Все произведения автора Андрей Корольчук

мимо нот   01.09.2003
***
и пустота меня отпустит. и пусть тебя
это спасет от моей депрессии.
дип дип - падают капли,
дипе-рэнд-дипе месиво
делают из меня…
я пугаюсь курсора, бегающего по экрану.
мне сайтово – я прячусь от этого в ванную
комнату.
кто-то там есть кроме нас с зеркалом –
так упорно не попадающийся на глаза,
что это сводит с ума, но
не доводит до ступора.
я кричу больно и рупорно…
прикладываюсь к стеклу губами…

и пусть тебе это только кажется,
мое милое отражение.
я разглядываю тебя в упор –
я повис бы на шее любого…
депрессия
начинается без начинки
и надежды на что-то большее
чем стечение обстоятельств.
начни меня с чего-то хорошего
прежде чем успеешь понять,
что тебе хватит
и этого…

но одежда уже крошится на пол
рядом с кроватью…


***
адамово

все так талантливо, все так умело умерло
как те же 100 лет назад, помнишь?
я теперь курю по 2 пачки в сутки;
теряю часы, деньги, себя на остановках микроавтобуса.
город ненастоящий, как пародия глобуса
на оригинал или картинка на карте родины…

имена,
линии улиц, линии между небом и не было,
удаление ребер мешающих есть, спать, жить, испражняться –
все это нужно отгадывать, загибать-разгибать пальцы,
чем-то оправдывать каждое действие;
рождение новой музыки…

учусь материнству –
немешайтемне.


***
и еще. я буду долго болеть беззащитностью,
писать стихи в прозе.
мучительно давить в себе комплексы
недолюбленного недоребенка…
как ты там? что-то во мне так и просится
не спросить, а просто сказать: как ты там.
такая предрасположенность к уродству.
не повод для родства, не правда ли?


частные наблюдения   01.09.2003
***

что-то не так я делаю: пою по любви,
на тротуарах трахаюсь, хожу кормить
воздух из легких в обмен на запах
твой, донесенный с северо-запада,
во сне летаю низко, но не падая,
не попадаю в будни…
воздух целует воздух в грудИ,
грудь давят руки.
здесь бесспорно только одно дыхание.
его бы вытащить
из меня и ну что же не так я делаю?
его бы вытащить и по другому дышать научить
вот бы…

***

упокой, господи, душу раба божьего твоего –
ему было тяжелей чем мне жить.
у него было время-вор. у меня ничего
теперь нет. даже ему позвонить… ни номера
мобильника, ни могильной плиты.
упокой, господи. успокой меня до немоты.
упакуй голос мой в каменной шеи шелк,
раба божьего твоего в деревянный мешок…
пусть хоть там ему будет наконец хорошо… госспади…
прости его

***

превращаешь себя в пустоту лицо в белый лист
такие лисьи повадки линии черты
укусы губ портят улыбку за которой скрываешься ты

всего лишь хочется пить

упрощаешь себя в желаниях делаешься добрей
проще прожитого кратче памяти идиллия
начинается там где не хватает звука позвать по имени
позвонить в дверь

прижаться ничком к руке

***

present indefinite   22.08.2003
допить лекарство и кашлять болью,
кричать о том что диагноз ложный.
я раньше думал: «душа под кожей –
куда ей деться» - такой смешной был…
теперь всё можно.


andante   07.05.2003
принимая распад тела как язык обнаруживающей себя души
обнаженной между голосом берущим за горло и словом боящимся прозвучать
(ибо и звук стал ломок не по-юношески –
либо в ноты его уложить либо ноты к ногам своим – вдруг и мне на час
выпадет счастье сбыться…)
я сбудусь = изойду бытием:
"господи, воздай ты всякому по его любви." –
слишком громко для крика… что делать если и шепот не подошел
ни к одной из возможных длин повторяющейся строки
бесконечно…
времени – тонны… времени – навзрыд…
никуда не спешу… я так близко – еще немного и рай
затемнеет в глазах… онемев от своих же молитв
замычу сквозь зубы слова – причиню своей азбуке боль

следуя за…


фотка которой не было   07.05.2003
питер… такой несуразный город: для россии – окно в европу,
для европы – чулан в россию. я бы себя запятнал, заплатой его заштопав
(но и петра о дыре не просили),
чтоб и дети мои когда-нибудь взвыли от тоски по заливу…
я умел бы здесь оставаться счастливым
долго, глядя на воду.
отчаянно: сделай наколку на память,
сделай хоть что-то –
фотокарточку, которой не было – как высшая мера –
где берег… и где я пока еще верящий
в него, как отчаянный житель…
я когда-то начался… я когда-нибудь кончусь здесь…
простите.
мне нужна твоя помощь – мне нужна твоя память
обо мне.


черноебелое/ попытка голосом   10.01.2003
черная белка я (белой не было) с серой челкою.
что еще тебе, что ищу в тебе, что я делаю?
пальцем щелкаю…
так выпадает снег из распахнутого глазами неба,
как не было меня…. все белым-бело. как не было?
черная я. злая. звон твоих пальцев знаю. люблю его. вою.
из опухших глаз выпадает на щеку не мое/ немое/ не наше.
бей меня точно в зрачок – слезы в кашу…
черная я или так кажется? или я опять начинаю
тебя с любой строки. а хочешь, буду начинать с каждой?
и тебе не будет больно… черная.
страшно мне. странно –
думал, буду чувствовать больше.

тайна/ попытка падать   09.01.2003
в доме хлопают двери… воздуха столько,
что, закрывая глаза, мир вокруг видишь, как ослепительно белое.
бог с ним. что-то наконец вырвало московское небо
из оцепенения и прорвало на город…

после, сквозь мутные стеклышки окон
будем смотреть на солнце, ловить разноцветные пятна на стенах,
накрывать их ладонью. как будто это и есть самое важное
и нам больше нечего делать…

я люблю тебя. все остальное к черту.

бобомарлевое   09.01.2003
клин клином милая…
шепотом словно тайком
сначала словом штопано а что потом?
доведи меня до
безумия пока я не сгинул
или убей меня милая
пока не сошел с ума…

кровь кровью (а как же еще?) от ла-
дони начинаю рисовать
линию жизни намотанную на кулак

боль болью и
пусть земля будет мягче губ
твоих…
и я лягу… и я больше не смогу
исступленно пытаться тебя не любить
baby…



***   14.12.2002
в моем доме сейчас живет август
рыжеветренный свежий и ясный
мне б послать его тебе – жаль адрес
твой не знаю – вместо штемпеля кляксы
на конверте и сырость в разводах
на бумаге в косую
линейку…

и я вхожу по тебе тоскуя
дважды в одно и то же небо…
так легко…
проступающее сквозь воду…
останавливающее реку…



/   30.10.2002
Не хочешь дышать воздухом – больно,
а во взгляде два слога – поздно… так
поездно, так безнадежно поездно
на этой чертовой черточке перрона.
Я так хочу спрятаться ладонями
от своего голоса.
Так бесполезно больно долго помню.
Глаза разлетятся птицами в воздух и
будут дышать им, и смеяться над всеми,
даже над нами. Не стесняясь. Заорать хочется
громко и отчетливо. Или заплакать
тихо и отточено.
Наверное, даже откапленно.


   30.10.2002
трио: я… молчу под аккомпанемент тишины… одна и та же капля…
повторяется по много-много раз – искажает пространство
я ставлю на теле царапинку – получается галка:
не забыть, не сойти с ума, не остаться…
ни сойти, ни остаться…


не прощаясь   30.10.2002
Ольге Малиновской (Индира Ганди)

Ничего не меняется, просто начинаешь чаще курить и мёрзнуть…
Чаще срываться с места на место, тосковать по отсутствию дома.
Раньше это казалось нормальным – теперь уже поздно…
В наших общих чертах: писать никуда, никому, ни о чём, но с любовью;
плюс: надрывно говорить о будущем, вспоминая всё, что может случиться,
закрывать глаза, пытаться плакать.
Слёз чаще нет, а если есть, то не такие, какие хотелось бы – некрасивые.
Пишешь имена на теле – выдаёшь их за цифры, знаки…
Ничего не меняется…
Если бы только это кому-нибудь было нужно – мы бы могли поклясться.
За последнюю тысячу с лишним (совершенно лишним) жизней
повторяя: "не забыть… не сойти с ума… не остаться…
ни сойти/ ни остаться…"
А стоит?… чтобы когда-то родиться в Питере и однажды рехнуться в Париже…


телесного цвета   30.10.2002
привычка говорить надрывно сводит скулы…
тебя с губ вытираю… теряю память…
не могуне. могу. немо… мне… – глупо, гулко. трубка
забилась (забылась в руках) гудками.
разговоры раздетых в миноре… в этюде
о том, что когда-нибудь будем квиты… наверно…
все когда-нибудь/ где-нибудь/ с кем-нибудь вскользь будем
лезть на стену. язвительно: отдых (т.е. перерыв в нервах).
переворот в сознании, позвоночник выгнут,
провод поводом перехватить дыхание и смотреть, как
кончаются гласные звуки… пускай их вынут
и положат рядом, чтобы впредь говорилось редко.
чтобы вплоть до потери памяти обо всем кроме…
чтоб вся плоть осколками головной боли…
стенограммами всех наших снов, нотной записью всех разговоров…
знаешь… холодно


этюд (для CD-плейера)   30.10.2002
влюбляюсь… в старые джинсы…
в новое небо тошное… в то что
двадцать второй раз вернулись птицы
вывернувшись…
в дождь…

учусь снова дышать… искренне...
маленькими глоточками воздуха…
радуги испокон иссини
черные… просто
это немыслимо…

пошатываясь… влюбляюсь бродить
по городу… неосторожно
на глазах прохожих стихами бредить
влюбляясь… влюбляюсь в то что

и это пройдёт…


радуги   30.10.2002
Говорят, в этом городе самые красивые радуги…
Горло готово к вдоху. Я воздуха
на грани, делаю выбор:
затаить дыхание либо
разрывать тобой лёгкие.

Моя ранняя осень танцует буги, играет
мелодию, между двух полушарий
искажает имя, губы
сжимает, чтобы случайно не выронить,
смычком по вискам выводит мне.

Я весь уже в оттепель…
Дышится, курится. Стрижечка ёжиком
в ладошку колется – нравится.
Тебя изучая с упорством матерной,
не надышавшись, воздух сплёвываю.

Ты – больно вжатая в веко, в щёку –
не до безумия, но уже в сумасшествие.
Страшных снов о нас насмотревшись,
радуги обесцвечиваются в этом городе.

Еле слова вышёптываю… гортаню…

Целуй меня в солнечное…
в дыхание терпкое…
до рака лёгкого…
до крика…
чтоб искалеченно вниз падалось…

Говорят, в этом городе самые красивые радуги…
Слишком долго смотрел на тебя – глаза выгорели.

Век не касаться бы…


бессмысленное   30.10.2002
и капаю слова… взъерошенные. почти мертвые…
прочти мне с губ. что-нибудь свое. запинаясь на мелочи.
я вчера полюбил рыжее вокруг голубого – до этого нравилось черное
в черном… я не думал что выживу. ты простишь меня? не молчи…
простота "извини" иззвеневшего меня изнутри… до
косноязычия. до: ни строчки – строчки роскошь… ни
заголовка – одни молитвы. и так глухо так. больно. так холодномедленно
я со всеми на "ты"… я с тобою на "i"…
и. для тех кто не понял… в этом море ни капли – мой
талант стал обрастать пощечинами… звонко становиться истиной…
словом на языке. через тысячу лет через тысячу сил чело-
вечьих… в этих маленьких вечностях слишком много большого
больного смысла…


незавершенность (разновременное)   30.10.2002
Дай мне в губы легким поцелуем
Я злой/ грубый/ нервный/ ревную
Я молодой/ глупый/ нежный/ любуюсь
тобой
Я без одежды/ в одежде
Без надежды/ с надеждой
Я ненадежный но непохожий ни на кого
А ты снимай со щеки моей и между
опухших губ
(безнадёжно)
- Я неосторожный. Прости
- Ничего.
Я летний милый мимолетный мальчик
Во мне столько сил! На что я их трачу?
… не знаю… не значит…
не оставляй меня всего/
мне ничего своего
Я бездомный
ненасытный
Я по законам
но по забытым
леплю свои строчки
между точек и прочерков
прочерков…

Хочешь мы будем не вместе?
(громче)
Хочешь это будет не песня?
(громче!)
Хочешь я объяснюсь тебе в лести?
(ударами)
Хочешь? Хочешь! Все будет зло…
Глупо и холодно…
Я собрал все тепло
в левую сторону –
тебе повезло…

Я люблю чтоб не поровну
Я ненавижу и порванный
этим и в горло мне
падают желтые/
красные листья
Я не ископаемое – я искомое
подлежащее сказуемому
(не искажай)
Ты незабываемая/ не телефонная
Ты никакая но с такими стонами
из-за меня
что я сбиваюсь со смысла

Я срываюсь по жизни/
отрываюсь с чужими
а ты не дыши мне
чтобы я задохнулся
Все что сказано
было спазмами в горле
Значит перло
пусть даже бессвязно…
И так безнаказанно познано
что Господь улыбнулся

Я касаюсь кончиком нервов ночи твоей/
строчек твоих/ нескольких родинок на стене
Я юродивый
вроде бы
не уродливый
(через силу)
и/ но/ да/ не.. по погоде в огне
гни меня
гни меня
быстро или хотя бы не/медленно
Выстрел
изложенный письменно
Удар поцелуя
Я ревную…
Я весь этот мир ревную
к тебе и себе

Бесконечно падать
каплями
градом
дождем
сниться друг другу –
сойдем с ума на этой безымянной станции
будем… будем…
Хватай меня
Меня хватит всем людям

То что меня губит
не дает мне метаться
Я только с тобой

Все… Я истер
изрек
растерял
растряс
поперек
погряз
ударил
убил
утратил

свой весь смысл

Мой почерк не пропечатался в буквах
Мои листочки не стали документами сайта
Но все не случайно…
Все таки все не случайно…

***
(с ударением на о)

Меня прорвало
Я плакал
капал на бумагу
катал языком
иссякал под лампой
Меня прорвало

Зачем-то я вышел честным
Моя невеста
завтра будет ждать меня
на одной из станций метро

(громче)

А я предам ее
насмерть
Я постелю на ее дорогу скатерть
(громче!)
Я скажу что меня уже хватит

Меня прорвало…

***

Прости
если все не так в общем
Давай назовем этот полумрак
Ночью
Давай не открывать глаза больше
никогда
И никогда не ставить в конце слов
точки…
Только троеточия и черточки


соло на языке/ попытка петь   30.10.2002
…подумать только – и сразу ветер становится музыкой,
бессонно болея предопределением дуть сквозняком под дверью.
чтобы потом тосковать вдохновенно и блюзово:
…вы мне снитесь… и я вам верю…
чтобы трясло в поездах от страха, что все дороги когда-то кончаются
ощущением пустоты от потери.
но вы мне снитесь… так нечасто и счастливо,
что перерастают себя в различиях сон и истерика.
и заповедь тайн моих знает, как больно быть узнанной,
но непричастной к схождению в сказки, которые не проверить,
не поверив в них. вы слышите: я же верую до прокушенных
губ… верю вам…


блюз по памяти/ попытка засыпать   30.10.2002
Мамаамаама мне становится холоднострашно
засыпать чтобы снова проснуться
Мама комната насквозь простужена мной
и окно смотрит послушно во все мои внутренности:
звуки сердца/ дыхание голоса/ биение пульса…
как сгорая дымится память – маленький
тесный чертовый черный комочек Он снова
воскреснет Я знаю точно ммама…
Мамма я сам дерьмо и стихи дерьмо и
вся моя память не стоит выеденного яйца птицы феникс…
Но я отогреюсь когда она вновь прогорит…
думаю/ я отогреюсь