Все произведения автора Мария Глушкова ( Мария)

***   13.04.2006
у них была одна на двоих фотография,
одна история севера, один цветочный горшок.
они танцевали танго на кухне в тапочках –
он говорил – дружок,
ты наступил мне на ногу
она смеялась, запрокидывала голову, отодвигала спину –
-у тебя –говорила –шок – признавайся - шок?

он подходил к плите, разогревал котлеты на ужин –
-я тебя все равно не покину –
она говорила –
-ты мне нужен.

они завязывали друг другу за шнурком шнурок –
он ей на спине она ему на ботинках –
в это время в дверь звонили - звенел звонок -
он опускал руки, а она выпрямляла спинку.

потом наступала зима –так мело мело - как никогда ни одной зимой
ни летом -нет нет-
она ставила пластинку в патефон с граммофонной иглой
и считала на пальцах сколько прожито зим, сколько лет.

цветочный горшок пылился, он в него иногда курил.
она собиралась на север и забывала па.
она не знала только - какая на север ведет тропа -
и он рисовал ей карту на бумажке с пятнами от чернил.


голуби   05.04.2006
меня убили году в сорок пятом
под польским городом
уже и не вспомнить названья
меня пыталась спасти санитарка
а до этого младший лейтенант с пшеничного цвета усами.
я лежала сначала в поле
потом на спине лейтенанта
на койке у санитарки
у меня были большие глаза и губы
и пули
то ли внутри а то ли
снаружи
уже и не вспомнить точно.
младший лейтенант принес меня санитарке. после
кормил голубей на крыльце - гули-гули –
а санитарка всё перевязывала всякие мои места –
дырявые - скорее всего - от пули
или ещё от чего. шептала дочка.
они сказали оба - и санитарка и лейтенант невесёлый –
что наступила война
поэтому меня и убили
а теперь война подходит к концу
и хорошо бы мне выжить.
но голуби так отчаянно ворковали на подоконнике
о том что война никогда не заканчивается –
и вдруг все куда-то вышли –
и санитарка и лейтенант с усами.
вот так меня и убили
году в сорок пятом
под польским городом.
может быть под парижем.
уже и не вспомнить названья.


***   30.03.2006
у них была одна на двоих фотография,
одна история севера, один цветочный горшок.
они танцевали танго на кухне в тапочках –
он говорил – дружок,
ты наступил мне на ногу
она смеялась, запрокидывала голову, отодвигала спину –
-у тебя –говорила –шок – признавайся - шок?

он подходил к плите, разогревал котлеты на ужин –
-я тебя все равно не покину –
она говорила –
-ты мне нужен.

они завязывали друг другу за шнурком шнурок –
он ей на спине она ему на ботинках –
в это время в дверь звонили - звенел звонок -
он опускал руки, а она выпрямляла спинку.

потом наступала зима –так мело мело - как никогда ни одной зимой
ни летом -нет нет-
она ставила пластинку в патефон с граммофонной иглой
и считала на пальцах сколько прожито зим, сколько лет.

цветочный горшок пылился, он в него иногда курил.
она собиралась на север и забывала па.
она не знала только - какая на север ведет тропа -
и он рисовал ей карту на бумажке с пятнами от чернил.


рыба   08.02.2006
рыба моя ходит по берегу вдоль реки
рыба говорит мне - о какое маленькое у тебя лицо! –
а потом опять и опять-
мол мне до тебя дотронуться не с руки –
я ложусь рядом с рыбой вздыхаю - опять двадцать пять!
опять ты поссорилась с матерью и отцом!
у рыбы губы навскидку – ланиты, да,
и плавники потрескались рядом со мной лежать.
когда пересыхает во рту рыба говорит - уйду туда где течет вода-
туда где плавают шевелят плавниками отец мой и мать.
я глажу рыбу по голове говорю хорошая ты моя
как же я без тебя стану жить в этом месте где берег реки где воздух черней меня.
рыба поворачивается на бок уходит из-под плавников земля
цепляюсь за плавники - рыба рыба это я тебе говорю –
здесь - вдоль реки - мне в одиночку только локти сгибать
только колени сгибать голову вниз клонить –
рыба не уплывай рыба я же тебя люблю!
рыба смотрит глазом прозрачным открывает губы-
у меня же отец там и мать.
и потрескались плавники.
и очень хочется пить.



псв астрид   21.11.2005
астрид красила губы краской
красной как мак - в цвет помады - пластырь
клеила астрид на палец средний
стоя в халате х/б в передней.

здесь за оградой скворцы на ветках
соль от воды на припухших веках
наши колени под тёплой кожей
жмутся друг к другу впритык в прихожей –
после бегут – продолжают гонку
вдоль островов вдоль домов вдогонку
в гетрах приспущенных вниз ребенку
вдоль островов вдоль дворцов и дверцы
в сердце печальное в сердце сердце.

на островах тишь да гладь туманы
розы белёсые в вазе вянут
астрид зевает сквозняк по пяткам –
наши колени впритык вприсядку
вдоль островов вдоль чужих прохожих-
теплые сонным теплом прихожих

где мы ходили - чернила сохли
губы у астрид белели глохли
рамы оконные вяли астры –
розы белёсые астрид астрид
где мы ходили - озера мёрзли
астрид зевала стелила простынь
где мы ходили – пустое место
в сердце исплаканном.
в сердце.
в сердце.




стгклм, венди   15.11.2005
дорогая венди, пишу тебе шепотом.
тут такие камни лежат под ногами, что шепот - слышен.
дорогая венди, в этих краях однажды, в одном большом доме меня накормили
теплыми пирожными.
это было так странно, венди, так необычно,
что на утро у меня заболел живот от воспоминаний.

в этих краях зеленые острова
велосипедные, венди - с шинами и цепями.
с большеглазыми пупсами, венди, сидящими днями
в детских комнатах - с приоткрытыми ртами.
и у каждого, венди, круглая голова.

на одном таком острове, венди, я вставала рядом с длинным прозрачным морем.
а потом и озером, венди. вода это переизбыток
наших с тобою чувств, проливающихся слезами.
я вставала рядом, языком проводила по нёбу- так много соли –
будто это пот выходил через рот. так много рыбок
с чешуею блестящей –в этом море, венди, в этом озере –не охватить глазами.

в этих краях большое как солнце сердце
в каждом пупсе, венди, в каждой комнате детской.
мое не болело, билось как метроном – и вправду
расскажи-ка мне правду, венди, розовую - как пупсы-
отчего не снимают здесь платья чтоб снять черно-белую кардиограмму,
не возвращаются в дом с в доме выцветшей занавеской
чтобы вернуться чтобы верней вернуться
в эти края –
к тебе, венди?




про горшки   15.11.2005
пересаживать кактусы из горшка в горшок-
пока не закончатся все горшки –
имя твое не помнит память моя, дружок,
у памяти нынче другие, дружок, дружки

мой монпарнас- бабушкино трюмо-
пудру- поверх –так - чтоб не видно глаз-
черноебелоечерное - всё одно-
губы учатся вслух говорить alas!
руки учатся быть по бокам: бери!-
там берега кисельные - там покой-
мой монпарнас- красные фонари –
за синей - длинной – в полный мой рост – рекой.
каждый твой шаг - десять моих шагов –
до алтаря, где скажут: пойди проспись!
снимешь рубашку, выпьешь болиголов,
колой запьешь из банки: ну здравствуй, жизнь!

пересаживать кактусы в купленный впрок горшок-
никогда не закончатся глиняные горшки…
имя твое не помнит память моя, дружок,
у памяти нынче другие, дружок, дружки


половодье   07.08.2005
я говорю тебе не ходи по воде сворачивай не ходи
кипячу чайник кипячусь сворачивай кричу сворачивай – наугад.
я не вижу тебя я не знаю есть ли ты есть ли где-
сзади меня впереди –
друг ли ты мне дорог ли мне друг ли брат.
не ходи говорю туда
не ходи по мокрой воде.

там за лесами горы в лесах живут
красавицы спящие-
во сне поворачиваются на живот
хлеб жуют
смотрят сны про тебя - идущего по воде –
морщат рот
ищут тебя глазами закрытыми - где ты где.
кипячу чайник кипячусь кричу громче весел громче ветра кричу громче всех
вот он вот.
кручу на пальчике нитку так веретено
вертят принцессы в сказках и на бобах-
какая буква выпадет какое имя тебе дано–
живущему у них в снах –
у меня на губах.
нитка кончается - вот оно вот оно.

на букву такую нет никаких имен.
кипячу чайник форточку опечатываю – разглядываю карниз –
вода течет отовсюду, со всех четырех сторон –
в глаза, вдоль ладоней моих, на живот и – по бедрам - вниз.





про суок   13.07.2005
непогода стояла во дворцовом парке. гроза.
кукла наследника тибула крутилась у зеркала.
выгибала спину.
у нее было платье с воланами. и большие рысьи глаза.
и балетные тапочки.
и розовый рот - печальный и длинный.
сумерки подступали из-за дубов.
тибул поправлял на платье воланы, кушал пирожные.
развязывал на башмачках шнурки, ложился у зеркала, мял жабо.
решал проблему неразрешимую-
нельзя ли
можно ли.
ресницы куклины закрывали половину куклиных щек.
кукла выгибала спину и вместо мама говорила еще еще.
вставала на цыпочки тонких гнущихся ног.
тибул одевал ее в синее платье и называл суок.

а потом наступило первое марта. растаял лед.
синицы ходили по подоконникам. дворец дремал.
тибул стоял возле зеркала – ждал звука балетных тапочек –
придет суок – не придет.
суок не пришла.
и куда она делась никто –
кроме синиц –
не знал.




к эльзе   17.07.2004
моих лолит хватит на всех и сразу.
пока торопливые нетерпеливые пальцы
доберутся до кружевных подвязок-
лолиты успеют поплакать и посмеяться.
стать погремушкой. спиться. сплясать на нитке.
выйти с поклоном. с третьей-с колен - попытки-
встать. сойти с ума по ступенькам –
станцевать с партнером пластмассовым летку-еньку-
за кусочек от шоколадной плитки.
носить халатик выше лодыжек. выше
тех мест, откуда солнце всходит – как прыщик
на ухоженном теле каждой моей лолиты
вскакивает - и приходится каждому телу впору.
моих лолит хватит взахлеб начитаться книжек –
написать неприличное на заборе –
в распростертые руки падать -
разрушить город
из песочных башен – внутри каждой моей лолиты-
замести следы засадить сады стервы семирамиды –
и просто пашни –
поливать слезами. потирать ладоши. приговаривать: шито-крыто.

но когда полетят с севера к югу птицы
мои лолиты станут рыдать и биться
головами в стенки рухнувших разом башен
станут ползать и собирать песчинки
заплетать на затылках волосы и носить мальвинки.
называть друг друга по имени маша маша
в распростертые руки падать водой сквозь сито
в пальцы падать нетерпеливые –
мои лолиты
эти с размазанной тушью лица
по которым плачет мама. еще больница –
как мои лолиты по рухнувшим разом башням –
в день, когда на юг прилетели с севера птицы.


про галеты (* "...нет на земле моего короля")   01.07.2004
1.
король мой, корабль отплывает назавтра-
молиться метаться мыть руки и вилки-
сплести крепче пальцы - подняться по трапу,
махнув на прощанье платками. повидло
в бутылках прозрачных - беречь от ударов-
галеты на завтрак - ни много ни мало –
в какие-то дали в какие-то веси
корабль отплывает. король мой, ты здесь ли? –
губами на ощупь по лбу -нет простуды?-
нет смерти, король. я помою посуду.
поставлю подсвечники в ряд- чтоб светало.
молиться метаться мыть руки - и ставни
наотмашь распахивать - грудь нараспашку
моя - белокожая грудь – под рубашкой
ночной, мой король. наши бдения тщетны.
за веслами мы будем кушать галеты-
галеты на ужин - галеты на завтрак –
об этом напишут газеты.
нет смерти.
король мой, корабль отплывает назавтра.

2.
ты, -говоришь мне, -не ложись рядом со мной, ступай прочь,
открывай окошки, отдергивай занавески, плачь,
иди по свету лунному, становись точь-в-точь –
точка на небе звездном. рожай дочь –
в дальних краях и странах, где жив ковыль,
где вдох на выдох сбивается, сны- в пыль,
где покосились крыши чужих дач-
рожай детей, отдергивай занавески, плачь.

так утираю слезу рукавом вдоль-
ниже щеки - туда, где дрожит ладонь
держит ли отбивает ли такт издает стук
сердце мое
падает под каблук соскальзывает с пальчиков падает мнет ковыль –
мальчики. дачники. превращается боль в быль.
занавески бьют по лицу - не отнять рук –
превращаются сны в пыль, превращается быль в боль.

3.
в тридесятом царстве
за тремя десятками километров
ели галеты на завтрак. кончалось лето.
сворачивали шезлонги. носили пижамы ночью.
ты называл меня королевой –
в тридесятом царстве
за тремя десятками километров.
я откусывала галеты-
рожала - ступала вдоль лунного света –
приподнимала брови-
не разжимала руки.
за пределами тридесятого царства - наши с тобой отношения - мой король –
называли любовью.
а мы и не знали. так - умирали со скуки.


про галстуки   01.08.2003
у агафьи галстуков не бывало сроду-
мужики обходили избу этак вёрст за тридцать.
агафья шлялась по выходным к колодцу-
не для того, чтоб в ведра набрать водицы-
глянуться бабе какой иль- глядишь - мужчине-
замуж не выйдет – пересидеть погоду

но бабы все целомудренны были носили косы
галстуки не носили месили тесто
минуты не выкроят, чтоб подойти к колодцу
каждая в прошлом и в белом была невестой.
им не было до агафьи совсем никакого дела.

еще агафья ходила смотреть как садится солнце.

верила в бога агафья боялась чёрта
знала, что бог не носит галстуков - не сгибает шеи.
выглядит благообразно. не выстригает челку.
мечтала в город податься подальше. податься в швеи.
шить разноцветные галстуки. белой ниткой
смётывать швы пальцем смешным в напёрстке –
и - было бы небо большим - подходить к калитке-
чтоб посмотреть как – красным - садится солнце.







на Елисейских   02.07.2003
март /первая половина/

ты пьешь перно на Елисейских.
я - мартини в московских барах.
снег подтаял – пойди повесься-
мы с тобою уже не пара.
параллельно вношу поправки
в твой портрет на моих афишах –
принимаю цветы и ставки-
диски – видео – кольца – книжки.
Елисейские – там, где – крышей
небо - крашеной голубятней-
я сжимаю в ладошках вишни –
наблюдаю за красной каплей.
ты пьешь водку на Елисейских.
то же - я – на площадках лестниц –
мир - размером в зрачок - и тесен –
цвета горького шоколада

февраль /первая половина/

честь теряю на Елисейских:
под коленками – теплый воздух-
тошнота подступает к горлу.
холодает - пойди напейся.

из хорошего - две монетки:
на метро и мешочек вишен.
я читала: рожают деток
друг от друга.
у нас не вышло.

февраль /вторая половина/

март пророчит метеоролог,
шприц пророчит анализ крови.
цифры в столбик – насколько долог
путь по сумрачным Елисейским?
полосе доверяю встречной
больше, чем докторам и картам.
надеваю прямые плечи –
доедаю остывший завтрак.

…весна-
это когда в животе не теплей
чем пальцам на животе –
даже если бы захотел…
тчк.
абзац.














кулиски   01.02.2003
гумберт ходит на дискотеки. там дети. танцы.
у гумберта крепкие нервы и узкий галстук.
у гумберта губы по - женски – блестяще – красным.
у гумберта я-тонким телом - и низко-косы.
а мне поделом: я развратна - почти раздета-
одетту хотел ты, идиллию - где там - где там! –
и я шарахаюсь от прохожих. гетто –
это когда разглядывают без спроса.
у гумберта-гумберта против меня улики:
медленно пуговицы из петель – вот так улитки
по суше передвигаются.slowly-slowly.
у гумберта-гумберта шрам от аппендицита
он напевает под нос себе: чита-дрита -
перевирая мелодию. безусловно
можно войти в историю, походив без блузки.
кнопку нажав на пульте с названьем пуск – и
разнести всё к чертям: гумберта вместе с миром.
можно напиться вдрызг и сыграть мальвину –
можно с утра – проснувшись - пойти с повинной
к кружке-
и, обхватив руками себя, умереть от скуки
.…
расчеши-ка мне, братик, волосы против ветра,
деревянной гребенкой. до крайнего миллиметра.
расскажи мне про веру в то, что наступит лето –
и еще чего-нибудь - просто звуки.







рейс   05.01.2003
расхристанные двери гастрономов
впечатаны в глазницы - черно-белым –
что в лоб - что по лбу - в череде поклонов-
чем ниже - тем отчетливее стены.
а я бы всех любила – полюбила-
но хочется - таблеток. желтых. твердых.
чтобы понять - какая, к черту, гордость-
когда лежишь - а на колготках – дырка-
когда от страха ощущаешь кости.
безбашенные церкви. плиты- камни
центральных пешеходных - всех ведущих
в конец- начало – в приоткрытой ставне-
внутри девчонка. с улицы - старушка.
точить коньки ножами. и крепленья
с железным звоном вытряхнуть в кровати-
шептать себе сквозь зубы: хватитхватит
и лыжу мерить. в рост. до одуренья.
зимы не будет- не- не- будет- будет –
оттают трубы – трубочки – и – тундры-
а я бы вас любила – людилюди-
а я бы целовала - прямо в губы.
забыла, как ты пахнешь пряно пьяно.
хожу бордюрами – на них не так уж тесно.
я дам тебе на инглиш телеграмму –
когда найду почтамт.
читай: воскресну.



функция грина   12.10.2002
я не бывала в краях, где бывали датские принцы-
не видела меловые скалы и копенгагена сваи-
шила себе корону из ватмана – золотистым
цветом раскрашивая. пальцы о пяльцы сбивая

горацио - градусник мне и морфину в вену –
посуществуем в инерциальной системе отсчета-
я буду единственной у правой стены. у левой-
лежащей на груде спутанных папильоток.

прерии - в пену - дымящиеся под ногами-
о гамлет – гамлет - последняя амальгама-
та - что в подковах – снизу - под рысаками-
и - извините - в градуснике. но мало.

быть бы шафраном. шафером. круче – шрамом
на Вашем теле - шикарном - о гамлет –гамлет.
или шерифом датским. шофером мамы
Вашей же.
жилкой на шее под трикотажным шарфом.

быть бы в кокошнике (но королевской крови)-
самой роскошной – (в светлых - под кожу – джинсах)-
пожелай мне – горацио - вежливо: будь здорова-
в вену морфин загоняя из голубого шприца.

датские па-де-де - вас пока забуду-
как в реверансы складываться - рикошетом-
если – горацио - будешь молить о чуде
тех - наверху - передавай приветы.

гамлетом - гамлетом вот бы назвать дворнягу-
чтоб откликалась и нос был из замши черной-
я научилась – горацио - прятать под платьем флягу-
в ней проносить каберне. иногда - касторку.

о гамлет -гамлет - в твоей дневниковой прозе
будет и обо мне пять буковок мелким шрифтом?
знаешь – горацио - а вчера наступила осень.
время снимать короны.
слагать молитвы.


на Бернабеу   24.07.2002
I
солнце садится лучами
на черепицу
крыш полусгнивших-
пропитанных-
терпким –
мадридским
запахом
цедры-
цокотом
кастаньет-
капеллы епископской-
(платереско)-
пением-
лето мое-
на Бернабеу-
тихо ступает по детской-
и занавески
пьяно трепещут –
тянутся –
(тканью)-
к телу

II
мышцы размяты в ниточки
(до предела)-
я бы хотела поужинать
чипсами с колой-
(сесть на уколы)-
чтобы не помнить тебястадионБернабеу-
ты - совпаденьем согласных-
как сотни иголок-
в коже моей
абрикосовой.
где-то слева
колет
(до колик под горлом)
острым –
осколок-
сердца-
и отрастают волосы
цветом
белым

III
(сценка «мореска»)-

джинсы на мне-
на тебе – безрукавка из шелка-
в ночь Бернабеу
становится темно-зеленым –
газоном-
где для подсветки –
глаза мои-
желтым неоном-
где мы танцуем фламенко –
в ладоши-
до стона-
и из земли-
по-зо-ло-чен-ного
оттенка-
пыль выбиваем-
октавой –
до крошек.
до дрожи.

(в коленках)

а Бернабеу из кресел
на скрюченных ножках-
одеколон твой вдыхает-
(пульсирует венка) –
мне в позвоночник им бьет-
беспощадно и резко.

IV
«хороший» -
я называю тебя-
буквами в ухо-
суффиксами-
и слухом-
имя
переплетаю с моим-
и-
звуком-
в грудь загоняю-
в шейную втулку-
мальчика с девочкой
на шнурочек подвешиваю-
глиняной фенечкой-
и под ключицей и в темечке-
чую-

стемнело

V
на Бернабеу-
в штрафной-
босиком и беспечно-
перед тобой –
(при)-
поднимаюсь-
и плечи-
небу-
протягивая-
членораздельно-
отчаянно-
с (за)
главной первой-
верх-
вопрошаю:
вечность?


VI
на Бернабеу мы сняли стори альмодовара круче-
и пока одеколона не выветрился запах-
меня ломает:
шелест газона-
то, как на фенечке узел скручен-
имя твое-
и я забываю о том, что наступит завтра.



ягоды   18.07.2002
ягоды ягоды ягоды ягоды
зеленые красные синеватые
переспелые – снятые
очумелыми от жары
пальцами –
а я – как всегда:
-не пойду - мне некогда-
куча дел - выпендриваюсь-
ты – побаиваешься
долго говорить по мобильнику-
потому что я как-то заметила-
-время - деньги.
а теперь –
каждый день-
стоя на остановке-
я смотрю на пупырчатую клубнику-
в корзинках-
я не знаю - где ты-
у тебя больше нет имени –
я кидаюсь к линкам
в надежде найти и купить эти ягоды-
но они давно уже –
(вероятно)-
проданы-
киснут -
джемами жидкими-
в чьем-нибудь доме-
или –
(возможно) –
сгнили-
и хотя я исправно пополняю свой счет на мобильнике-
жить без тебя - все равно, что медленно умирать.
в коме.

……
*дедушке






на набережной неисцелимых   09.07.2002
на набережной неисцелимых
я сижу на парапете,
я, в общем-то, одна из них-
одна из сотен боговых купюр фальшивых,
в которые, как в деньги, играют дети,
и к свадьбе разменивает жених.

на набережной безнадежных
я болтаю ногами, свесив их с парапета, –я наблюдаю за птицей,
устремленной ввысь-
вниз- к земле,
на облаках ровно сложенной-
жую сосательную конфету –
и убеждаю себя: молись!

на набережной, набережной, набережной
я сменю парапет на полет без страховки:
я, может, умею летать? – отклонение,
свойственное пернатым и материи бумажной-
я улыбаюсь и развязываю кроссовки-
чтоб дольше испытывать земное притяжение

феличита   08.07.2002
гусиными лапками разбегаюсь-косо.прямо.
догнать-невозможно.тывыиграл полпозишн.
а у меня под футболкой - кардиограмма.
артерии. ребра. вены. и нервов - тыщи.

всухомятку тебя–втихаря-
по глоткАм-кусочкам-
мне запить не успеть -
ни мартини, ни даже кефиром-
ты застегиваешься.
я – же –дошла до точки -
серьги вдеваю в дырки.
о, мама миа!

забыть мне,что ли,о том,что придет сентябрь,
что все меня напророчат счастливой и стройной.
а я – им назло - буду забывать заворачивать краны.
ножом попадать по пальцам и не чувствовать боли

тканью джинсовой–вдоль–
и–на вдохе-вдоволь-
лечь на тебя – на молнию застегнуться-
(кубики в детской)* – швами совпасть – как в прорубь -кинуться в руки.
вовремя – распахнуться.

очевидней,чем твоя неспособность любить
(меня ли?)
только моя неспособность быть трезвой. ступни
ставлю на газ – давлю - что есть сил - педали-
абонент недоступен – мне -
умирать со скуки.
не отвечаешь. занято.
или-или
запрещены входящие-
чаем-чаем
рот – заливаю –
вареньем из ежевики
имя вылизываю –
тщательней. чище. чаще.

*(миленькие святые, если вы жили –
в прошлом –
под этим небом-
то, вероятно, помните – это: лето.
переживать- перешёптывать:
гдетыгдеты-
перепонками барабанными слышать: ждите ответа
и зеленью листьев зрачки утешать пустые.

я надеваю сабо с тупыми носами-
ближнего возлюби - вы говорили сами-
(я - прочитала в книжках) -
во мне так слабо сопротивляется
сердцу разум-
что для любви не надо -
чтоб ты был рядом-
мне надо - чтоб ты был сразу.
всюду. внутри.
и ниже.)

я бы себя–вынула-встряхнула как следует-запихала обратно – в угол.
чтоб боль по тебе из меня ушла. сгинула.
чтоб ты для меня не был никем.
даже другом.

клубникой позавтракаю.
сливки смешаю с кофе.
поставлю CD –речитатив под гитару.
взгляд подниму на небо –
на нем твой профиль
вполоборота. и этого очень мало.




Ангина   19.06.2002
-а-

солнечный мой зайчик,
стеклярусный-
сколько мне лет рядом с тобою-
тысячи? –
бьются под мышкой покрасневшие градусы-
ртутью - любовной болью –
их и не высчитать…-
пальчики нервные
приближаются –
мальчика-
жаром – по скулам –
выступам-
родинки – высветлят-
ты - ни к чему –
так низко –
к лицу-
так пристально –
это («…под 40…») –
меня-
ждущие –
пристани-
жаждущие…
ме-
ня!…

…-безвизовый –
въезд…
…(-а сколько там герц
бывает-
когда –
туристами –
ходят –
внутри сердец?)

-аа-

-немыслимо-
так расставаться-
сужая, сваливая –
в знак «бесконечность» -
зрачки - и –
переносицу-
в две ладошки меня –
обхватив за талию-
в шею-
(рядом с артерией) –
носиком –
бросился-
раз!-
и-
расческою-
(под-) приминая –
волосы –
полушепотом:
- господи,
пусть она будет…
живааааяяяя…

-ааа-

-обжигая губы-
молочно-розовые-
дуя на лоб-
до полубеспамятства - искренно-
и – уже подвывая:
-о господи, господи-
в уши-наушники-
громкость – и –
дисками- дисками-
длить расстоянье-
от рук твоих, -
мальчик, -
до пристани-
бЕз – твоих - рук…-

…-искоса –
(близко как!)-
издали-
вижу я-
слышу я-
замутнёнными-
линзами-
(зажимая ресницами-
боль-
вязальною спицею) –
как –
удаляюсь…-
(-проститься бы…)

-…сделай погромче…
звук…

боинги   19.06.2002
не столько лет назад, как нам казалось, -
здесь был родник, здесь было чем дышать-
садилось солнце. к вечеру смеркалось.
и в 23.00 хотелось спать.
не в одиночку. на спине. клубочком.
в обнимку с одеялом. босиком.
во времени, дающем нам отсрочку –
с условием, что будем жить бегом.
на кафельных полах или паркетных,
в линолеуме, мытых или нет
на лоджиях длиною в девять метров,
куда не проникает лунный свет.
без обещаний, обольщений, обо
жествлений. без минутных драм.
без клятв любить друг друга. и до гроба
без фотографий. фортепианных гамм.
нащупывая пульс на покрывале запястья
левой - не своей -руки - ударов не считали-
и едва ли кровати убирали. Берегли
себя – для отражений зазеркальных,
замков на замках, запертых зимой,
для золотых колец . и обручальных.
дороги очень долгой. но домой.
для бытия самим. так постепенно
иссяк родник. и вдох. и в легких- лёд.
с ума сошли и мы и наши нервы.
и только боинги идут (ведут) на взлет.


На Керкен-штрассе   19.06.2002
I

по Керкен-штрассе идем не вместе.
идём не порознь…перебежкой
от дома к дому …
цветные стёкла
мигают весело: эй, девчонка!
тебе бы розы!
на плечи - шубу!
в ключицу – запах
шанели пятой….
а я – распята
тобой – бесплатно –
тобой - так жадно-
меня кусающим-
беспощадно-
за струны внутренние
сердечка…
в глазах - погибель,
в руке – колечко
на пальчик вытянутый –
беззащитно –
его – в перчатку! –
мы квиты! Квиты!

II
я – нараспашку!
в кашне из шерсти
ты… ты - дурашка!
ты- весь –из мести…
любовно – губы
-коснусь губами
сиреневыми – как туман-
растаю-
в дождливых сумерках Керкен-штрассе….
чтоб – раствориться
навек…остаться –
с тобою - каплей на подбородке –
расставшись…
чтоб каблуком –чечетку
по пыльным, суженым мглой, проездам-
стеная, выбить…
ведь так нечестно!
ведь ты, дарующий мне похмелье
дня светового….
такой осенний…
грустя плечами –
что будет с нами –
давно придумал (пусть не стихами)…
так дай же зелье!

III
я – без билета – в твоем трамвае
ах, сантименты –
меня едва ли
спасут…-
коленками и висками-
кричу – немецкими голосами –
я тут!

IV

на Керкен-штрассе
столкнувшись лбами-
мы - мимо -мимо-
ты (мил!) – с цветами-
я - в макси.. .-
альтернативно…знаю…
в аптеку надо
( всё, покурила):
-Дайте немного…
яду…

V

я по –февральски неосторожно –
зеброй – бежала по Керкен-штрассе-
на ломаном русском – чужих прохожих-
молча спрашивала: Кассы? Где кассы?

мне на немецком (наверно, честно) –
но вряд ли - внятно-
вслух - отвечали-
чертили (эллипсы ли?) – руками-
а я – клешёными рукавами
держала сердце…
-Что с Вами? С Вами?..-
чтоб не разбилось-
-Что с ней случилось?! –
а я - зрачками– тебя теряла- …
за влагой улиц…-и вот не стало…
тебя…

-Эй, мистер, а ну-ка сдайте!..
а ты говорил что это-начало?..

не надо «Скорую»…
не вызывайте…


На Арбате   19.06.2002
I
Я не арбатская девочка
не арбатская
я чудесная девочка
я чудесная…
в светлом от шеи до щиколотки платьице
шепотом русские перемежаю с немецкими –
гласные –
к нам с тобой не причастные-
Ich libe –страстные-
омещаю в арбатские
губы-
переулочно-
женские-
в блеске все-
(буржуа) –
не по - детски я
«…dich…» - выдыхаю –
терпкие-
звуки ловлю-
раздетые-
воздух ловлю –
-как в панцире-
и – повторяю
(стансами):
я не арбатская девочка
я – чудесная

II
Между матрёшек (кто из них?),
между мороженым
в кожаных ботиках,
зашнурованных доверху
можно ли?..
может быть?…
стойки, стаканчики, столики…

III
(…я не арбатская девочка
я чудесная,
не на –
портретах-
нагретых-
солнцами вставшими –
холодно мне на белом –
и-
тесно мне-
быть – собой-
грифельной
карандашною

IV
На тротуарах – лужицы-
к лучшему, к лучшему-
тянутся тушью ресницы под купол зонтика-
листьев арбатских кружево-
желтое мужество –
осень принять в подарок –
без слёз и прочего.

V
Я не арбатская девочка
не арбатская
я оставляю оградам их ткань железную-
ты мне - насмешливо:
-девочка, шла бы рядышком
по асфальтовым тропкам, покрытым плесенью
дождика…
…перебираю ножками-
шелковистыми –
стройными-
ты мне - отрывисто:
-девочка, шла б в артисточки…
скороговоркою:
-быстренько, быстренько…
поднимаюсь на цыпочки…

я не арбатская девочка,
не арбатская
я чудесная девочка
я чудесная
губы тебе протягивая утомленные –
шероховатые - как кожура у персика-
ими тебя - бесцветного –
разукрасила-
в ботиках-
в платьице –
я –
безответно влюбленная.

На Невском   19.06.2002
I

каблуком выстукиваю тарантеллу
нетерпеливо.
февраль. заносит прическу
снегом
(не то, чтоб – красиво)
но-
на моих волосах – белым,
на твоих – сероватым:
тебе повезло родиться блондином.
броским.
я – с запахом мяты
(жвачка). ты – с апельсином
(овально-смелым):
что-то делить на дольки
ты предпочитаешь
умению сохранять это «что-то» целым.

II
и даже на Невском не делаешь исключений-
и мы, уходя, за собой оставляем пятна…
а у меня почему-то дрожат колени-
будто за это бесчинство оранжевое я виновата.

III
Невский облит лиловым
как - будто чернила
вылили – соком-
и не спросили согласья
у побледневших от удивления окон…
я - проходя - мимоходом-
кидаю им - здрасьте!
ты же – к витринам тянешься –
платья, платья !-
на манекенах, в обтяжку-
я – в широченном-
бежевом свитере-
как на пюпитре
белом… -
(в общем, милашка)…
к чёрту твои объятья!..
дай лучше сделать
еще – до тела !-
затяжку…

IV
крайне каменный Невский-
очередями
здесь фонари –
в слишком балетных позах-
-слушай, давай на минутку побудем гостями
Невского? – (вот как эти матросы)-
с трех до пяти….
то есть:
ты - улыбайся –
мне,
я – тебе-
ответно-
гости всегда ведь вежливы…
ну, старайся!
мы же забудем сразу (сейчас) об этом…
этой
глупой игре-
и станем играть в «раздевайся!»…

V
одушевление шага
невскими мостовыми
так очевидно-
что кажется - сердце - в пятках-
помнишь, когда-то недавно мы были живыми?
это теперь мы с собою играем в прятки.
Невский берем в водящего-
наш ли сговор?
или так выпали карты?
Е2-Е8?
ход королевой из прошлого в настоящее:
жалюзи – жадные – руки – зачетки – снова
поздняя осень-
кофе - гляссе –мартини
в баре на Невском-
ты – в голубоглазых-
джинсах.
я же - в берете
идущем мне-
черно-синем-
сколько все это длится?
день? месяц? Десять
тысячелетий…

ответь!
ответит?..


VI
нам предъявляет счет
взволнованный Невский:
все проездные просрочены,
заняты ложи…
ты подели меня дольками – только честно! –
Невскому, небу, себе, мостовым, прохожим –
ловко, немного лениво, конечно, presto…-
так – словно я –
не (future-in- past)-
невеста-
а-
апельсин –
оранжево- белокожий!


Маркетри   19.06.2002
1
илом была-
раньше, чем родилась-
раньше, чем ивы-
(ветками свитыми)
влево и криво-
пали-
и выпили-
реку до дна

2
небо-
в коленях-
держим мы ежедневно-
ежеминутно-
свои подчиняя тени
вычитанному кому-то

чем объяснимы потери?
тем,
что: любые-

«двери
открываются
внутрь»

3
плакать учили:
веки надень на зрачки –и-
жмурь, что есть силы…
-это так просто!-
капали слезки
на кулачки…

4
я за тебя помолюсь-
мамой ли - голосом сдавленным-
той - кем не стала я-
просто собой-
знала бы
кто докричится-
ей родилАсь бы: (больница,
кресла высокие-
руки - ключицы
ниточкой - пульс)

5
пылью астральною-
под ноги-
звездочки-
согнаны-
(сломленно-тонкие
лучики)
лучше бы-
не загадывать людям
желания

6
по словарям переводим себя:
«я»- ай-
«ты»- ю -
«мы»- ви-
в стаи устало сбиваемся-
для?-
не до?-
любви

7
кожуру с яблока ножиком осторожненько
снять –
мякоть розовая -
(мама - прости меня – сложную-
слишком вселенная я
слишком несхожая)
-дать?
(чтобы рождаться –
хорошею.
чтобы рожать)

8
и было ей:
зА семь морей плыть
и было ей:
в быль превращать сон
и было ей: просто собой быть
и не узнать - кто такой - он


Циники*   19.06.2002
1
моей боли не переходи дорогу:
по этим продольным прямоугольникам-
белым -долгим-
как мои слегка выгнутые ладони-
вылинявшие от стирок,
старых рубашек,
сдачи крови…
трогай!
кто там-
за рулем моего болевого шока?
взгляд твой-
губы-
ямочки на щеках-
локон
длинной ресницы?..
я тут подумала:
по нашей истории
можно было бы написать пособие-
школьникам-
и-
не дожидаясь издания-
по отдельности-
застрелиться…

2
ибо:
у меня не получится, как Айседоре Дункан-
на полном ходу:
я аккуратна с шарфами
(даже в аду-
буду)
ты же вообще собираешься жить-
(Буддой?)-
минимум до восьмидесяти…
…а пока - придвигаешь стул –
нанизываешь магнитами-
на нитки-
мир-
бусинами эбонитовыми-
и когда становится слишком приторно-
лихо мажешь горчицей
цвета пИхтового-
ржаные ломтики хлеба:
так слаще рту

3
перелистывая лиственные
тома наших прогулок
по набережным-переулкам-
прочим географическим точкам-
я как-то не чувствую стука
сердца-
будто кто-то отсрочил
его биенье-
и вместо-
местью ?-
твое отраженье-
в пепельницу-
уха мочка…
-поплачь, дочка…

4
не обязательно быть рядом-
чтоб причинять-
подчинять-
чтобы…
плашмя
падать в сугробы
подкошенной-
от одного лишь взгляда –
в прошлое-
вспять...

5
история,
когда я-
первоклашкой-
на переменках прыгала в классики,-
чуть менее захватывающа-
чем ты сейчас-
страстный ли-
тающий
в утреннем дыме пасмурном-
ощущающий ли –
меня-
давешней-
перебирающей клавиши
боли-
и-
после до-ре-ми-фа-
сольля-
плачущей-
на тебе-
мурашками

---------------------
* «-Стрелялась, как баба…»


е*   19.06.2002
1

и к черту эдинбурги и дворцы –
когда я не могу сложить губами
последний вздох

и мы так низко пали-
что слышим через пол
как мнут ногами
соседи свой линолеум и цы
почки не помогают-
стали
(теперь уже не скроешь)
я - из стали-
а ты - в мои годящийся отцы

2
я в воскресенье, лежа на тахте,
придумывала буквы по-шотландски –
навыворот написанные «е» -
единственные гласные –
согласна
с тобой побыть сейчас наедине-
вот только смою въевшуюся краску
с припухших век- с истрепанных ресниц-
ты сразу станешь первым из прекрасных,
а я – одной из множества девиц

3
мон шер, я и не думала, что свет
истошно-лунный - так же неприличен,
как подгоревший к завтраку омлет –
(как хорошо, что ты не двуязычен)

4
к чему мне снилось: я жива, мон шер, -
и даже счастлива как – будто: (где-то больно
внутри) – и я жую эклер-
он истекает кремом-
я довольна –
я истекаю кровью-
красным - лак-
и губы пляшут ча-ча ошалело:
перевести на их шотландский «фак»
с английского…

ну да, немного стерва

5
мон шер, издашь мой новый алфавит
где «е» навыворот и нету больше гласных ?-
где каждый нерв друг к другу так привит-
твой к моему…- что даже не заразно
любить друг друга-
(этот козырь бит)

6
и ты меня закончишь буквой «р» -
на мне закончив - точкой - междометьем

мне, знаешь, снилось...
снился ты, мон шер, -
и будто бы я есть на этом свете…

________________________________
*«Мари, шотландцы все-таки скоты»

Предновогоднее   19.06.2002
И не так тревожит наступление банкета,
как попытка подобрать духи и платье.
И еще одно, скажу Вам по секрету:
с кем пойти. С кем разделить объятья.

Приближенье этих празднеств ежегодных
ни к чему. Как к завтраку – яичня -
так тихонько покидает нас свобода:
рядом с Временем она, конечно, будет лишней.

Мишура и разноцветные коробки,
пожелания здоровья для приличья-
все для тех, кто не был слишком робким -
заводил друзей...возможно, птичек.
Остальным - усталые трамваи,
стертые подошвами ступени,
запах хвои. Но лесной - едва ли:
на окраинах рубили эти ели.

Светофоров черные глазницы -
безнадежней, чем паденье снега.
и, скажу Вам по секрету, прислониться
не к чему. Да и зачем, коллега...

На просторах сумасшествий человечьих
главное - успеть нажать на кнопку-
и к тебе придут, тебя полечат,
поднесут стакан, а, может, стопку.

Где занять? Не заказать ль визитки?
Как подстричься? Ноготь вновь сломался.
Распродажи где-то. Где-то скидки -
это чтоб со всеми рассчитаться
тем, кто оказался попроворней,
с теми, для кого подарок-запах
этой суматохи новогодней -
этого(не факт,но вдруг получше!) завтра!

И не так тревожит бой (в который раз) курантов
и шампанское, что вечно недопито,
как как будто назначенье новых стартов,
как подсчет: а с чем, в итоге, квиты?

Зелень елок, если выглянуть в оконце,
предопределяет краткосрочность лета -
если кто-нибудь к истокам и вернется,
то не Вы, скажу Вам по секрету.

Выбывание из списка приглашенных
может, к лучшему. Да где б еще поели!
как не среди крашеных и сонных,
представляющих друг друга на постели.

Ветер в проводах играет польку.
слушатели: сам и две сороки.
да и те не улетают лишь постольку:
вроде так поменьше одиноко.

Небо бесконечно. Бесприютно.
Безответственно. И,в общем, безответно.
Нужен всем ты. И не нужен никому ты.
Праздники, скажу Вам по секрету.




мы   19.06.2002
мы откликались на чужие имена
в маршрутках и подземных переходах,
в журналах отмечали то что модно,
по словарям переводя слова.
мы покупали сыр и карамель,
расплачивались медными деньгами-
и в тот момент еще не знали сами-
какой нас ночью приютит отель.
мы проявляли пленки с рождества,
сперва отрезав неудачный кадр,
а после удивлялись, что октябрь,
и что перчатки доставать пора.
мы поливали кактусы в горшках,
кормили кошек, сами пили чай,
встречали март, а после ждали май,
и отдыхали только в наших снах.
мы кем-то были. с кем-то были мы.
на поезда спешили. с поездов.
в квартирах укрывались от ветров,
и ждали в декабре приход зимы.
мы кем-то были. это были мы-
в движении планет и облаков.
на перекрестках разводных мостов,
у времени минуты взяв взаймы.