь опять начать сначала,
С абзаца, с чистого листа,
С безмолвия, с благоговенья
С того, что истина проста
И что она одна – смиренье
Погибнуть и воскреснуть в миг
Всепоглощающего чуда
И в тот момент, когда родник
Вдруг бить начнёт из ниоткуда
Строку покорную свою
Наполнить запахом полыни,
И в ослепительном бою
Пасть жертвой собственной латыни.


Время   14.04.2006
От веселья сто вёрст, до веселья с петлёй или плахой
нам бежать и ползти, день за днём, остывая во тьме,
прикрывая свой срам одиночеством, словно рубахой
по словам, по делам, по холодной, как время, зиме.

Время свито в кольцо, и надето на твой, безымянный,
обезумевший город стальной, дребезжащей струной
подвывающей в тон полусонной тоске оловянной,
расплескавшейся серым плевком по сырой мостовой.

Сжав свои кулаки, ты в озябшие дуешь ладони,
но, повёрнутый в профиль, век, тихо считая до ста
где-то на сорока оставляет сидеть на перроне
и секирой потерь намечает границы поста…

Монолог   14.04.2006
“на каком языке ты со мной говоришь”?
Повторишь
Ты, и долу со вздохом опустишь глаза.
Где – то за
Звуковою чертою остались слова
И едва
Есть такой самолёт, что б её одолеть.
Не успеть
Прошептать “я люблю”, протрезвонить “прости”…
Не спасти,
Даже если в порыве щекою к щеке.
По руке
Хоть гадай, хоть мизинцем води в полутьме
В кутерьме
Все любови растеряны, все шалаши.
Не спеши
прививать себе оспу обиды к лицу.
Всё к концу,
всё к финалу, как в книге, где свой эпилог
не далёк;
не далёк я умом видно, если кричу
“Не хочу
больше видеть тебя” и со звоном стекло
потекло
потекло по сусалам, стекло по усам,
по лесам
по дремучим по нашим обидам, по снам
тем, что сам
рад забыть, да сбылись. Каждый в свой день и час…
все про нас.

























Иногороднее   14.04.2006


(Для И.В)

Ну, здравствуй, пишу тебе кровью, поскольку чернила
в январских потёмках дают равнодушию фору,
и чорт его знает, чем полночь их там начинила,
и вылила в город, об эту ослепшую пору.

Ты помнишь, быть может, как всё оказалось напрасным,
и шило в мешке нам опять подменили на мыльный
красивый пузырь, и никто не сберёг под матрасом
потраченный молью чулок; и теперь по мобильной,

(и с каждым днём более тщетной), я, точно Папанин
шлю радиограммы, в пространство – “я полюс, я полюс”,
но видимо, снегом вчерашним, как ватой завален
твой дом на дрейфующей льдине. И вкрадчивый голос

пера по бумаге, лыжню оставляет длиннее,
чем лица и звуки, впотьмах станцевавшие танго…
Я помню, ты как - то сказал мне: “чем небо синее
тем чётче в нём виден на юг улетающий ангел”…




Север   14.04.2006
Как каплю – океан воды –
Дитя осенней тучи серой
Так нас с тобой утешит север –
Твои глаза, мои мечты.
Всё приберёт остывший лес
Своей неслышной, хладной дланью,
И тихий шелест умиранья
Скользнёт по лезвию небес,
Когда с остывших губ одно
“Люблю”, сорвавшись, станет мною,
твоё, услышав за спиною
в него почти поверю, но
как в то, что суждено забыть,
как помнит слёзы роговица.
… и будет день как вечность длиться,
и время перестанет быть.




Август   14.04.2006



Прощай, мой Август, прощай навсегда, тот, про
Который молчит одинокая птица сталь.
Спеши, улетая в ладонь оброни перо
Тепло забери, но оставь навсегда печаль.

Прощай, твои слёзы были как мёд горьки.
В четверг я тебя позабуду - опять навек
Тебя позабуду. Беги от меня, беги,
Быстрее, быстрее, и не замедляй свой бег.

Ты кончишься, знаю, как всё, что имело смысл,
Как этот последний в твоём присутствии чай,
Как я, Пресвятейший, а я – это просто мысль.
Печальная мысль о тебе, Император.
Прощай.


Последние стихи февраля   14.04.2006
От того, что снег не тает
Кто – то на небе считает
Нам до ста
Вперемешку с Фрэнком Заппой
На устах кошачьей лапой
немота
столь естественна, что спроба
отпустить на волю слово
терпит крах
и куда лететь не знает,
на шурупах повисает
и шнурах,
всё на проволоке, всё на
скрепках, всех красавиц лона
на замке,
под печатями, в портфелях
дипломатских, в мавзолеях,
на песке
у волны средьземноморской,
на краю планеты плоской,
где трубя
что безумный в дудку ночи
понял, всё – же, что заточен
под тебя,
под одну из многих, что – ли
но ни трепета, ни боли
ни сучка
ни задоринки, ни смеха,
канифоль одна утеха
для смычка.
стать бы сыном ложки старой,
сдать себя стеклянной тарой,
что бы в срок
получив пригоршню меди
вторить “азы, буки, веди”
на зубок
Чей-то скоро нам дорога.
Было мало, было много,
Аз и есмь
Классно было, было худо,
Было всяко, и покуда
Все мы здесь.
Сны мои друг другу снятся,
Дни мои во тьму струятся
Как пески
Воскресенье угасает
Даже водка не спасает
От тоски


Ноябрьское   14.04.2006

Однажды в этом городе был снег
Всего лишь день, а сколько нужно гостю
Что бы прийти, порадовать, и после
Рачительным хозяином навек

Быть позабытым. Белое ничто
Над головой раскрыло парашюты
Смеркалось, и застывшие минуты
В салонах остывающих авто

Вершили суд. Небесная орда
Ни горести, ни роздыху не зная
летела навзничь, вырвавшись из рая,
чтоб здесь, внизу исчезнуть навсегда…

…а я стоял, и медленно глядел
как буднично, нет, нет, скорей - нелепо
на землю тихо опускалось небо
и думал я, что вместе с ним предел

придёт печалям, и отступит страх
который нас по этой жизни кружит…
но небо тихо превращалось в лужи,
и отражалось в них, как в зеркалах.



Портрет   14.04.2006
Вещь позапрошлого века, может быть завиток
лепнины на Эрмитаже, или же, закуток
подвала в одном из “колодцев”, где слово “свет”
произносится шёпотом, как перезревшее “нет”.

Действительно, длинношеее, в клетке своих идей,
питается тем, чем обычно пугают детей,
а взрослые сами боятся: - одиночеством, пустотой,
где-то под сердцем, вздохами, просто, той

смесью утраты, с радостью, когда из питья – вино
перебродивших чувств, с привкусом, что всё решено давно,
и, к сожалению, нами, иначе, как объяснить,
что все жили не так, как хотели бы жить.

Вот вам портрет, точнее автопортрет
вещи, личности, века, того, чего больше нет,
но ты не знаешь этого, ни часа не знаешь, ни дня…
обмакни кисть в водку, и обними меня.


Побег   14.04.2006
Февраль был пуст и гулок, потому
молчание его сродни, наверно
твоей улыбке, судя по всему
подаренной не мне; столь эфемерна
была слепая радость; сквозь глазок
почти одушевлённый, в белой раме
взирая на порхающий песок
за полуотворёнными дверями,
где только март, и он один, и где
глаголом мелким рассыпаясь в лето
я снова там, в стихах, как в пустоте
заимствую себя у них, и это
случайный повод, разомкнув кольцо,
довольствуясь предпринятым побегом
столкнуться вдруг во сне лицо в лицо
с последним, свежевыбеленным снегом…