Все произведения автора Антон Прозоров (Владимир Липатов)

Рaul Сelan   21.10.2008
это надо проделать
дойти до предела
чтобы колючая лира
встала в гортани мира
встала в гортани века
чтобы его перегнуло через перила
и вырвало в реку
твоим телом

Октябрь   20.10.2008
Черный сарай на станции погорелой,
в воздухе горечь, кровью земля пропитана,
время неизлечимо больно гангреной,
прелые листья пахнут печалью приторной.

Выкурить самокрутку, запечь картошку,
вымазать руки в саже, и вдруг привидится:
нас закопают в красной кирпичной крошке,
где-нибудь тут, под Винницей.

сонник   30.09.2008
а она ты знаешь жила негромко
собирала мысли слова дела
собирала марки с волнистой кромкой
собирала счастье не собрала

подступила осень усталость старость
и рефрен такой мол пора пора
в телефонной книге ее остались
только раритетные номера

а какие платья поди надень их
не по моде нынче не тот стандарт
но ее коллекция сновидений
и сейчас невиданный авангард

так бывало ночью в лицо ударит
белоснежный ветер но вот беда
эти сны кому их потом куда их
никому наверное никуда

до свиданья жаворонки и совы
трепетанье ситцевой пелены
до чего мы господи невесомы
несладимы призрачны неполны

сеанс   30.09.2008
- солнце разбрызгано по сугробам
- ставят капельницу зиме
[не отвлекаемся, смотрим в оба]
- май дрожит как воздушный змей
- шумный широкоформатный ливень
- палой листвы на полу возня…

можно было и кропотливей,
можно было подробней снять.
малобюджетный, короткометражный
год на исходе, экран погас,
и в кинозале пустом и страшном
валятся титры, заносят нас.

парижанка   30.09.2008
вот, стоим и мерзнем, стоим и курим,
провожаем фары, сугроб пинаем.
и с какой-такой, непонятно, дури
занесло нас в эти края, родная?

оглянись: провинция из провинций,
тишина – как будто надел ушанку.
но и в этом ватнике, в рукавицах
для меня ты – первая парижанка.

ну и что, что ночью, что на отшибе,
что ни денег нету, ни веры в чудо,
мы же сами – сильные и большие,
не волнуйся, выберемся отсюда.

отец   30.09.2008
так учил он меня летать забрасывал в небо и говорил лети
хапай крыльями пустоту набирай высоту обживай простор
сын мой будет тебе закат позади восход впереди
не смотри на мать что рыдает что тянет руки постой постой
у нее другая сила иное дело на то и мать
дай ей волю век бы жалела держала тебя птенцом
а тебе положено облака кроить синеву просеивать ветер мять
выйдет срок сын мой станешь и ты отцом

высотки   30.09.2008
даже высотки знают, что небо - дом,
тянут ладони к свету, пока растут,
это потом их сковывает бетон
и обвивает горло железный прут.
я - крановщик, я знаю, что говорю,
видел не раз, как падает в небо кран,
как арматура вспарывает зарю
и окропляет пепельный котлован,
как расправляет крылья над пустырем
архитектурный комплекс, пыля окрест,
стряхивая леса, и, ты знаешь, в нем
минимум миллион пассажирских мест.

A Hard Day's Night   31.03.2008
Мои руки пахнут машинным маслом,
Да какие руки - медвежьи лапы.
Я рабочий день пролежал под Маздой.
Я пишу постскриптум при свете лампы.

Не скрипит перо, не текут чернила.
Я стучу по ноуту в двадцать первом.
И поскольку я - рядовой чинила,
Я уже не тщусь разродиться перлом.

Мои руки пахнут солярой, глиной,
Коньяком, купюрами сто и тыща.
И я точно знаю, что если сгину,
То меня никто уже не отыщет.

Протекает кран, протекает время,
Опадает хлопьями штукатурка.
Я не знаю автора этой хрени,
А не то бы точно прибил придурка.

Я пишу постскриптум и мне не больно.
Ничего не чувствую кроме лени.
Говорят, мне завтра лежать под Вольво.
Но с меня довольно. Санёк подменит.

Алые ленты   04.10.2007
Алые ленты вьются.
Кружится танцовщица.
В памяти остаются
Лица.

Лица подобны белым-
Белым цветам во цвете.
Лента, взмывая, пела
Ветер.

Лилия распустилась.
Лента взметнулась выше.
Только не отпусти нас,
Слышишь!

Только кружи невестой.
Только держи нас вместе.
Мы же – взлетим отвесно
Песней.

Если растаю...   26.07.2007
Если растаю как снег, как свет,
Если растаю как в небе стая,
Если в осенней сырой листве
Я затеряюсь, то что оставить?
Что за мерцающий тайный код,
След исчезающий, отблеск зыбкий?..

Я бы хотел как Чеширский Кот
После себя сохранить улыбку.

номер   13.07.2007
послушай
если я не говорил тебе об этом раньше
а я так много говорю
что могу и забыть

послушай
это неизмеримо важнее всего прочего
это как множество мощности континуум
в сравнении со счетным множеством

послушай
когда на Уолл Стрит
курсы всех денежных единиц
в пересчете на время
продемонстрируют
головокружительный нисходящий тренд
когда ядерные грибы
начнут тереться шляпками друг о друга
и сыпать ядовитыми спорами
когда Всадники Апокалипсиса
с самодовольными минами
проскачут мимо Макдональдса

ты знаешь что делать

мой номер
плюс семь девятьсот одиннадцать
девятьсот десять восемьдесят девять
семьдесят пять

позвони
что-нибудь придумаем

Трамваи   06.07.2007
в осеннее утро
в молочный туман
уходят трамваи

такое не забывают

угловатые птицы с металлическими голосами
невзлетевшие самолеты

позвякивают на прощание
по-детски и мужественно

прощайте
прощайте
прощайте

туман рассеется
рельсы разберут

Мари   20.06.2007
Бенгальским огнем горим,
Но холод необорим.

Над бездной парим, Мари,
На пару и на пари.

Мари, что ни говори,
Мы странное попурри.

Мы бренные мотыльки.
Как пошло, о Боже, как пошло…


На природе   20.06.2007
Бор качался, а я скучал.
Мне скучается на природе.

Дятел дереву настучал,
Разумеется, о погоде.

А о чем еще говорить,
В самом деле, не о любви же?

Вот, смотрю я вокруг, Мари,
И любви ни хрена не вижу…


Прощайка   20.06.2007
Так кончаются все новеллы,
Так вещает помощник Word’а:
Кавалеры – на каравеллы,
Королевы – за клавикорды.

Над причалом закружит чайка.
В будуаре уронят чашку.
Для духовных людей прощайка,
Что считалка для первоклашки.

Вот и нас посчитали, Darling,
И, как водится, водит ветер.
Проводник из него бездарный –
Значит, нам ничего не светит.

Значит, впрок закупись платками,
И займи свой досуг Скарлатти,
Наблюденьем за облаками
И эскизами новых платьев.

Бессоница   20.06.2007
Когда почивать невмочь,
Картуз набекрень – и в ночь,
Глазеть на речной туман.
Все прочее – от ума.

На набережной найдешь
Нетрезвую молодежь.
Поэту тут пары нет.
Локтями – на парапет.

Вот баржа ползет с трудом,
Как многоэтажный дом.
Вот мост разевает пасть,
И барже той – в нем пропасть.

Записывай, не робей,
Что камень воды грубей,
Что воздух нежней воды,
Что жизнь это проводы,

Что быть бы хотел другим,
Что – вот – на воде круги,
Что время – круговорот,
Что утро уже вот-вот.

Спираль   20.06.2007
По лыжне ли, по ржавой жиже ли,
Мы дошли в настоящий день,
Но одно непреложно – выжили.

Среди улиц и площадей,
В миллионном минорном Питере,
Мы очнулись. И вот итог:
На сегодня мы – победители.

Завтра – следующий виток…


Грани   20.06.2007
Мы – в отражениях, в наложениях плоскостей,
В зеркальных гранях.

На стыках пространства осколки ранят,
Доходя до костей,
До сердца, до сердцевины смысла, до края
Речи, что умирая, не умирает,
Но звучит за пределами, на границах
Преломляясь, дробясь, на двадцать-тридцать
Отблесков, миражей, созвучий
Трепетных и мятежных, жгучих,
Тающих, ускользающих друг от друга,
И от нас, от нашего взгляда, кисти,
За пределы круга
И мысли.

Но бывает – стечение обстоятельств,
Схождение неизбежностей в неизбежность,
Наложение световых пятен,
Нулевая погрешность,
Явленное единство
Смысла и вымысла, здесь, сейчас,
Точечное как выстрел,
Беззащитное как свеча.


Декабрьская лыжня   20.06.2007
Мы налетели на метели,
На дебаркадер декабря.
Лыжня, движение даря,
Легла как шов на белом теле
Земли, уснувшей до поры.
И мы вовсю клубили паром,
Кружа по снежным тротуарам
Со снежным смехом детворы.

И все смешило, все смешалось –
И корабли, и города,
И снег, и воздух, и вода.
И жизнь сама на жизнь решалась.
На риск, на радость, напролом,
На удивление, на чудо.
И было все как слово «буду».
И было все белым-бело.


Ленинград   20.06.2007
Северное сереет
Небо над головой.
Высоковольтны реи
Города над Невой.

Тяжесть гранитных палуб.
Брызги на рукава.
«Целого мира мало» –
Шепчет во сне Нева.

Ломаных ватерлиний
Лакмусовый чертеж.
Крен изумрудно-синий
Вечером ты даешь.

Трюмы твои угрюмы,
Заперты на засов.
Но различу за шумом
Тремоло парусов.

Я бы – куда прикажешь!
Я бы с тобой – во льды!
Я и на дно бы даже!
Только люби и ты.