Все произведения автора Мария Малена

Посвящение   23.11.2006
И падал дождь, разлитый тучами, и плечи пробовал на вкус.
Ты на вопрос, мной не озвученный, ответил: Я тебе приснюсь.
Бежали вымокшие женщины, и град летел с небесных пращ.
И ты, стыдясь кого-то встречного, сказал: Ты только не заплачь.
И я послушно не заплакала, и плечи спрятала под зонт,
Хоть с каждой встречною собакою мне выть хотелось в унисон.
И стрелки сыпали минутами, и город ёжился и мок.
И мы – чужие, неуютные - с тобой шагали – на восток.
И я – такая прежде гордая – не знала, что тебе сказать.
А дождь шарахался по городу.
А на востоке был вокзал.


НеСонет   23.11.2006
Я в твоей пьесе – юный веселый паж,
Капелька солнца, вписанная в витраж,
Среди других, что в ночи твои вплелись.

Имя мое – лишь ласточка в стае. Что ж,
Пусть я безус и глуп, без меня, мой Дож,
Пьесе, согласно жанру, не обойтись.
*
Я в твоей пьесе – милая роль без слов.
Шепот мой нежный не потревожит снов -
Ласточки ночью не покидают стай.

Ты не ошибся, давший мне эту роль.
Ты не узнаешь, мой Ледяной Король,
Что по ночам не спит твой озябший Кай.
*
Мне целовать бы край твоего плаща,
В ночь, задыхаясь, имя твое кричать
И, рассыпаясь в ноты, слагать сонет.

Ты же не хочешь слушать моих речей.
Ты лишь смеешься, лучший из Палачей.
…в лавке аптечной надпись: цикуты нет.


Видимо…   23.11.2006

Я придумала тебя, видимо.
Для чего? Чертям одним ведомо.
Глядя в зеркало, тебя видела.
Наводила ворожбу - ведьмою.

Где ты нынче? Листопад огненный,
Выдыхает город пыль осени -
По Фонтанке не плывут окуни,
Тротуар не прорастет озимью,

В тусклом небе не летят кречеты,
Лишь фонарь скрипит-поет кочетом.
Я иду – рука в карман клетчатый,
Непослушная, в кулак корчится.

Я ведь все сама не так сделала,
Испугала ворожбой, словно я
Вправду сильная, всерьез смелая,
Да дождинки на щеках солоны.

Где ты нынче? Листья жгут дворники,
С пеплом запахи летят дымные.
Сквозь асфальт растет травой-донником
Боль моя, до простоты длинная.

Грусть - зверек голодный - ест за душу,
Осень небо залила заревом.
За тобой мне не бывать замужем,
Лишь выдумывать тебя заново.


Miss you…   23.11.2006

а самое страшное - то, что я все-таки верю
тебе ли, в тебя ли, в озноб ли, сковавший колени,
лопатки, затылок, в нетленность твоих повторений
в густой предсказуемости виртуальных истерик,
в тугое молчание на рычагах телефона
(ах да, он отключен), в оракул мобильного «miss you»,
в простудные будни и в иногородние мысли,
в вопросы, вопросы, вопросы… и в их нерешенность
в надежде на пойманных бабочек слов-откровений,
в намек укоризны во взглядах соседей вчерашних,
в твою недо-сказанность…
господи, как это страшно!
а самое страшное - то, что я все-таки верю.


Упражнение на сербскую тему   23.11.2006
Глаз долой – кто помянёт прошлое.
В десять лет и камень в пыль скрошится.
Семь потов с тебя сойдет, брошенный -
Не купить меня теперь грошами.
Ты не веришь, ты ворчишь в бороду.
Плачет полночь над моим городом,
Переулки гнут бока хордами.
Знаешь, Йован, я теперь гордая.

Не струюсь теперь к ногам пряжею,
Дуг бровей не подвожу сажею.
Не встречаю у дверей каждого,
Кто заветные слова скажет мне.
Мне теперь не каждый гость суженый.
Как взгляну - так зимней жжёт стужею.
Лишь один придет домой к ужину.
Видишь, Йован, я жена мужняя.

Ты ушел из дома прочь отчего -
Не давало ночью спать зодчество.
Йован-плотник, становись в очередь -
Уговорами меня потчевать.
Не ходи к реке за мной по воду.
Не давай для болтовни повода.
В сердце дверца под замком кованым.
Только сына я зову – Йованом.


Назовем депрессией   23.11.2006

Страшно до дрожи действовать опрометчиво.
Трусость моя скулит в темноте за шторами.
Что-то осталось важным, но незамеченным.
Что-то произошло. Назовем историей.

Где ты земля, ну где ты, обетованная?
Выпью до дна коктейль сигаретно-блюзовый
И упаду – навзрыд - в глубину диванную.
Думала, всё окей? Назовем иллюзией.

Что-то случилось в ночь с четверга на пятницу.
Кто-то добрался вплавь до моей америки.
Я же кусаю тонкую плоть запястную.
Я же реву взахлеб. Назовем истерикой.

Помню, гадала: лето пройдет, и что потом?
Поиски смысла нынче не интересны мне.
Так же люблю - вполуха, вполглаза, шепотом.
Что-то мешает жить. Назовем депрессией.


Оригами   23.11.2006
Оригами – журавль бумажный, кусочек счастья.
Оригами - бумага в клетку, чертеж пунктиром.
Мне казалось, что осень -
это пора прощаться,
Но бубенчики-дни звенят мне твои мотивы.

Твои звуки волной прилива текут по венам.
Твои запахи стаей птиц в диафрагме кружат.
Остается садиться в лотос.
Глядеть на стену.
Про себя повторять: не нужен он мне, не нужен.

Скорость бега песка в часах потеряла важность.
Мне не нужно в пустыне рек и небесной манны.
Отпускаю синицу в небо.
Журавль бумажный
Остается на всякий случай лежать в кармане.


Татьянин день   23.11.2006

Чашкой кофе недопитой
Вечер кончился кабацкий.
Дверцей хлопаю - закрыта,
В шубе путаюсь дурацкой.
У таксиста деловитый
Говор южно-азиатский.

Отвезти куда, подруга?
Разозлилась до икоты.
К горизонту и по кругу.
Удивленно смотрит. Что ты?
Не ломала б что ли руки,
Поревела б, коль охота.

Господи, прости, помилуй.
Так реветь – добро бы спьяну.
Мама раму недомыла,
Мама хлещет валерьяну.
Брежу что ль? Видать, простыла.
Время – полночь. День – Татьянин.

Ну, скажи, чего ты хочешь?
Умереть? Молчу. Не знаю.
В незакончившейся ночи
Фонарей огарки тают.
У таксиста, между прочим,
Счетчик тикает, считает.