Все произведения автора Алена Сократова (Алена Сократова)

*** (Поезд тронулся виновато...)   26.06.2009
Поезд тронулся виновато,
Обрывая твои слова.
... И не верится, что когда-то
Так манила к себе Москва,

Чернокнижила, волхвовала,
Ворожила, брала в кольцо,
За нежнейшей фатой скрывала
Белокаменное лицо.

...А вчера почему-то в Финском
Добродушней ворчал прибой
И грустя провожали сфинксы
Окольцованную тобой.


*** (Столько звезд во Вселенной ...)   26.06.2009
Столько звезд во Вселенной – и каждая, видимо, чья-то…
Позабыла: их – больше. У каждого есть не одна…
Ты все лето искал Альциону у края заката,
Только летом на наших широтах она не видна…

Столько звезд – выбирай… А за эту – особая плата.
Обжигают гортань и лишаются смысла слова…
Не спеши уходить, астроном. Не звезда виновата.
Упадет – не отыщешь: такая густая трава…


*** (С тихой нежностью ...)   11.04.2009
А.П.
С тихой нежностью город Петра
Отпускает, как птицу с ладони.
Слёз не прячет. Но знает: пора.
Только грусть снаряжает в погоню.

Вот и свиделись, город Петра...
Ты не страшный, ты вовсе не страшный!..
Я об этом узнала вчера –
И смеюсь над тревогой вчерашней.

Я смеюсь... Это было вчера.
А сегодня – слезою подвеска...
До свидания, город Петра.
Может, встретимся на Достоевской?..


Снежная королева   11.04.2009
А.П.

Ветер пронзающий – не согреться,
Если разводят нас, как мосты.
Там остается кусочек сердца,
Где остаешься ты.

Хмурая Балтика в одночасье
Лето оставила позади.
Как же сказать тебе – возвращайся?..
Слышишь? Не уходи...

Заколдовала?.. Прости. Невольно...
То не вина моя, а беда.
Веришь ли – это ужасно больно –
В сердце – осколок льда...

Руки мосты воздевают к небу,
Нас на тебя и меня деля.
Веришь ли – Снежная королева
Тает без короля...


Не-блюз звездного неба   11.04.2009
Вечер такой, что могла бы – сыграла блюз –
Гордую музыку тех, кто попал в немилость.
Вечен закон, по которому каждый плюс
Кто-то неумолимо меняет на минус.

Кто-то меняет. А может быть, я сама?
Может, и так. Я уже ко всему готова.
Вот оно, небо. Кому-то – в горошек тьма,
А для кого-то – обложка "Книги Иова".

Правда Иова – это не кислый яд
Вашей цикуты. Ее не закусишь хлебом.
...Кто-то играет блюз на струнах Плеяд,
Туго натянутых между землей и небом...

Это не блюз. И прав был чудак Дали.
Что я смогу добавить к его картине?
Вот в пустоте беззащитный берег Земли.
Звездное небо. Распятие посредине.


Из письма к Модильяни   11.04.2009
...А я еще живу. Смотреть не пригласила б,
Да ты б и не узнал ни облик мой, ни стих.
Я знаю, что уже давно не так красива,
Как на рисунках тех шестнадцати твоих.

А стих – он стал острей, и сдержанней, и резче,
И проще, может быть, и тише... Стал стихом.
Равно число морщин числу сердечных трещин.
Со мной такою ты не можешь быть знаком.

Боль ревности моей, крыло твоей свободы –
Все выцвело слегка и стало восковым.
Лишь сладостный июнь того святого года
Сияет, как звезда, сквозь предзакатный дым.

Когда бы кто-то смог судьбу мою расстроить,
Все в ней перевернуть, внушая наперед,
Что я не напишу "Поэму без героя",
И "Реквием", и все, что Бог еще пошлет,

Что не пройду сквозь строй, звенящий и чеканный, 
Ты знаешь, может быть, мне было б все равно...
И, может, это я, а не малышка Жанна,
Шагнула б за тобой в открытое окно...


*** (Нам колыбелькою Земля...)   11.04.2009
По мотивам романа Л. Улицкой "Казус Кукоцкого"

Нам колыбелькою Земля,
А небо – пологом в горошек...
Я так хотела, мой хороший:
Не отнимая, не деля,

Не расставаясь ни на час,
Друг в друга душами врастая.
Как жаль, что вспыхнуть и растаять
Придется мне и в этот раз...

Уж поздно. Сумасшедший бег
Замедлим. Не теперь, так после
Душа попросится не в космос,
Ей будет нужен человек.

И через эру долгих лун
Нас принесут друг к другу волны.
Я пустоту в тебе заполню,
Ты вспомнишь все, и станешь юн,

И обретешь опять покой...
Так спит младенец бессловесный,
А колыбель висит над бездной,
Хранима бережной рукой.
. . .
Рука качает малыша,
И улыбается Хранитель,
И я, как летний день, в зените,
И ты – души моей душа...


Роза - Маленькому принцу   11.04.2009
Кто его знает, зачем улетаешь ты...
Видимо, принц - так уж должен пойти на принцип.
Как ты не понял: барашки едят цветы
Лишь потому, что цветам не хватает принцев!

Как ты не понял: практически нет нужды
В ширмах, и колпаках, и шипах впридачу
Здесь, на квадратном метре твоей звезды...
Это роса, мой любимый. Цветы не плачут.

Ну, улетай же. Пожалуйста. В добрый путь.
Помни: цветам по душе становиться в позу.
... Может, взглянув на небо когда-нибудь,
Скажешь: "Где-то живет моя глупая роза..."


*** (Сумрачный день потух...)   11.04.2009
Художники! Или расцветим массу мы,
Иль та всей серостью нас бросит на помост.

В. Лукьянов, "Монолог из средневековья"


Сумрачный день потух.
Больно внутри. Живая.
Дом обратился в слух.
Моцарт, сороковая.

Кто-то такой родной
Спустится с пьедестала...
Вот и еще одной
Флейтою меньше стало.

Флейта ли, дудка, кисть -
Жертвы игральной кости.
Кто на рассвете ввысь -
Вечером на помосте.

Дом позабыл про сон,
Тонет в слезах оркестра...
Такт отбивает Он.
Не торопись, Маэстро!

Как ни высок полет -
Будет душа Твоею,
Чаша не обойдет
Нового Амадея!..

Благословенна боль,
Та, что лишь раз дается.
Плачущий дом, g-moll...
Сороковая, Моцарт.


Викингу   11.04.2009
Коршун трупов вчера предсказал вам опасный поход.
Это, в общем, не новость, но я почему-то поверила.
Нынче вечером твой остроносый, осанистый флот
Уплывает на юг, к побережью великой империи.

Там, у теплого моря,  съедобный янтарь – виноград…
Солнцем золота жаждет согреться промозглая родина.
Я хочу одного – чтобы ты возвратился назад,
Я об этом прошу и тебя, и премудрого Одина.

Про тебя говорят: ты разбойник, и легок твой хлеб.
На такие слова я всегда отвечаю молчанием.
Про тебя говорят: ты король и вершитель судеб,
И свою я тебе отдаю безраздельно, отчаянно.

Я смотрю на закат, что расплавил твои корабли,
Там зловещее солнце горит турмалином на золоте.
…Леденящие сумерки трогают плечи мои,
Но тепло на груди от подвески из римского солиди.