Все произведения автора Анастасия Казанская ( 54 метра весны)

Есенин   01.09.2003
1.
Мальчик кабацкий читает стихи проститутке
Просится на ночь в кредит по закону военного времени
Он ушел от жены и скитается третьи сутки
Проститутка согласна задаром – в кредит не верит
Он цепляет ее локоток с осторожным нахальством
И поет о березовом ситце, о маме, о доме
Двадцать первый в солдатской шинели по скверам шастает
Где-то в центре Москвы Сереженьку ждет Айседора

2.
Юнец синеокий стучится в твой дом, Айседора.
За окнами стужа натужно хрипит через стекла
Ты знала, что счастье на десять долей горя –
Вот истинно верный рецепт для супружеских танцев,
В них с каждым его появленьем безумствуют скифы

Юнец светлокудрый зашел, чтобы выпить твой разум.
Беги, Айседора, он жаден до ласк предрассветных.
Не верь его свету, не верь его песням, не надо –
В нем скифов орда, и она дожидается танцев --
Он выпьет твой разум, а утром уйдет к проституткам

3.
На лезвии рампы беснуется рыжий демон
Он бос и несчастен изломано тело
В далекой России снимают с веревки Есенина
на узкий холодный диван Англитера

Пройдись по нотам ноября   31.05.2003
Пройдись по нотам ноября
По грязным выцветшим аллеям
Где каждый шаг острей и злее
И монохромней цветоряд.

И ветер комкает листы
Как девочка платок бумажный
Где каждый взгляд предельно влажен
И небо с осенью на ты

Где птичьих стай стальным крюком
Сшивает тучи infinitum
И в стыке стай прорех не видно
И ветер пахнет табаком

И в слезность выцветших окОн
Впиталась утренняя морозь
И двое проживают порознь
Сюиту общих похорон

в догонку наступающей весне (первому рецензенту догадающемуся о скрытом приколе 5 баллов)   10.03.2003
бредить весной
если возможно live
разорвать вырваться выжечь
еще говорили потомки ноя
господь незлоблив
и даже в чем-то привычен
тебе-то их росказни побоку
елена парису а богу - богово


сегодня погода нашепчет
евангелие не врет
разродится тысячей солнц
даже наверное сотней тысяч
цепляй ее сердце вводи его в оборот
ей не больно. весна-сердцеубийца

бродит по городу насмешливо щурит глаз
она напевает мотивчик что-то-там-унца-унца
раставляет бомбы в бомбах опасный газ
ясное дело сапер ходи осторожно как бы не ебануться





Jedem das seine   09.03.2003
иногда над самым заливом гнильим
мне казалось что жизнь не могла иначе
что всегда закончится лебединой
песней все что когда-то начато

и ни слова теперь ни полслова скупа
не отпустит седой ростовщик из прошлого
и ребенок назначит за память выкуп
в 2 копейки за то мороженное

что уже лет десять нигде не купишь
и цена-то грошовая только толку
на ходу сигарету у рта прикуришь
бесполезную и бестолковую

а она раскрутит тяжелый жернов
дева тонкая в хрупком платье
осторожно точно цветок в жертву
как абрикос в пат и...

милый, вьюжит слепое племя
и вскипает орда морозная
но уже ни тебе ни мне
не обжечь лица ее розгою

ты буравишь прощальным взглядом
прикипаешь к метели кожей
и по старой привычке вздрагиваешь -
все проходит. И это. Тоже


птичья память   02.02.2003
"нескуча-нескуча-нескучать"
Ольга Хохлова



У девочек сердца холодеют к полудню, мама.
Да разве ж так важно,
когда они о детях, кастрюлях, помаде -
Я как они.
Ты права, что-то сломалось.
Мало
быть кем-то любимой,
любить - мало.

Мама, они говорят, что дворцы не горят -
Тлеют.
ненавистное тело.
Раздаться в бедрах
до состояния "женщина".
Не подросток, но...
Что за женщина, если сердце из жести.
Солнце мое плачет.
Солнце мое, где же ты?

"Дети мои кочуют по водам Стикса
Дети мои две тонкие хрупкие линии"
девочка пела на непонятном птичьем.
Птицелов заплакал - не было птице имени.

Спитый чай "нескуча-нескуча-нескучать"
перемешивать ложечкой сахар на дне бокала
Мама, скажи мне, дети как наша часть
И забыть их все жизни, всей жизни, пожалуй, мало.

Потому я как птица и город мой - город-горло.
Если в горле у птицы верность грядущим веснам
хранится,
Скажи, отчего мне сейчас так голодно -
Мне снятся они и больше ничто не снится.








Когда в королевство спускается полночь...   31.01.2003
Когда в королевство спускается полночь,
фрейлины прячут принцесс под замок
крестят на двери, чтоб черную порчу
Глаз лихоимца приважить не мог.
Они опускают дубовые створы
на зубья ажурных решеток-вериг
Сажают привратника подле затворов.
Грузный, могучий старик-обериг
Слушает шелесты снов беспокойных,
Грозно шаманит заветным ключом,
Звонкая зыбкость звучания коего
Три раза нечет и два раза чет.

экскурс   21.01.2003
где-то- на корточках-цепко спеленутый-
сладкий-мой-глупый-насмешливо-выгнутый-
как-то-сегодня-без-четверти-солоно
спело-на-треть-и куда-то-задвинуто

на половину-болело-не-сбудется-
сердце-на-блюдце-как-водится-с-ценником-
хлюпаю-глупо-в-овальную--пуговицу
цепко-цепляюсь-за-измерение

это-где-нет-и-намека-на-лучшее-
то-есть-тебя-все-одно-пустословие-
мимо-прохожие-крутятся-кружаться
пялят-глаза-округленные-сомии

дурочка-тычется-носом-в-предплечия-
сразу-понятно-ни-дома-ни-улицы-
что-мне-они-прохожу-не-замеченной
кутаясь-в-шапочку-белую-куцую

цепко-на-корточках-мальчик-провинция-
где-пацифизм-суть-не-норма-но-правило-
пара-часов-от-вокзала-до-Винницы-
кожа-как-масло-на-солнце-оплавлена

снова-четырнадцать-папа-тревожится-
по-бездорожию-ночью-и-с-хахалем-
срезать-с-лимона-янтарную-кожицу
есть-через-силу-казаться-заплаканной

первые-вербы-неверное-тонкое-
руки-как-глупо-смешливо-наигранно-
папа-тревожится-сплетни-и-толки-и
выросло-дерево-женщина-видимо

мимо-прохожие-прожито-нажито-
память-как-нить-оборвалось-не-склеится
нежные-губы-насмешливой-важенки-
девочка-дура-на-что-то надеется

Транзитное сердце (Москва-Петербург и обратно)   28.12.2002
Эти песенки вышли из моды.
И Ленинградский вокзал
Не кладет свои лапы,
Как старый ньюфаундленд
на плечи,
Но представь на секунду -
оно все еще мечется.
И хочется сделать по-тише.
И хочется крикнуть "Громче!"
-
И руки друзей, как московские поручни -
Легковесней, случайней и мельче.
-
И ты спросишь... но я, ко всему прочему,
Не знаю... не вижу... и не разумею -
Я все та же, и так же люблю, по-кроличьи.
-
И ты спросишь про меру беспечности,
а я отвечу, что степень отчаянья
Никогда,
Никогда,
Никогда...
-
Не излечимся мы...
-
Выбирая между тобой, телефоном
и часом сна, без кошмаров и без
сновидений - я выбираю молчание
И еженочное бдение,
потому что будущее - прожито.
А сны... Что за сны без эро-героя?
Так, время-ПРЕ_ПРО_ВОЖДЕНИЕ,
От вожделения до аналоя.
-
И если ты спросишь о том, что в прошлом,
Я замечу, что прошлое не обязательно.
Или ты нехорош, или я,... Но Боже мой,
Упрямо линяю из брюк в платье(с)
И лишь для тебя учусь быть хорошенькой.
-
Поредели зубы у волка.
-
Столкновение вен в районе ключицы.
И лица дробящиеся на осколки.
И "ничего личного"
Чем-то, похожим на жизнь, вскормлено.



Вместо эпилога:

Эти песенки вышли из моды.
И Московский вокзал
Не кладет свои лапы,
Как старый ньюфаундленд
на плечи,
Но представь на секунду -
оно все еще мечется.
И хочется сделать по-тише.
И хочется крикнуть "Громче!"



Портреты в рамку   24.12.2002

--------------------------------------------------------------------------------
Е.С.
..................................
Эпилог
...................................
Ребенок, в ком сердце Кая с рожденья,
Холод Лапландии в голосе с первого крика
И глаза олененка.
Я смотрю на тебя, на поземку движений,
Похожий на мать, на невинную Герду,
Вскормленный важенкой за три февраля до лета.
Ломается снег под копытом оленя.
Стадо уходит на север, где души, как всполохи,
В сказочных юртах ближе к земле,
Где море цвета асфальта, но сравнить его не с чем.

В этом городе спрос на лекарства от импотенции и гонореи.
Я лечусь от простуды
Чаем с малиной и медом.
Мне хочется верить,
Что ты никогда не вернешься оттуда.

1.
Антрацитовый мальчик с сапфировым стержнем,
Говоришь, что любовь к тебе - неизбежность,
Что на север вслед за гусиною стаей
Улетаю.
Так было. Так есть. Так будет.

2.
Бабушка трубку в гнилые зубы:
Напевы полночи. Слышишь, тявкают лисы,
У самой юрты - к морозу, милая,
А ты опять не прибрала космы -
Не по-девичьи.
И кто полюбит такую,
Когда токовище придет с весною...
Уйдет охотник в тайгу за дичью...
А зубы гнилые ноют, ноют...

.................................
Письмо из города Санкт-Петербурга
год 2000
.................................
В городе осень...
И кто-то любит, а кто-то терпит...
Я зарываюсь под одеяло.
Запах подмышек любимого терпкий
И даже ночи полярной мало
Было бы,... если б не память волчицы
Клыки сомкнуть на ключице жертвы
Я вспоминаю, как мчится стая
Туда, где на север уходит лето,
Где много озер, и болот немало,
Где можно догнать тебя и потереться
Шерстью о шерсть

.............................
Матушка важенка, я простужена.
Всполохи-души удушливым кашлем.
Ты говоришь "Не ходи по лужам"
И пальчиком трогаешь лоб влажный.
Матушка важенка, это важно ли?
Горячечный бред - похмелье бессоницы.
Вижу, лицо надо мной склоняется,
Его лицо. Ладонью оглаживаю
....................................
Из дневниковых записей
год 97 (прошлый век) - 2002
....................................
В старшем классе? "любовную"? просто!
Понравиться мальчику из параллели,
А потом отстирать простынь
и родить от него в апреле.
Так поступали многие.
Кое-кто вышел замуж
По любви и вполне доволен.
Остальные в разводе, кажется.

Девочки из института
Поступали мудро - не всем давали,
Но одна или две все-таки
Спасли любимых от армии -
Дуры!

..................................
Из дневников
год 2001-2002
...................................
Леди смотрела в монокль, очерченный
Карандашом - такие теперь не в моде.
Он листал авангардистов вечером.
Картина о 27 -ом годе
Прошлого века. О ней и не вспомнит -
Такие лица примета улиц.
От подворотни и до иконы -
Одних снимают, другими любуются.
А он эстет, разгильдяй и умница -
Что ему Невский, Аничков, кони?

.......
Острижена, окрашена, но так же курноса.
Я курю сигареты, а после
Мечтаю залезть по локоть в лето
И не мучиться в этой осени.
......
ЛЕ-ТО заменить на ЛИ-ТО,
На ответы, но чаще вопросы;
Мечтать об осеннем пальто
И снова отращивать волосы -
Вся в этом.

.......................................
Из писем в город Мурманск
(возвращено с пометкой "Адресат отбыл")
.......................................
Как казалось, не любить тебя проще,
Чем любить и не касаться локтями -
Память, будто прачка, полощет,
Как белье, полощет и тянет.

Город без меня обезлюдел -
5-6 лиц - Да полно-те! Больше -
Шаманом в потрепанный бубен
Бьют часы над замершей площадью.

Тот же город без тебя, те же окна,
Та же осень на два дня, те же листья.
Я пишу тебе, но много ли проку
От таких вот, неотправленных, писем

В город М.? Эх, позабыть, откреститься...
Или я не птица, скажи мне?
Те же руки, крылья и листья,
Те же мы друг другу чужие.

........................................
post faсktum
Санкт-Петербург - Питер
........................................
Ну как же -
Каменноостровский проспект,
Австрийская площадь,
Видимо, это когда-то было
Предельно важным,
но чем? Боюсь, что уже не вспомнить.
Я помню каждое слово, каждое -
Их было немного,
И слава Богу,
На это еще хватает памяти.

.......................................
Портрет героини
.......................................

Она меняла мужей со скоростью вязанья перчаток.
Исходя из содержимого кошельков, невзирая на лица.
В неполных двадцать - дважды детоубийца,
Потом жалела, наверное, и даже плакала.

...................................................
Портрет героя в рамке и последнее письмо к нему же.
...................................................
Чужая. Отчуждение.
Она, конечно же, спросит меня, зачем
Я любила мальчика с именем Женя,
ТО бишь, Евгений,
То бишь гениальный.
Он курит "Гавану"
И носит бермуды.
От моего дома - тридцать минут до Гавани,
Но он не знает о том будто бы.

Ребенок с походкой змеи -
Из глаз твоих впору таскать каштаны -
Вспомнишь ли обо мне
Где-то в уютном кафе-шантане
За бокалом виски? Обритый наголо?
Впрочем, скорее лохматый-небритый.
Мне тут тезка твой давеча сказывал,
Что у нас на небитого - десять битых.
Десять багов на девять жизней
Из писем ко мне - спам, но
Она обещала, что все выживут,
Я не спорю, я верю, хоть это странно.

FIN



Полю Элюару   06.12.2002
Казалось...

Напевы
...выцветших
............улиц
...............Парижа
................42-го года
Он не сдается

Что
...током
....по венам
...бежит его слово
..... бежит его время
И словно собака
У грязной парадной
Вгрызается в тело
В саму середину
20-го века
Месье Элюар

***

Месье Элюар,
Ваши предместья Парижа
поражают
Я же
вылитая из собственной кожи
ничем не сглаживаю
их
Скорее наоборот
Кажется
Я вырастаю
Врастаю
Бумажной птичкой
Что дети многоэтажек
пускают в окна
соседей снизу
предвесником лета
Поэт не знает о том
Он спит в Париже

***

Слишком тонкая грань
Между сном и желанием чуда
Ностальгия+кто-то другой
Презирает погрешности слова
И основа всего
это чаще всего
Слишком солоно
И мадам на кого-то другого
Посмотрит сонно

Ты отпустишь ее
Как не раз
И не два
и не три
Отпускал
И оставишь себе
Ощущенье ее наготы
Лишь ее нагота проведет тебя
через сталь
Ты устал
От второй мировой войны

***

Будет кровь
Собака кусает хвост
Будет бойня
Она обреченно ждет
Коготь Второй Мировой остр

****
...Коготь Второй Мировой - стерт




Рождественское   30.11.2002
Е.С.
за любовь к Элюару

Стоит ли знать что
Ничто не имеет значения
Пока этот мир оправдан
Не Богом, но болью
**
Город блоки быта
Не быть с тобой
Оставаясь собою
Не боль ли
***
Улица вздыблена взбудоражена страж
Порядка прижимает бедро к кобуре
Рождество выпускает ряженых
На соленый январский снег
****
Домочадцы не кутью, но кашу
Варят долгими вечерами
На званный обед живые и пращуры
Собираются срам прикрывая
Богобоязнью
*****
Зависть -
Еще одно чудо
Чувство присутствия в том,
Кто с тобой рядом
Суетится в привычной сутулице
И сутулится подобострастно
******
Но есть нюанс -
Я не он
Не я сутулюсь и гну колени
Не меня выхватывает неон
На гладкой скатерти гололеди-
Тс-с-с
*******
Тихо
Падает снег на веки
На/веки прикрывшие их ладони
Есть ли подобье тебе, Мекка моя,
Мекка моя вздорная
********
Ты стоический порнофотограф
Раздеватель скульптур срывающий ситец
Оставляющий их в каменных тогах
В движениях рук просительных
*********
Столик, где ты восседаешь, занят
Никуда не спешишь за руку
Здороваешься с метродотелем "Зая"
Зовешь официантку Барышни
Тебе башляют пока ты младше их
Но время неумолимо катится
И вот уже вскоре в среде живых
Они запускают в тебя пальцы
**********
Но солнце твое закатиться не может
Оно вседорожно и подорожнику схоже во многом
Оно впитывается кожей
моей посему существование Бога
Считаю доказанным

* * * ( Среди множества малых родин)   27.09.2002
Среди множества малых родин
Я выбрала этот, визгливый, скучающий город.
Он один
Писал мне на обороте
Театральных афиш
Об оттепели.
Он один не выполнял обещания
И плевал мне вслед характерным игольчатым снегом
Он один был щемяще похож на Данию,
И все-таки, нет.
Он ей никогда не был.
И кричал, что умрет,
Если я не вернусь, не приеду
До полуночи третьего дня. Верила.
Но та же колючая злая зима,
Его зима, встречала холодным веером
Снега
1
Бедный мой, бедный!
Прижмись - я тебя согрею,
Как умею лишь я согревать, оставаясь холодной.
Вижу, родной - в объятиях ты зеленеешь,
Апрельский , промерзший, уставший, любимый город.
2
Год за десять -
Отдать даже то, что вжилось,
Проросло, припеклось перепонками между пальцев.
Но осьими жалами дважды подкожно жалилась
Твоя надменная, только твоя жалость.
3
И тобою трижды заживо похороненная
Я рвалась на волю сдирая ногтики
А ты смотрел, смотрел самодовольно
И ставил опыт подземной оптики.
4
Став обтекаемой, как игла или…
Страшно подумать, иглою с пришпиленным ангелом
Я вырвалась, но все так же любила
И так же шла коротенькими шагами
По узким проспектам
По ветру
По лету.
5
Валеты влюбленных тобою навязанные
В карточных домиках. Бог ты мой,
Какие глаза… и какие газы!
6
Ты сглазил меня -
Я не выбрала даже любимым
Одного, из тех многих,
Или не многих, но тех, что были
Дарованы
Я дворы за версту твои обходила
По окраинам луж, сберегая обновы
И топила, топила ботинки в пыли.
7
в чьём-то окне пела Настасья Полева,
А я подумала "Счастливец….
Существом вдоленным
Смотришь на чьи-то чужие лица
И тебе не больно"
8
Кто-то тоненько всхлипнул "Милиция, милиция"
А я смотрела на нос недостроенного эсминца
И понимала, что пацифизм близится.
9
Рукава Невы слишком малы и жмут плечи.
При встрече я не узнаю, потому не вспомню
Город, лесами покалеченный,
Фальшиво окрашенный, так чтоб дешевле, но с помпой.
10
И кто-то на "бомбе" летит по встречной -
Пешеход. Раздавлена, но не в целом.
Я речная и пылью твоей изрешечена,
У тезки-собора под сбитым прицелом
Марионеткой фиглярствую
11
Много ль радости
Прорасти в тебя и не быть занозою,
Деревом быть многоразовым,
Старым деревом, тем,
Что рубить поздно?
12.
Па-па-поздно
И поезд трогается.
Не тронутся бы, не свихнуться,
Дожить до тебя, морозный мой,
И выпить Невы блюдце.
13
И чеканят колеса в темя,
Что, мол, родин бывает много,
А ты надень, этот крестик, надень
Меня и ходи под Богом.

* * * (Ненависть к городу, что разделяет нас)   27.09.2002
Ненависть к городу, что разделяет нас,
Тысячекратно сильней, чем желание
Остановиться, остаться на расстоянии
Четверти шага, что разделяет нас.

Я закурю, если ты позволишь.
Я сделаю этот пошленький жест
И поднесу зажигалку к дрожащим
Губам, если позволишь.

Под дождем, Друг напротив друга
Стоять. Я курить. Ты молчать.
И не прятать под зонт оголенные
Мокрые плечи.

На расстоянии четверти шага.
На расстоянии нежности к городу,
Что разделяет нас. Да черт побери!
Мы друг друга опять не узнаем.

Ты выдержишь паузу.
Я же немного злая
На дождь, на работу,
На город скрипучих трамваев
Зашагаю по лужам.

Закурить - еще не предлог
для знакомства

* * * ( Дитя глубокой провинции )   27.09.2002
Дитя глубокой провинции,
тебе ли знать, что такое большой город?
Для тебя толпа - сплошь родные лица.
Для них толпа - не больше, чем повод
к знакомству.
Но ты все так же самозабвенно слизываешь
языком с губ иностранное Moscow.

Для них город - Мск или Птр.
Ржавеющий БТР на улочках Косова.
А ты, ты наивно считаешь - пригрел
И любит тебя, раз таскает за волосы,

И родное так далеко,
что видно не здесь, а наверное, с полюса.
Верная, Верная,
город пел.
Город любил.
Поиграл. И бросил.

* * * ( Еще одна страница ...)   27.09.2002
Еще одна страница попыткой отписать наотмашь и на вечность
Искалечена.

Милый, забавный Венечка,
у нас даже это лечится. Как же, зная, не попытаться спиться
Или хотя бы нажраться в стелечку.
А ты, ты видел все эти лица? И каждая новая встреча копирует прошлую...встречу.
И каждый вечер - один из многих -
У бога много таких, калечных -
Где небо цвета единорога
Линяет в меченый месячными
Лоскут "денима", беспорно, модный,
Но беззастенчиво...
В прочем, о чем это я?...Вечер.

Этот город
забавно изгорблен
Этот город был розгой бит
до сотнеаккордных стонов
Троица сотен лет
Кем станет?
Кем был?
Был выдуман?
Каша асфальта -
Не лучший обед, но
"Спину, дитя, спину"
Кто-то тычет колом в след
Провинциальная линька
Не один год мне
вытатуировывает имя
Город втягивает послед,
Чтобы по новой выродить
И я понимаю, что ничего нет
Кроме сужающей круг пуповины.

Поищи меня! Я рядом,
Где-то между пятым ребром и третьим
Спрятана.
По памяти
Найдешь ли шрамик от плети
Под непрозрачным осенним платьем,
Под кофтой, под курткой, под ветром?

Пузато небо и грузно дышит
А нас здесь тыщи на Юго-Западе
Под новомодным корсажем крыш
- К-ебени-матери-К-ебени-матери-
Ты слышишь?- небо натужно дышит
Еще немного и нас родит.

И снова виды из-под-небесного:
На этом старом скрипучем стуле
Полуобнявшись - ничуть не тесно нам -
полувлюбившись,
полуродившись, полупроснулись мы.

Меня сносило к бугристой стенке
Лило за ворот, по вкусу чай, но,
как неразлучная с твоею тенью,
я б с нею вырвалась, полузачатая,
Когда б преграды не отнимали
и полувздоха от полувзгляда.
Сказали "следущий!" и я заплакала.

P.S.
Соленый ветер со вкусом лайма -
Реклама третьего тысячелетия -
Погода нервная и злая
А я рожденная у вокзала
Там-где-то-между по-детски летняя.

* * * ( Тихо так, будто время стекает. )   27.09.2002
Тихо так, будто время стекает. Мимо меня.
Тссс... тикает. Такает. И затихает так,
Что контур времени не потакает вектору. Статика.
Крест вырождается в свастику,
Регрессирует от христианства к тотемности. Знак
Рака приравнен к оскопленному месяцу.
Июль. Слезы охлаждают глазное яблоко -
Не проронить и не выплакать. Впаяны.
И выдыхать. И рычать. И не расплакаться.
Ну, хотя бы каплю! До пятницы,
Хотя бы каплю
Перезанять у плакальщицы
И вырыдать. Вырвать. Вырваться.

* * * (Герои уходят на север)   27.09.2002
Герои уходят на север. Героям не нужны
Ни слякоть, ни дождь, ни абрис окна.
Герои хотят одного - выжить.
Незаряженные ружья сонно бормочут "Клак. Клак"
Ты остаешься - ни герой и не бог - лишней
Мишенью в пунктире линий.
Минута. И даже ее, пожалуй, слишком
Мало или слишком много.
Кто-то на небе врубает ускоренный просмотр, нажимает кнопку -
И дождь ускоряется. Дождь переходит в ливень.


Ныряя в метро   27.09.2002
Ныряя в метро, где сигнал не тот
И лишь на экране SOS,
Твой телефон, как простуженный крот,
Стремится на звук колес.

Я смахну ожиданье. Ну чтож. Пора?
На 180 и домой.
Но тот, кто вибрирует у бедра
Никак не дает отбой.

Запойно любишь. Запойно дышишь.
Запойно идешь ко дну.
Найти бы причину, причину выжить
Не стайно, а одному

И чтобы никто не гонял на вшивость
И волосы не сбривал.
Метро. Эскалатор. Ты где-то вышел.
Дубинка. Бетон. Провал.


* * * (Я хромаю на левую ногу)   27.09.2002
Я хромаю на левую ногу
Так, что черт мне не брат, не сват, а намного ближе.
Но все же хочется верить, что если в одну зароют,
То земля, как водится, всех уровняет и вылижет.
Мы, как бабочки-однодневки, не образуем семьи,
Но в роду у любого кто-то всегда рыжий.
Я смотрю на тебя терпеливо, но по-осеннему.
Я понимаю - никто, ни один не выживет.
Но ты напиши мне, как пахнут звезды, как дышит Сена,
Как электроны бегут и падают в блок питания,
И я пожну то, что мною было посеяно
И рвану на границы весны с Италией.

Я читаю так, как когда-то читала Цветаева
Записки к тому, кто, наверное, был мужем
И в осколочных лужах
Ищу твои очертания