Все произведения автора Леонид Козлов ( Леопольдус)

Терциада   03.01.2004
Одна моя нога другой старее
на десять лет. И сдохну я скорее,
чем объясню кому-то этот бред.
Но мысль меня еще страшнее гложет:
вторая не на десять лет моложе,
как логика гласит, а на пять лет!

На этих двух ногах я, между прочим,
((хоть каждая из них другой короче
на три вершка)) - в дурном полубреду
((а может, в полусне полунормальном))
полу-иду в сознаньи минимальном,
а строго говоря, полу-бреду.

Бреду я в направлении, обратном
тому, куда бреду я. Непонятно?
Нелепо? Популярно объяснить
готов: вдоль некой нити путеводной
Мой путь туда направлен, где исходно
К концу начала та стремится нить.

Путь, мною нескончаемо идомый,
ведет не к храму и вдали от дому
произлегает – тяжек, каменист,
Тернист, порою страшно вертикален,
закован в лед, оснежен и оскален -
А я, увы, давно не альпинист.


Нечто не в пользу автора   04.12.2003
Шагает по бульвару клещ элитный,
Энцефалитно-мультимиэлитный -
Шлем бакелитный, панцирь монолитный
и слитное с обличием пенснэ.
Шагает таракан ему навстречу -
изыскан, элегантен, безупречен,
печатью вожделения отмечен
к перу Гюго и музыке Масснэ.

А с фланга приближается фаланга
(два шланга за спиной от акваланга),
грядущая этапом Бонн – Паланга –
Катанга – Чунга-Чанга – Богота.
А с мачты брига в эту холодрыгу,
весьма обрыган, валится барыга
(недоглядел, понеже с реи прыгал) -
босой, без парашюта и пальта.

А дале что? Поклоны, реверансы,
кадансы, консонансы и романсы,
взаимные коммерческие шансы?
Увы – судьба их вместе не свела.
Один протер салфеткой окуляры,
второй добавил в бак себе соляры,
а третий кариозные моляры
спасает от грозящего сверла.

Судьба четвертой, скажем, неизвестна.
((Я полагаю, крайне неуместно
Судачить о четвертой. Честно, честно!
Стесняюсь. Благородство не дает.
Забудем)). Ограничив эту повесть
Лишь тем, что позволяют честь и совесть
изречь мне тут - пойду домой, готовясь
принять пилюлю: автор - идиот.


ЛЮБОВЬ   14.12.2001
Любовь без границ, без конца и без края,
Любовь, что масштабом сродни океану,
Любовь, в твоем пламени жарком сгорая,
Тебя возношу и пою неустанно!

Тебя я пою, о предмет моей страсти,
О чудное диво, о дивное чудо -
Ты даришь мне свет, наслажденье и счастье,
Ношу тебя в сердце везде и повсюду!

Ни с чем не сравнить упоенье тобою,
Кошмарны страданья, когда тебя нету –
К тебе я навеки прикован судьбою,
Скреплен наш союз нерушимым обетом.

В тебе – совершенство возвышенной цели,
Симфония красок, палитра аккордов,
Напевность Петрарки и кисть Боттичелли,
Гармония мысли и мудрости корни!

В тебе – вдохновенья и силы истоки,
О дивное чудо, о чудное диво,
Тебе посвящаю я лучшие строки –
Любовь моя, страсть моя, светоч мой -
П И В О!

Тело   14.12.2001
Мудрецы друг друга бьют по рожам
От избытка здравого уму:
Истина, уж коль всего дороже,
Требует разборок посему.

Я встревать в ученый спор не смею
И влезать в чужое амплуё:
Эта вся премудрость - леший с нею,
Философить - дело не мое.

Приползу домой из гастронома,
Осушу пол-бани из горлА -
Вижу мир скрозь линзы астронома
Глазом гималайского орла.

Поделюсь простецкой думой личной:
Тело наше - идеал всего!
Нету ничего эргономичней
И функциональнее его!

Голове, взяв за уши, удобно
Придавать вращательный момент.
Голова забор сломать способна -
Чем она тебе не инструмент?

Без инструкций всем ясна, как лапоть,
Наша человеческая плоть:
Груди дамам, чтоб мужчинам лапать,
Попа детям, чтоб ее пороть.

Позабудьте Канта и Декарта,
Проще репы логика моя:
Сердце существует для инфаркта,
А лицо и почки - для битья!

Для чего печенка - для цирроза,
Голова мужская - чтоб лысеть,
Пальцы v чтобы мерзнуть от мороза,
Шея v чтоб удобнее висеть.

Множество различных всяких функций
Для телес природа припасла.
Дан хребет природой нам для пункций,
Лоб - для пули, зубы - для сверла.

Падая, не подстилай соломы,
Не снижай падения эффект:
Руки, ноги v то для переломов
Просто исключительный объект!

Но объект бывает и субъектом,
(Универсализм присущ Творцу):
Твердо убеждались в этом те, кто
Получал ногами по лицу.

Не хочу кого-то в пыль молоть я,
Приведя сей маленький пример...
Славен будь Аллах, создатель плоти,
Наших тел творец и инженер!

Кошку покрасишь...   14.12.2001
Кошку покрасишь -
Век не отмоешь,
выпустит когти -
Волком завоешь.

Крашеных кошек
Век я стираю,
Как это делать,
Оченно знаю.

Коли стирать вы
Кошку решили -
Это в стиральной
Надо машине.

Кошку сначала
Сунем в авоську,
Узел завяжем
Прямо под моськой,

И аккуратно
Стиснув бока ей,
Сетку в машину
Мы опускаем.

Чтоб эффективно
Кошка стиралась,
В воду добавим
Хлорочки малость.

А в идеале
(Знаю я нынче)
Вместо водички
Нужен бензинчик.

Чистенькой станет -
Дале подругу
Традиционно
Бух в центрифугу.

Ну, а отжали -
(Цикл почти весь уж!)
Тут же за хвостик
В ванной повесим.

Ну, а в итоге
(Высохла, вроде)
Мы утюжком ей
Стрелки наводим.

Майские Хибины   14.12.2001
Дочь декана факультета
(где учился я когда-то),
что была моим предметом
потаенных воздыханий
и неразделенной страсти,
утром солнечного мая
по косой спускалась с плато,
с верхатуры ловозерской*.
Парой сотен метров ниже
я по склону подымался,
напрямую, по ступеням,
привязав к загривку лыжи,
чтобы на плато, деловито
этак щелкнув соломоном*,
оттолкнуться, и со свистом
лупануть из белой выси
вниз по склону, в зелень леса,
что стелилась под ногами
изумрудно и маняще.
Дочь декана, дочь декана,
вероятно, и не знала,
что проклятым Династаром*
раскроила на две части
сотни тысяч тонн снежищу,
Что лежал себе на склоне
и спокойненько искрился,
майским солнцем освещенный,
никому там не мешая -
Гладок, нежен и прекрасен.
Десять тысяч тонн, что сверху,
как и прежде, продолжали
глазки радовать туристам,
не спеша себе идущим
по лыжне на дне ущелья.
Триста тысяч, что пониже,
вяло так, потом быстрее,
с громом скорость набирая,
Покатились вниз по склону
полноценною лавиной.
Дочь декана, снежным вихрем
окатив на повороте
пару елочек зеленых,
черными блеснув очками,
черной птицей улетела
(черной молнии подобно -
да простит меня Максимыч
за кусочек плагиата -
Лучше строчки не придумать...)
в неизвестном направленьи.
Снег швырнул меня, как щепку,
и понес на дно ущелья.
вперемешку со стволами
елок, выдернутых с корнем,
с образцами четвертички,
брекчий, руд и минералов,
характерных для района
Ловозерские Хибины
и добыче подлежащих.
И добавил к этой каше
восемь с гаком тонн туриста,
растянувшегося цепью
сим погожим майским утром
По лыжне на дне ущелья.

_______________________________

Для ясности, кому не знакома специфика:
Ловозерские тундры - популярный район Хибин
соломон (точнее, Саломон) - тип креплений
Династар - фирма спортивного снаряжения

тела поездов в тупиках мертвы   14.12.2001
............................. A.E.

тела поездов в тупиках мертвы
пусты коробки вокзалов...
а когда-то с дорогой мы были на "ты"
и жизни казалось нам мало

когда-то (ты помнишь?) мы шли на риск
сходиться, сливаться, срастаться...
когда-то мы были молоды вдрызг
и просто могли расставаться

но быстро иссякли наши пути
теперь от дорог лишь усталость
...тела поездов в тупиках мертвы
пусты коробки вокзалов
______________________________________

Давно без колес лежит паровоз,
Облупленный вдрызг и ржавый.
Застыл у перрона недвижный хвост
Обугленного состава.

В коробке вокзала хочу билет
Купить я себе на Тулу -
Да только смеется в ответ скелет,
Присохший костями к стулу.

От жути кружится голова
И в пятки душа упала...
...Шумит зелененькая трава,
Ковром покрывая шпалы,

Порхает солнечный мотылек
В тени молодого леса
И ярко-синий большой цветок
Торчит между ржавых рельсов.

РОМАНС ПАНА КОМОРОВСКОГО   14.12.2001
(Стишок навеян воспоминаниями о классическом фильме "Мечта", в котором
роль пана Коморовского блестяще сыграл артист Михаил Федорович Астангов)


Официант, налейте мне вина!
Я так хочу, чтоб музыка звучала,
И можно было жизнь прожить сначала,
Чтоб жизнь была веселия полна…
А впрочем - нет, не надо мне вина!

Официант, подайте мне гуся!
Ах, не хочу - обратно унесите,
Мой аппетит - ты вечный искуситель…
О, не спешите, блюдо унося -
Официант, верните мне гуся!

Официант - шампанского хочу.
А впрочем, нет - заткните, уберите,
Вы сядьте здесь, со мной поговорите…
О, что за вздор - конечно, заплачу!
О, я богат и все мне по плечу!…

Официант, я вновь хочу гуся.
А впрочем, нет - форэль под маринадом,
А впрочем, нет - форэли мне не надо,
Я был так прав, гуся у вас прося -
А впрочем, нет - не надо мне гуся…

Официант, я женщину хочу.
Официант, я женщину желаю!
Я неуемной страстию пылаю,
Где кабинет? - зажгите там свечу…
А впрочем, нет - не надо, не хочу…

Официант, мне кофэ - и живей!
Вы ненормальный- чашка на тарэлке!
Сменить на блюдце!.. А оно столь мэлко,
И цвет не тот… Подать мне трюфелей,
А впрочем… Тут же! Быстро! Мне видней!…

Официант, не знаю, что решить.
Официант, подайте мне сигару -
Отдамся я табачному угару,
А впрочем. нет - извольте потушить…
О, не извольте руганью грешить!..

Официант, какой быть может счет -
Я ничего не выпил, не покушал,
Я ничьего покоя не нарушил -
Меня никто к суду не привлечет …
Официант, какой быть может счет?

Граф Растиньяк   14.12.2001

(Стихотворение выстрадано автором).

Как ныне сбирается граф Растиньяк
Врача посетить зубяного.
Уж месяц лопатами грузят мышьяк
В дупло ему снова и снова.
Увы, понапрасну v врач тук или тык,
От боли наш мученик в хрюк или в крик!

Граф чувствовал: в воздухе пахнет грозой,
И сердце беды ожидало:
Ему Эсмеральда, цыганка с козой,
Ужасную смерть нагадала!
Шипя, как змея, уверяла его,
Что примет он смерть от дупла своего!

- Уж лучше сожгу я вам нерв кислотой,
Чем сыпать мышьяк бесполезный!
Куда побежали вы (гонится) - стой,
Назад! - так-то лучше, любезный!
Слегка потерпите (заносит он шприц) -
И нет - не вопите, не падайте ниц!

В дупло загоняет он графу иглу
И в зуб кислоту нагнетает -
Страдалец орет, он уже на полу
Руками-ногами мотает,
Минута, другая - обмяк он, поник
И медленно высунул синий язык.

От стука по зубу приходит в себя,
Кричит от мучительной боли.
Задумался доктор, парик теребя,
Работой своей не доволен.
- Диаметр канала, видать, слишком мал !
Зубилом придется расширить канал -

Готовьтесь! - Отбойный берет молоток,
Зубило пинцетом вставляет,
Со лба на глаза опускает щиток,
Компрессор воздушный включает,
Зубило безжалостно в зуб он вонзил
И с грохотом жало в дупло погрузил!

О ужас! Что графу капкан и аркан -
Мелькая руками-ногами,
По стенкам-по стенкам он как таракан
Забегал-забегал кругами,
Под кресло вбежал он, спасаясь от мук,
И шариком скрючился там, как паук.

- Любезнейший! Зуб вам зубилом долбить -
Считаете, слишком жестоко?
Тогда я, мон шер, попытаюсь убить
Ваш нерв электрическим током!
Месье, силь ву пле, спрячьте ваш пистолет -
Стреляться - идите в другой кабинет!

Свинцовую полосу доктор берет
И на руку жертве мотает.
Шурупообразный второй электрод
В дупло пациенту втыкает.
- Изволите легкую боль ощутить -
Терпите, покуда не кончу крутить!

От боли той легкой наш граф заорал
И вымок в секунду до нитки.
Он в ужасе шнур электрический драл,
Идущий к орудию пытки.
- Извольте не буйствовать, герр кавалер!
Даю для начала пятнадцать ампер!

Слегка потерпеть не сочтите за труд -
И подал на зуб напряженье.
Так грешники, право, в аду не орут,
Как мученик в эти мгновенья!
Врач стукнул по зубу - Не больно, мой друг?
Ответом врачу был болезненный хрюк.

- Мне жаль, дорогой - но сеанс повторить
Нам надобно ради успеха-
-От сотни ампер зуб трещит и горит
И графу совсем не до смеха!
Растрескался зуб, обгорел, почернел,
А граф неподвижен и бледен как мел-

Врач стукнул по зубу - граф как заорет!
- Живуч у вас нерв, это точно!
Тогда (плоскогубцами гвоздь он берет)
Мы метод надежный восточный
Попробуем (гвоздь на спиртовке калит) -
Пардон, если зуб ваш чуть-чуть поболит!

В рот графу, чьи челюсти пытка свела,
Распорку стальную вставляет
И гвоздь, раскаленный почти добела,
Он жертве в дупло забивает.
И пал бы от крика, что несся при том,
И сам Ерихон, и с Гоморрой Содом!..

Врач шилом в дупло прогоревшее тык -
Молчанье в ответ. После стука -
Донесся до уха лишь сдавленный мык,
И то заглушаемый пуком.
- Финаль, монсеньор, се си бон, вуаля -
Поссибле без боли вам нерв удаля!

Довольный, дантист закрутил рукава
И тотчас, успехом влекомый,
В зуб графу ввинтил он, живому едва,
Шуруп, нам до боли знакомый.
Ногою упернувшись, с силой рванул -
И в вопле чудовищном мир утонул!

Не слышал с рождения дремлющий мир
Такого ужасного крика!..
Сотряс, говорят, он далекий Кашмир,
Памир и Пуэрто аж Рико.
Без крыш весь Париж и без стекол Марсель,
В Гренобле обрушился сель на отель.

-Граф ноги едва из руин уволок
С торчащим из зуба шурупом.
Врачу по башке угодил потолок,
Тотчас его сделавший трупом.
За зверства судьба наказала его -
Не будь он дантист - все б оно б ничего-

-На улицу вышел, а улицы нет!..
У графа в глазах помутилось,
Увидел на миг ослепительный свет,
Упал - сердце больше не билось-
На свете печальнее повести нет,
Чем повесть моя про зубной кабинет.

Конец   14.12.2001

Недуг не в силах превозмочь,
я нет, не звал
В Р А Ч А,
И не о помощи в ту ночь
душа моя
К Р И Ч А -

И хоть была судьба ко мне
сурова и
Ж Е С Т О,
Готов я был принять конец,
не уронив
Д О С Т О.

Конец не в силах превозмочь,
я нет, не звал
П О П А,
И лишь могильщики в ту ночь
могилу мне
К О П А...

Я знал, что яма для меня
уж вырыта
В З Е М Л Е,
И шел, молчание храня,
куда мне рок
В Е Л Е.

БУХОРА   14.05.2001
Твердыня мусульманского Востока,
Благословенна будь, о Бухора!
В веках хранима волею Пророка,
И завтра будь такою, как вчера.

Да отразят твои святые стены
Кощунственной эпохи грозный вал,
Да оградят от гибели и тлена
Стезю, что нам Аллах предначертал.

Гляжу на мир, и волосы от горя
Горстями рву из старческой брады:
Чернеют всюду, град святой позоря,
Неверных псов поганые следы!

Не персы, не кашгарцы, не индусы,
Главу которых милует Аллах -
Шайтаны ходят в облике уруса
По Бухоре в вельветовых штанах!

Трамваи всюду, школы, рестораны,
Полно заводов, фабрик и больниц,
Мужчины здесь не ведают Корана
И женщины не закрывают лиц!

Ужель на них небесной кары нету?
Ужель возможно примирить Ислам
С трамваями, штанами из вельвета
И пляскою неоновых реклам?

Ужель дано десницею Аллаха
(Хвала ему!) погибнуть нам? Ужель
Нам, правоверным, не спасти от краха
Оплот Ислама, веры цитадель?

В единственной оставшейся мечети
Ломаю спину я, творя намаз:
Дай силы нам, пока живем на свете,
Аллах, свершить твой благостный наказ,

Дай силы вознести булат над миром,
Свершить твоею волей газават,
Смерть ниспослать гяурам и кяфырам
И возродить священный эмират!

И да сольются снова воедино
Звезда и полумесяц в вышине,
Да будут здесь, как в пору Насреддина,
Живьем гореть неверные в огне,

Да возродится древний дух, который
Был славою великой Бухоры!
Да будут здесь, как в давешнюю пору,
Дувалы, глинобитные дворы,

Ишаны, ишаки, муллы и мулы,
Мечети, мавзолеи, медресе
И древняя гробница Темиркула,
И тополя в предутренней росе,

Арча, арканы, арки и арыки,
Акации, айва и алыча
И осужденных жалобные крики
На площади под плетью палача,

Секиры, кирасиры, минареты
И муэдзинов заунывный зов,
И шариата строгие запреты,
И ямы для эмирских должников,

Доносчики и стражники эмира,
Ростовщики, урусы в кандалах,
И золото далекого Кашмира,
И головы гяуров на колах,

Барханы, барабаны и бараны,
Табибы, гончары и кузнецы,
Хабибы, дастарханы и духаны,
Присяжные, ответчики, истцы,

Рабы, арбы, арбузы, аркебузы,
Июльский зной и зимние дожди,
Веселье Рамазана и Новруза,
Глашатаи, везири и вожди,

Халва, халаты, латы и заплаты,
Босые пятки наглых торгашей,
Холодный блеск дамасского булата
И рваные лохмотья дервишей,

Базары, воры, подати, налоги,
Мазары, звездочеты, мудрецы,
Колодки, плахи, пыльные дороги,
Колодцы, полководцы и купцы,

Имамы, аксакалы, саксаулы.
Намазы при полуденной жаре
И мерный шаг ночного караула:
"Спокойно все в священной Бухоре!",

Таньга, нуга, дутары и отары,
Такыры, абукыры, паранджи.
Тандыры, табуны, чалмы, чинары,
Чеканщики, чайханщики, хаджи,

Шурпа и плов, нукеры и аскеры,
Мечи, камчи, загоны для скота
И славные потомки Искандера,
Идущие с победой сквозь врата,

Паломники, верблюжьи караваны,
Сады в прохладной лунной тишине
И строки из священного Корана,
Начертанные вязью на стене...

...Твердыня мусульманского Востока,
Благословенна будь, о Бухора!
Храни тебя Аллах от злого рока -
Священный лик вернуть тебе пора!

БАБНИК   14.05.2001
Люблю я баб - чудесным даром этим
Всевышний наделил меня сполна.
Не хлеб, не соль, а пуще всех на свете
Мне стрась и ласка ихняя нужна!

Ух, эти бабы! Весь я в ихней власти,
Об их мои и грезы и мечты -
Влекут меня порывы ихней страсти
И злые чары ихней красоты.

Что не чуждаюсь я всего земного -
Пустая фраза, в ёй намека нет
На то, что сам великий Казанова
Передо мной - засушенный аскет!..

Всегда с бабьем я тонок, остроумен,
А главное - могуч, неистощим!
Распутин знай про это - сам бы умер
От зависти к способностям моим!

С тобой я, баба, в вечном поцелуе -
Пущай ты неприступна, как скала,
Пущай наоборот - себя не чуя,
Летишь ко мне раздемши догола!

И пусть ежом торчат Амура стрелы
Из любящего сердца моего,
И пусть торчит - а это первым делом -
То, я себя не мыслю без чего!!