Все произведения автора Михаил Шерб (ms)

---Так цветет ... ---   25.12.2002

I. Так цветет снег.

1.(-----ежевичный холм-----)

Метались солнечные блики
В сетях распущенных волос,
И между ягод ежевики
Сверкали молнии стрекоз.


Сочились черные цветы
Пахучей нефтью кож,
И теплый ветер сквозь шипы
Свистел, как острый нож.


2.(-----slam jam-----)

Ласточки,
Помогите мне!

Я падаю в небо
Камнем.

Этот мир печален и прекрасен...
This world is sad and beautiful.
Diese Welt ist traurig und schoen!

Jam. Slam Jam.

Я натираю душу целебной грязью.

Сирень расцвела.
Смешан лиловый и белый.
Движенье ресниц и – снег!

Неужели это я считаю снежинки?

Джэм. Слэм джэм.

Ослепительно белые шипы.
Белые, белые....

Небо
Стряхивает снег.
И грачи доказывают черным по белому-
Снег!

Мы говорим- настурции, левкои, жасмин.
Мы говорим: мята, мелисса, хмель.
Огненный куст- рододендрон- погас....

Мы спрашиваем:
Всё ли свершилось?

Снег (-)
Падающий (-)
Ответ.

Господи, твой мир печален и прекрасен!
Господи, твой мир печален и прекрасен.
Господи, твой мир...


3.(-----читай в грозе-----)

Белые буквы,
Черные ветви.
На время вспышки
Взгляду возвращена невинность.

Небо
Через силуэты деревьев
Чертит белым.

Всё:
Волны травы,
Велосипед, прислоненный
К стволу сосны,
Излучина реки,
Полуутонувшая лодка,
Черепичная крыша,
Убитый фазан в рюкзаке лесника...
Всё это
Складывается в слова.

Недоумевая,
Читаю послание,
Адресованное мне,
И журавлиный крик
Придает мгновению
Щепотку волшебства.

4.(-----апрель-----)

Облака карабкаются на небесную гору.
Вечера угасают слишком рано, рано.
Из всех светильников на асфальт капает весна.

Ты знаешь, это апрель, ты знаешь
Как далеки от нас звуки леса.

Когда ты была маленькой, ты ловила небесных мотыльков.

Дыхание, полное ветра, дождя...
Между секундами протискивается вечность
Ты видишь? Под дождем ржавеют деревья,
И полет птиц кажется нам полетом созвездий.

5.(-----manchmal-----)

Иногда у этой реки бывает лицо гор.
Иногда мне нужны только трава, камень и рыба.
И слово, которого пока нет.
То, которое приблизит меня.....

6.(-----август-----)

Стрекочет сверчок сердца.

Выцветают тени.

Запах сливы.

День отпечатан на синем золотым тиснением сена.


7.(-----пророчество листа-----)

Этот лист... Он тоньше, чем кожа.
По нему нельзя гадать,
Можно пророчествовать....



8.(-----улитка-----)

Снег
На листе розы.
Капли.
Улитка высоко подняла голову.

Пурпурные тени.

Так цветет снег.


Господи, твой мир печален и прекрасен.
Господи, твой мир печален и прекрасен...
Господи, печален, прекрасен и бесконечен...


II. Так цветет туман.


1. (---шепот тумана---)

Дерево,
Дерево, которое больше, чем ночь,
Перешептывается с дыханьем долин
О тишине....

Камни,
Камни под сверкающей саблей реки
Лишены пыли.
Навсегда, навсегда...

Речь
Устала во рту,
Проходя бесконечный путь
От меня к тебе...


Слушай туман, любимая!

2. (---туман – миндаль---)

Обтрепанная нищенка луна
С мольбой ко мне протягивает луч.
Песчаных дюн натянута волна
На леску туч.


Полночной перспективы диабаз
В ладонях расцветет. Туман - миндаль
Прибой полузакрытых черных глаз
Уносит вдаль.

3. (---эпицентр счастья---)

Флаги растерзали ветер в клочья.
Недвижимо, в эпицентре счастья
Застывали руки, словно сучья,
Скручены веревками ненастья.


Неподвижно устремлюсь за ветром.
Вместе с ним напиться мяса ягод.
Чтобы замерцали фиолетом
Створки пагод!

4.

Плотное яблоко тумана
Плывет вдоль реки.
Сладкое и холодное,
Оно смывает с моих губ вкус твоего поцелуя.

Яблочный уксус моей тоски...
Что я ищу, рифмуя
Наши молочные сны?

Никто не живет так тепло, как мы...
Никто не живет так тепло, как мы...
Никто не живет так тепло, как мы...


III. Так цветет ветер.


Черные лани летят по бескрайней степи.
Виноградною кистью раскрашен застывший вечер.
Матовым светом разжег угольки в горсти
Ветер.

Вдаль уплывает усталая рыба-апрель.
Май зажигает каштановый свет в храме листвы.
Черепками фарфоровых чашек лежат на траве
Цветы.


Желтым созвездием пчел
Клейкий улей кленовый
Расцвел.

Гроздью медовой сквозь серый сочится зеленый.


--- Свет. (for MS)---   19.12.2002
### черная жара ###

Навязчив свет, и каждый звук навязчив.
Виновна тень моя, или права,-
Грядет зима!
И день сожмется в мячик,
Познав тепло пустого рукава.

Так наступает черная жара,

В момент, когда перегорают лампы.
Зрачок, перебираясь через альпы
Внезапной слепоты, нырнув в портал окна,
Примеривает к силуэтам штампы,-
Все заливая разумом-свинцом,-
Неограничен солнечный освенцим
Квадратом, а страдание кольцом!

Пусть лопнет кожура набухших слов:
Кровавой жертвой принесем Астарте
Их терпкий сок. Но воле божества
Претит однообразие на карте,-
Выдавливай из моря острова!

Пусть наступает черная жара!

Властитель мой, кто шесть веков не спал,
Увидев край кровавой плащаницы!
Я попытался выгрызть у волчицы
Ее оскал!

Но черная жара...

### привкус неба ###

..........................................Елене Моревне

Задумка славная – свет растереть в песок...
Или в стекляной баночке
скобой
Его зажать,
Чтоб не болел висок,
И задохнуться, и почуять привкус неба.

Задумка славная – песок расплавить в свет,
Под одеялом волн
бессонной рыбой замереть,
И, плавниками меряя прибой,
На сушу, вверх!...
Туда, где воздух–сеть,
И задохнуться, и почуять привкус неба.

Увидишь, как горошиной во сне
Виденье прорастет сквозь дерн ресниц,
Разрежет станиоль привычных снов,
Пространство раскатав в диагональ,
Застынет над твоею головой,
Нерезким, тускло-блеклым светом дня,
И ты не сможешь отвести свой взгляд
От вечности, и потеряешь власть
Судить и Выбирать, и лишь клочок
Морского воздуха – прозрачная вуаль –
От смертных сохранит твое лицо,
Как сохраняет память...


Видит Бог,-
Задумка славная – свет растереть в песок.

### северная сказка ###

Рой светлячков серебрянного снега,-
Сверкает грива - альфа ли, омега,-
Меж звездами различья больше нет,
Просеян свет сквозь решето-окошко.
В ладонях бьется мелкая рыбешка
Из камешков, осколков и монет.

На остриях заточенных мечей
Закреплены пунктирные лампады
Вселенной - бесконечной коллонады
Прохладных беломраморных лучей.

Сверкает в небе северная сказка.
Усни моя стоцветка, златоглазка.
Змеею млечной луч очертит бровь-
Быстроживуча вечность. И любовь
Быстроживуча...


### белый стих ###

Остудим свет. Мгновение замрет.
С надменной ленью жидкого азота
Вселенная (прозрачное желе,
Янтарный пудинг) на весы пространства
Стечет.
О, невесомый мед без банки!
Беспозвоночная, как будешь беззащитна
Без позвонков секунд, без стержня лет!
Зачем теперь звонить в колокола?
Их маятник-язык – не наш язык:
Вокруг да около. Но каждый, самый тихий
Удар их –
В цель.
А свет... Бесцелен свет.
Он, даже жидкий,– легче, чем дыханье,
Он проникает всюду, вездесущ.
Теперь он, как вода, заполнить в силах
Любой сосуд –
Тебя, меня, собаку,
Устало задремавшую у ног,
(И хвост собачий, и язык собачий)
Горячий чай, и блюдечко,
И чашку
(смотри, как тускло светится фарфор),
И пальцы, и дыханье, и гортань.
Дракончик мой, вот вспыхивает слово!
Искрой бенгальской от тебя ко мне
Проносится, затем спешит обратно.
Но воздух – свет. И только потому
Мерцанье слова нам не различить:
Невежам на свету не виден свет.

Но мы его узнаем:
По теплу,
По радуге, натянутой, как пряжа,
На пальцах, и по запаху волос
(Как пахнет свет в смолистых волосах!),
И сладко ослепленным засыпать...

Как ослепленным просыпаться сладко!


*** камера обскура *** (Шатыбелко|ms)   19.12.2002
*** камера обскура ***


-1- свет. вход (пролог).

вот так и маешься, таская
по зараженным светом зеркалам,
по общепитам камерных витрин
свой абрис, публикуясь без купюр
нечи-несчитанными тиражами
в их периодике -
жара...
сгоревшие слова-окурки
лениво повисают на губе,
и узник солнца - продавец газет
монетку убежавшую, прижав
к асфальту взглядом, поднимаясь, чтит
не профиль кесаря -
орла
стремительным движением;
но тень, когда он нехотя встает,
за ним не движется секунду, две
вторичная, привычный жест не длит,
причудливым рисунком замирая,
не попадает в такт;
день сжат
и насторожен, как пружина,
свет, подойдя вплотную, выгибался
так плотью ощутимо обличен,
что негатив, засвеченный, дрожал
в горячечном дыхании его
и, как предохранитель, оплавлялась
разомкнутая нить
зрачка

- 2 камера обскура.

здесь ТВЕРДИ НЕТ. привычка к бытию
важнейший ген средь прочих в хромосоме
и, обезумевший, вестибулярный,
оставив безуспешные попытки
создать подобие горизонтали,
уравновешивает небо с небом;

тошнит?! старайся не смотреть под ноги;
согласен, вертикальность раздражает:
паденье тени трудно объяснимо,
когда ее продолженная плоть
верна единственному свойству
длитсядлитсядлится

а полумрак так душен и тягуч
в своем предощущении дождя,
что ты невольно замираешь,
обшаривая воздух цепким взглядом,
и гаснет зажигалки огонек,
не донесенный к сигарете - тихо

и осторожно входят тени
домов, деревьев - тишина,
прислушиваясь к их шагам, звенит...

что держит нас пружинисто и властно?
и долго ли мы будем так парить
меж - чем и чем?

ты чувствуешь? - машинам тяжело
карабкаться по белому канату
разметки, по прерывистой морзянке...

да перестань трястись!

притерпимся - разложим наши книги
приучим старые слова к иным значениям
придумаем как хоронить умерших
я спрашиваю долго ли мы бу...
я думаю что долгодолгодолго
боюсь произнести - всегда

подошвы не стираются - ты прав
куда уходят люди? что за той
последнею ступенькой в переходе?
когда, слепое равновесие ловя,
твоя походка - птичая походка -
приобретет устойчивость крыла?

смотри-ка - дождь?
нет... я не знаю... нет...

- 3 - творение (эпилог)

творить
материю, умело замещая
молекулы другими... их различья
причудливо в мозаику слагать,
бессвязно над рецептом бормоча
и добавлять сомнение по вкусу.
(все правильно - сомнение горчит);

творить, слагать - но не тоску и ливень,
а пацанов, играющих в футбол;
подкрашивать понятия, слова,
отмеривать бессонницы и сны,
влюбленности творить самодовольно...
и улыбнувшись,-
так легко -
уйти;

поспешно оглянуться, рассмеяться -
не удивившись, - отмечая факт
отсутствия мяча, его исправив...
задуматься. с минуту молчаливо,
придирчиво картинку осмотреть,
соотнося подспудно время, скорость
и боль виска...
так, спохватившись, длить
мгновения, пока не оборвет
их сопряженность отраженный блик
оконного пенсне.



***отражение в зеркале дождя.***

дни начинались как рассказ Чехова А.Пэ.
«с утра на кухне готовил себе завтрак».
бесшумно скользя по паркетным клавишам, нес
покашливанье и чай, боясь расплескать обоих.
боялся, споткнувшись, окончательно разбудить кота,
жавшегося у ног. а разбудил город.
через час, когда тот поплыл за трамвайным окном
и деревья слились в сплошную толпу провожающих -
все быстрей и быстрей -, горло времени выгнулось рельсой,
заглатывая обрывки домов и улиц -
он не хотел помнить «пункт назначения» и что хуже
«откуда он ехал». Бог с ним! – сойду на следующей.

между кожей перчатки и кожей ладони - билет,
словно паспорт в сентябрь, в дожди, в до-ре-ми светофоров.
расшалившийся ветер, заметив знакомый ему силуэт,
словно старого друга, вдруг хлопнул его по плечу, оборвавшись на форте.

выйдя, он забудет незнакомых людей за трамвайным стеклом,
и деревья сольются с дождем в единую тень,
глотая драже фонарей перед сном,
он закончит еще один день
уютно,
как в рассказе Бунина:
«глубоко-глубоко отражались в пруде и
берег, и вечернее небо, и белые полоски облаков»



***репетир***


маневрируя меж
междометий
стираю
каблуки понедельников
ох и где ты,
отпускная футболочка августа?!
костюм с иголочки
на тверской не приметен
авто
за-ды-ха-ют-ся-воют-жа-лу-ют-ся

от баварии-
и до балтики
(по глоточку до донышка) дрожжевы-дождевые 0,5
как от курской до щелковской
проползет поезд устрицею
и вагоны (солдатики)
полковой грянут музыкой

и на часиках
мерно тикая
простучат сентября
колесики
и завертится осени мулен руж
проиграет реквием репетир

сы-ми-ти-ру-ешь нетоску свою
не-пе-чаль свою

сы-ми-ти-ру-ешь...

сы-ми-ти-ру-ешь..




***менуэт пробужденья***

ПЪСНИ ПЪСНЕЙ СОЛОМОНА.
Глава 2. Пс. 6.
Лъвая рука его у меня подъ головою,
а правая обнимаетъ меня.

всплыть,
легко оттолкнувшись от дна,
(на щеке отпечаток ракушки) -
поплавок зрачка на поверхности сна,
раскачивая (непослушный) -
дыхание, как слезу, вытолкнуть.
(равновесие вдоха и выдоха).

метроном утра выпустив из руки -
слепок губ разжимать, не смея
вспоминать все те языки,
на которых во сне
говорил: арамейский?
идиш?
(междуречье значений эпохи доНоевой).

пе-ре-ли-цо-вы-ва-ю слова,
как портной:
распарываю, крою, штопаю...

солнце нежится над европою,
пьет воскресную лень... негу?..
небо сшивая по швам. я - пленник
раскаленной похоти августа.
(о, любимая, как же тень у твоих висков густа!)
мидией губ процеживаю
наши сдвоенные дыхания -
левая рука ее у меня под головою.
правая - обнимает меня.

целую.
в нижнюю губу (ближе к уголку), в шею,
(там, на изгибе - сальто-мортале нежности).
проявляясь темными пятнами слов
(тех, что подскажут суфлерские будки мансард, подворотен...)
на светочувствительной пленке обоев,
остаться
негативом слепящей вспышки.

пора...

Амалия,
полдень ломается
коричневой корочкой жженного сахара.
(с эйфелевой вышки
падаю -
в водопад августа).
жара. дождя бы,
выпуклой
целлофановой
занавеской воды и ветра, по телу хлещущего...
дождя бы...ливня...

спус-ка-ю-ще-го-ся молитвой:
леваярукаегоуменяподголовоюаправаяобнимаетменя.




***ALTER EGO***


"alter ego - латин. - букв. "другой я"; близкий друг и единомышленник;
человек, настолько близкий к кому-либо, что может его заменить."





скольженье по плоскости. глажу:

рот-шрам,
вдыхающий острый воздух,
яблоко, пьющее рваный свет,
раковину, слышащую поступь
полночи, хранящую в естестве
плоти
прообразы наших тел.

память - что хлебный мякиш, -
можно вылепить все
(позу, жест сообразно случаю).
только когда внесет
утро
остывшее мясо лета,
лучше
сны распихать по шкатулкам
воском залепленных сот.

прячу
то, что не спрятать.
словно
небылонебыло
не-бы-ло
перерождения
в вечность
слов.

день сотворив,
длю глоток сентября
из опрокинутой чашки неба
протыкаю прозрачные вены дождей...

эта ночь уже в венах,
эта ночь уже в наших венах...

память
смять в единый словесный ком,
а потом
ставить оттиски на сургуче лета, -
раскаленной печатью дат,
сны превращая в камень,
собирая хребет
из распавшихся косточек «лего»,
из распавшихся лет,
образ за образом,
по иконам Его:
бесконечный «парад але»


это утро
алмазным резцом на стекле
выжигает мгновение-кондак.

Это- крылья меркурия.

это-
сколь-жжение...

чувствуешь?

словно снимая мерку,
обвожу острием
пальца Твое
отражение

в зеркале.



***колокольчик***

Отпугнув сон, посмотрю в окно,
Еще не зная, что ночью
Небо, уколовшись о колокольню,
Вылилось на землю ливнем.
Я пил это вино, я пил.
Опуская в источник
Свое отраженье.
И молоток
Солнца
Прочно
Ил

Теней (сминая шляпки гвоздей) вбил,
Впечатал в песок обоев.
Хмурясь, я вспоминал... Я вспомнил:
Как ночью, срывая винт голоса,
Кто-то звонил в дверь, кто-то звал,
Чтобы сказать главное.
И интервал
Становился
Все реже
Между

Вы-
зо-
ва-
ми.

Из
Точки
Звонка -
По спирали- каскад.
Страх, расплавляя трелью,
Сквозь височные доли,
Сквозь коросту сознания,
Расколов колокольчик полночи вдребезги,
Стены снов сносит до основания .
Ярче, чем боль, дольше, чем взгляд -

Дождь. Дождь. Вызов. Выыы-Зов…



***Улица у лица Улисса.***


Улица у лица Улисса.

Скрипят колеса тачанки.
Липа плюет соцветия в липкие глаза слепого.
Трость на брусчатке высекает профиль гречанки.
Времени- мало, пространства- избыточно много.
Лассо взгляда замкнуто. Слова: "Из плена..."
О, Елена! Вдоха привычность - Е-л-е-н-а!
Мне -
Колоть слова о слова в ладонях, -
Проглатывать скорлупу имени.
Гладить твое лицо ладонями
Определений...

Смелей!
Взбивай пену из белков-слов!
В солнечной печи запекай стих!
Хорош ворожей, да мало дрожжей.
Потроши - стих!

Это- чтобы не было видно, что ступни в пыли.
Что коленки разбиты в кровь, как у мальчика.
Это- чтобы не услышать команды "пли!"
И заглушить сверчка под тоненькой маечкой,
Внутри...

Знаешь, это- как оглянуться,
Стараясь припомнить имя прохожего.
(как-будто этот обмылок памяти что-то значит!)
Воспоминанья тоже меняют кожу.
Как города- асфальт. А как же иначе?
Если кингстоны памяти вскрыты - смейся!
Портретное сходство лишь повод для мести
Себе самому... Это хохот паяца,
Ведущего пальцем по зеркалу.
Виза - разовый пропуск к Тебе постояльца...
Времени мало! Улица у лица
УлИсса.




*** центр европы кофейня полночь ***


0.
центр европы кофейня полночь
время забыл имен не запомнил
слыл знатоком наготы и кружев
булочки масло ужин

желтый свет густоты голландской
кончик беличьей кисти танцы
па каблучок отблеск воска паркет
касса щелчок звон монет

скрип колокольчик соль на ладони
смазать смычок канифолью стонет
скрипка тоскливо густо протяжно
скатерть пятно не важно

щека поцелуи улыбка чао
герр обер битте еще чашку
черного...только покрепче... впрочем
я ограничусь скотчем.

свет, замирая на самой кромке
глаза, белком, желатиновой пленкой, -
вязкой слезой пробирался к скулам,
бархатной тенью клеенки и стула
был ограничен в рамках пространства,
темным желтком застывал на пальцах.

в сумраке бара, в парах алкоголя
мир показался забавным настолько
что неожиданно он рассмеялся,-
звонко, по-детски. он смехом прощался
с тускло-блестящей оранжевым медью,
с запахом кофе, вина, карамели...

каждой чертою нелеп и уродлив,
вечер складывался в иероглиф
грусти...

....герр обер, такси. так-си!!!
поздно. устал. прости.

1.
В аквариуме-полировке стойки
Проплывает угрюмая рыба-официант.
(выловить призывной блесной жеста)
«Савой- это единственное в Лондоне место,
где...» «...как заметил в свое время Кант,
моральный паллиатив...»
(наверное, это корм для планктона?)
Лед в стакане растаял. Около трех.
Слова во рту раскрошились до стона.
(впрочем, не вслух, но если бы в легких оставался воздух, -
вверх обязательно всплыл бы маленький пузырек...)

Дранг нах вестен, затем дранг нах остен.
Маятник: запад-восток-запад-восток .

И здесь и там теперь слишком много неона...


2.
убежать,
придерживая правой рукою
(словно разыгрался гастрит) пиджак.
смотреть под ноги, раскручивая
шлифовальный валик асфальта. Ускорив-
шись, жадно заглатывать улицы стэйк
(не расплескать бы глоток Твоего молчания).
взгляд сузить
до каблучка,
до точки,
(локтя твоей тени)
засасывающей: каблучок, обертку, ножку стола
щекастого карапуза с булкой....

якорь зрачка
подняв до груди, оттолкнуть воздух -
ввинтится в него,
выкручивая горячую стружку
дыхания.
Гриппозно раскашляться,
захлебнуться, кропя платок
вирусом-привкусом сиплого фальцета скрипки
(суфлера дверей и шин).

Перелистывать альбомы витрин,
каждый шаг оканчивая тире

имя. шаг. тире. имя. тире.

3.
замедлиться до...
невесомости, до
движений пловца,
до мысли «вернуться?..»
вернуться?..

В переносицу пол-
ночи разряжать смит-вессоны
фонарей.
считать
пустые столики в затопленной дымом кофейне...

заметить парня (одинокий стул
напротив), молчащего под U2,
(шшшу-шшшша)
крутящего между пальцев пфеннинг.


***XXI: Гамлет-Офелии***


Мой милый друг,

в стеклянные бокалы
твоих глазниц
осенний дождь зальет
коктейль «Манхэттн»-
фламбэ моих иллюзий:
о, трубочки сияющие,- башни,
фонарики, фонарики, полёт...
крепленая подслащенная смесь...

Позволь, я подсажу тебя на край,
на острый край...

Позволь смотреть,
смотреть...

Позволь лишь мне смотреть,
как ты в прозрачной
зеленовато-розовой воде
полощешь ножки...

Влажное дыханье
становится прерывистым и частым,
и близится
блуджинсовый,
карманный,
мной так любимый
твой
Армаггедон...

Офелия,
в тот миг
твое дыханье
мне представлялось гибкими ветвями
плакучей ивы...

Тщетно я пытался
за ветви уцепиться...
удержаться...
ты нежностью мне разжимала пальцы...

В последний раз увидев, как стирает
зеленовато-розовой золой
рассвет с оконных стекол отраженья,
ты плакала, и, плача, засыпала,
в тени от жара высохших глазниц.


***Инфантильное***


Вчера:
... клубясь в похвалах,
Кланяясь направо-налево,
Плыли облака,
подобные утюгам,
Обдавая измятую землю паром
Дождей.
Черный тромб солнца закУпорил вены неба.
Дома,
Свернувшись калачиками, закрыв глаза,
Ждали, когда
Утренняя звезда
Разобьет наковальню дня.

Люди цвета дождя, цвета
Вывернутых зонтов, цвета...

1.
Ночь отхаркиваю кофейной гущей в чашку.
Закрываю глаза под душем – открываю у зеркала.
Утро соскальзывает каплей воды с плеча
Медленно-медленно.
Зрачок, конвоируя, удерживает
И ее, и мое отражение, которое
Оживает и движется по ту сторону
Зазеркалья, где я становлюсь левшою и бреюсь
Другой рукою;

Темнота за окном постепенно слепнет:
Город на фотопленке стекла поначалу сер,
Позже белеет – проступает снежная ересь
И декабрь, как цезарь, поднимает город на щит
Облаков. Снег.

2.
Мне сегодня не хуже – не лучше:
Аномально-нормально. И каждый парсек
Моего одиночества укладывается в диезы морщин.
Что привычно. Милая, я выпускаю из рук ключи
Нарочно,- посмотреть – подниму ли?

Когда мы вдвоем, когда - невозможно близки,
И даже когда мы – одно…

Я перестал тебя слушать. Слышать. Прости –
Важнее – что я запоминил эскиз
Стикса вен в подкожье твоей руки.

3.
День замахивается открываемой дверью -
Несостоявшуюся пощечину ловишь ребром
Ладони. Отводишь в сторону – выпускаешь. Свет
Выбивает асфальт из-под ног.

Фосгеновый яд его - в прогнивших венах метро.
Им пропитан картон воздуха, снов, стен.
Запоминай.
Наши дети едва различают нас -
Ты - гулливер, я - гуинплен.
Запоминаю.
Перед самым большим из расставаний.

Господи, дай мне в дорогу хлеба и дай мне уйти!
Выскользнуть из под неба,
Встать, как с постели, с этой земли – тише:
С неба спускается снег.
Господи! Не пожалей, огня!
Мой засыпая след.

Ангел забвенья забыл меня?

Нет!..



***равновесие августа***


Kol Adonaj - (иврит) голос Господа. один из субботних псаломов Давида.
Когда его поют в синагоге, община встает.


1.

сон августа - предвестие дождей.
вальяжный декаданс воскресной лени.
неясная тоска томит: ужели
так дорог миг у кромки пробужденья?

сон воскресенья. блажь. затакт недели.

дым августа – предвестие снегов,
тяжелый сон и легкое дыханье.
ужели никогда ни ты, ни я не
сможем оболочку распороть?

дым воскресенья. таинство. покров.

свет августа - предвестие зимы
настойчивость забывчивой метели,
и неизбежность новой колыбели,
и невозвратность старой пелены.

свет воскресенья. пробужденье. сны.

2.

оттого ли, что вдох, отвердев, превратится в молитву,
оттого ли, что выдох, смешавшись с Твоим, оборвется,-
разрывается долгого сна огрубевшая нитка,
продолжая дрожать, как вода полусонная в ведрах –

я почти удержу на весу плотный слепок дыханья.

я услышу свой радостный смех: в приоткрытую дверь
будут рваться шаги. (два, три, раз) я считаю, сбиваясь.
черт возьми! я же помню, я помню еще ритурнель! –
перед старой, как томик Марк Твена, мелодией вальса.

полутакт в полусне.

я еще продержусь: пережду, пе-ре-не-жусь и пере-
болею, не ища в твоем сне ни спасенья, ни жертвы, ни неги.
время – к черту! в труху! разорву с наслаждением зверя,
перенявшего вместе с инстиктом презрение к смерти.

иcкаженной желанием пастью черпну почерневшего снега.


3.

Отдайте Предвечному славу, потомки сильных,
Склонитесь пред ним в роскоши вашей святости.
Голос Отца- слаще любой отчизны,
Голос Отца- выше любой власти.

Голос Предвечного сломит ливанские кедры,
Будет Земля дрожать молодой антилопою.
Голос Господа- выше Его смерти,
Голос Господа- громче Его шепота.



***свидание***


когда не сможешь больше мир творить
и, как младенец, с первым вдохом вскрикнув,
дробя молчание, рассыпет ноты скрипка-
прозрачный фейерверк на прОводах твоих –


ОНИ ПРИЙДУТ.

замедленные жесты
их воплощений из теней в тела,
невнятный, приглушенный говор,
тесный от долгой немоты,- повисший у стола,

напомнит сон. покрой их фраз, нарядов
покажется тебе так незнаком,
что ты на миг замрешь - невольно! - но кивком
предложишь сесть им, оттолкнувшись взглядом
от сумрачной толпы любимых лиц.,
глядящих с черно-белого экрана
воспоминаньем глянцево угли
зрачков блеснут, и будут странны, странны –

как будут странны жесты!

по слезам –
пересеченья родственные множеств
проникнут сквозь бесплотность и бескожесть.
похожесть и отличья станут нам
понятнее, чем тайны пантомимы.
несвязность речи, россыпи смешков,
узоры линий и морщин-стежков
пе-ре-кре-ще-ния, что в опереньи грима

полутеней.
на скатерти, над ртами
бокалов, где горящий светом лёд
не языками пламени,- зальет
вином и кровью пустоту гортани.

когда уже не сможешь мир творить,-
они придут, и будешь ты меж ними,
твое изображение возникнет,-
из шерсти - пряжа, из волокон - нить.

и явь, и сны, и многократность лиц
(созданий из дыхания и глины...)
из всех имен я помню только имя,
дрожащее на кончиках ресниц.

и явь, и сны, и многократность лиц,
застынут, как картина в старой раме
из всех огней я помню только пламя,
дрожащее на кончиках ресниц.


и я кричу тебе: приснись! приснись!





***сумма молчаний***



- света только у нас нет или в доме напротив тоже?
- и у нас нет, и у них... везде...
(из разговора соседей на лестничной площадке).



1.

отключение света (в воскресенье вечером)
разгоняет по углам вещи.
гильотина темноты падает столь стреми-тельно,
что еще мгновение перед глазами - кадр картины «андалусский пес» :
лезвие бритвы рассекает глазное яблоко (реж. Бунюэль).
но потом - падает и она, как случайно задетый пульт
телевизора. комнаты обрастают плотью теней.
быстрых, как хокки Басё.

пиво допиваешь вслепую.

одиночество- не повод для истерии.

забвение- худшую из смертей
придумали сами люди.
и используют в качестве анес-тезии.


2.

мимикрия сетчатки, дыхания, кожи.

зеркало в прихожей
(обелиск сна)
ошибается, думая, что мы легли спать.
(тишина, подкравшись поближе,
прыгает на колени, как кошка).

пат ожидания.

словно случайно
на циферблате часов разбили стекло
(как грудную клетку)
и время
вытекло в комнаты,
оставляя стрелки
дрожать
инородной мембраной молчания.

3.

у окна на кухне питаешься уличным светом.
(разделяешь время на хромосомы
привычно случайно)
чтобы согреть чаю достаешь с антресолей
старый (неэлектрический) чайник.
моешь.
(мизантропия августа обеззаражена хлоркой дождей.
скорым падением листьев).

свечка входит первой, втягивая за собой локоть,
потом футболку с надписью по-английски:

the rest is silence .

движенья приобретают повадки
зверей.

складки
света
вылизывают половицы.

смахиваю паутину светотени с лица.

неутолимо
стремленье огня слиться
с пространством.
стелиться -
всполохами микро-пожара
заляпать все поверхности глянцем...

это пустота
сияет вокруг тебя,
как на картинах голландцев.

4.

наши сигареты почти одновременно
клюют стеклянную ладонь пепельницы.
монотонность вечера- способ выжить; специя,
бульонные кубики, вызывающие спазмы
одиночества (я лечу их давно и по-разному,
словно мигрени,
кофеводкойкофе -или- бахомвивальдибахом
-или- крепкозаваренным чаем).


Бог лечит забвением, словом и страхом.

И тишиной –
суммой молчаний.


***Москва – Дортмунд - Москва***


1.
Привет,
В столице сплошное листво-, дожде- и небо-падение.
Молюсь в рекламных паузах о зиме,
Зарплате, детях.
Читаю Гениса с Вайлем.
Острая недостаточность денег
За-дол-ба-ла.

Несмотря на старания кабинета министров
Градус воздуха понижается.
«Столичной» стабилен.
Низко
Кланяется тебе моя Офелия.
Говорят, что зима неизбежна.
Жаль.

В графе непрочитанных сообщений
пусто.
Вчера во сне вступил в партию.
Ужас.

Крысис, как говорит Ася.

В карманах Эклога, Анников.
Стихи не пишутся.
Письма тоже.
Что еще?
Дочка - выучилась произносить зайсик
(В смысле зайчик).
Привет Марише.
Твой О. Ш.

2.
Олеж,
Здесь природа шепчет, покрываясь багрянцем:
"Зимы не будет...",-краснеет, но врет...
Сланцевая осень, блестя, входит в зенит.
Калейдоскоп октября. Как на картине Коро...
Сладко пахнут опавшие листья тополя.
Нить дождя по ночам сшивает асфальт заплатами лужиц.
Школьники напоминают больших жуков:
такие же глянцевые, важные, неуклюжие.
Мерзнет земля, выгорают пятна осенних цветов...
сквозь голые ветви стекает суккот в осеннюю жижу.
Собрав охапки плюшево-нежных лоскутков-слов,
Я засыпаю, уткнувшись носом в свою Маришу.

Съедены яблоки с медом, давно прочитан "изкор",
Кстати, не помнишь, в чем смысл "написанья стихов"? ;-)

3.
Привет.
Забавно, но сначала я прочитал
«в чем смысл <нЕписанья стихов>?».
Представь себе пьедестал
С надписью:
«он не писал стихов».

сегодня мне снился поезд «москва-дортмунд».
хотя если бы это случилось –
скорее это было бы авиа перелетом
(чиииз стюардесс, тоник со льдом и томик
чего-нибудь лирического).

На работе такая… как бы это цензурно высказать –
Томность и вялость мыслей,
так что ли? Что за обедом
Купил себе 50 граммов водки
(представляешь?) чего раньше никогда не делал
(ну, честно!) – я ж все-таки замгендира.
Аааа, плевать. Честь мундира
От 50 граммов не пострадает.

Да,
забыл - Офелия
передает Вам с Маришкой привет
И пожелания наискорейшего выздоровления.


4.
Спасибо, Олеж,
Я уже «практически здоров».
Поезд «Москва-Дортмунд», пишешь?... Хорошо бы, сон в руку...
При слове «мундир» представил картошку, к которой- селедки, грибов,
рюмочку водки... Нарезать немного луку,
Сбрызнуть маслицем, уксусом... Что может быть вкусней?
Звякнет стекло охлажденным до инея колокольцем...
Как говаривал мой знакомый: «вкус водки - на самом дне».
Был, наверное, прав... Тот еще был пропойца!
Да, Мариша моя шлет вам с Оксаной привет.
Любит твои стихи на «д»- «демона», «деревья» и «брод».

Встретиться бы нам - в Дортмунде или в Москве...
Устроили бы такое сов-мест-но-е твор-че-ство! ;-)


5.
Миш, привет!

Главная из новостей – осень.
Днем, как головную боль ,
Лечишь ее,
Пузырящейся, растворимой таблеткой дождей,
Ночью глушишь бессонницей-сигаретой-бессоницей ;-)
Утром, ломая хрупкую жесть
Луж, несешь на работу.
Забывая о ней только в метро,
Предпочитаешь прочим анестезиям палиндром
Овеществленной спирали снов.

Что еще?
Ежеутреннее либретто «Щелковская» – «Арбатская»
В полусне превращается в «площадь Набокова»:
Опозданье на час
Повод
В полупустом вагоне добредить, доспать.
Вздрогнув, поднять сумку, перчатки, молитвослов
«Места для инвалидов и
Пассажиров с детьми»
Ладонью взгляда.

Хочется сойти на любой,
На этой, на следующей остановке.
Курить мееедленно, ри-ту-ально, раскручивая веретено
Шагов.
Вплетая их в архитектуру дождя
Раскачивая над городом
Метроном
Дня.


6.(for Елена Моревна)
Здравствуй, Олеж,
Эта осень уже не новость. Снова новость - зима... ;-)
Разноцветной искрОю сверкнув, белоснежная тьма
Плотной ватой укутает хрупкий готический город – храм.
Будет брюхо серебрянной рыбы-неба распорото
Раскаленным ножом рождества. Мелких звезд икра
Золотою крупою набухнет, смешавшись с густыми молОками
Облаков, заскользит по остывшей до дрожи черной поверхности вод.
Расписное стекло декабря (старый елочный шарик) расколото
Молоточком луны. Двенадцать ударов и – продано - Новый год.

Снова натянута жизни струна на годов колки.
Льется на землю подсолнечный свет - масло хануки. ;-)


Аутодафе (ms/Ремедиос)   19.12.2002
1.

От Нотр Дам де-Пари до Сен-Жермен де Пре
Несут пепел того, кто сгорел на костре.
Рядом- голова святого Евстафия.
Взгляд рассеивается, опыляя лица...

Ах, столица,
Вот не кончалась бы ты...

Костры... Костры...

В воздухе повисло томление
Мыслителя, созерцающего свои колени...

На ноте "си"
Каждая систола порождает диастолу.

Последний глоток керосина,-
И можно совершать аутодафе.
Ваше преосвященство, не опалите фрак!

В этих кафе
Лимонадною пленкою яда покрыт каждый франк.

На великой стене, в огне, на дне, во сне
Мои зрачки уже не реагируют на свет
Этого светила!

...да светится имя твое...

Ожидание
Казни через сожжение вызывает легкое жжение
Пальцев, желание жить.

Послушайте, что там жужжит?
Сердце?
Учитесь в такт: ать-ать-ать!

Согрейте мне Землю.

Боже, как хочется спать!

2.

костер шарль де костер стэн не приходи на него смотреть
не опрокинь себя в его душу она страшней чем мальстрем
lux aeterna в глазах бенилюкса
кастор поллукс джо бронхитные взрывы в груди
температура возьми меня в свой букет
имя его клеймо губ раскаленный бред
аспирин не отменит встречи с его тенью
дом эшеров гештальт запустения имя его имя
мое лицо смотрит чужим его глаза такими родными
запястье шрамом его мечта паспорт одна только запись сирота
орест ах орест нету тебе покоя от сизокрылых мух жана-поля
говоришь сердце это пепел стучит в него
тиль митиль морис птица
она пьет мою кровь она долбит мое сердце клювом
видишь, какими синими стали губы?
чистит свой клюв о ребра клетки
наседкой высиживает своих уродов-птенцов
нет я не плачу сама себе дружелюбный палач
эти слезы слезы ивы бедняжке не пережить,
что цветы погребальных венков никогда не были живы
правилен только процесс энтропий
ослепительно белый шум – так ломаются копья
опиатов о мышцы сердечной боли
этот прекрасный март миокарда будет вечным
не доливай мне кровь алкоголем
рене декарт теория вихрей
вихри его магнитного поля несут только смерть
джордано костер не приходи на него смотреть
дождь стереотипность стежков и штрихов
не спасет того кто сам себе торквемада
о, гостеприимство и великолепие ада


3.

Прокручивай пленку полей назад...
Взгляд выворачивает глаза.
Респектабельность кресла, запотевший стакан...
- Сегодня кого?
- Цыган.

Пальцами щелкнуть, прищурить глаза...
Организация следствия- «за».
Устойчивость скорости- под откос.
- Побольше цветов!
- Не вопрос.

Автограф на стрелках часов- «Декарт».
Полиграфический запах карт.
От Альфы до Омеги- узкий спектр.
- Бэта- Джульетта?
- Успех!

Кристаллический морфий, сухой алкоголь.
В гнезде нафталина рождается моль.
Палец зудит на распухшей губе.
- Подать катафалк!
- Мсье?

4.

Псевдоразум уже давно игнорирует все квазипризывы
Почтить черепную коробку хотя бы своим отсутствием
Не пей никаких микстур и взвесей прозападного разлива,
Не снимай с Йорика скальп, таких не берут в Заратустры

Чтоб не дразнить некрофилов, труп Пегаса скорей закопаем
Тем более, что скелеты коней любят мстить своим хозяевам,
Как подло вещих Олегов кусают за ноги змеи совести!
Заклей мне глаза пластырем, лучше пусть будет перцовый.

Таких не берут в Джеймсы Джойсы, но это не так уж важно
Меня закопают без выстрелов под мавзолеем для гольфа
Сидящую в позе лотоса в мягком кресле домашнем
С книжкою Хармса, сигаретой в зубах и маленькой чашкой кофе


5.

...я сам видел, как она расплетала узелки звезд, стелила простынь травы, купалась в прибое неба... ветер ласкал ее между гладких ветвей...
Буквы, вместо капель дождя с неба падали черные буквы... Я читал благую весть от Лукавого...
В июле от холода мышцы корней сводила судорога, отчего по пыльной шкуре земли пробегала дрожь...
Молоко коров невозможно пить- оно приторнее меда. Молоко коз застывает, как мысли Аристотеля...
......согреться хоть на четверть часа...
......Ваше Преосвященство, нам придется ее сжечь!...

6.

Поведай нам, бледный лаэрт, ослепленный мезузой,
Как воиско слепое тащилось на встречу с медузой,
И гамлет, в слепую кишку пораженный змеею,
Как призрак, рыдал на стене и на дне за стеною.

Мой дядя недаром пожаром отселе грозить будет греку,
Неоновый багратион проплывает в забвении реку,
Офелия- девочка, - завтрак туриста и рака,
А вместо медведицы в пасмурном небе - собака!

Негоже народу безмолствовать без бесподобных примеров!
Залепим же жвачкою жерла у Маузеров и Револьверов...
Мы радостно выкуем купленным куем мечи и орала,
Мы вспашем планету - без запаха, без опахала.

Сальери, дай соли! Гертруда- вина! Преподобные- выпьем!
Мы высушим блоком болота, и мир взвоет выпью!
Ведь нам новостройка вертепа напомнила контуры храма...

Полграмма в печатке. Полграмма. Полграмма. Полграмма.


Двоеночество   19.12.2002
Я засыпаю, милая, видишь, я
Засыпаю, и нет меня, нет с тобой.
Снова к моей колыбели склонилась Мирьям.
Шепчет осока: "Этот - рожден водой..."
Шепчет осока: "Будет желать огня..."
Руки Мирьям - маслянистого Нила нежней,
Тянутся гибкие руки, - поднять меня,
Тянутся гибкие руки речных стеблей,
Тянутся смуглые руки, - поднять меня
К неопалимой солнечной купине.
Не отпускает сомненьем истерзанный нерв:
Нужен ли, нужен ли, нужен ли, нужен я?
Ближе ли, ближе ли, ближе ли ты ко мне?

Мы засыпаем, любимая, видишь, мы
Засыпаем, но нет меня, нет меня, нет с тобой.
Ил высыхает, становится светлым ил,
Ил высыхает, становится ил землей.
Белые лотосы, как лепестки луны,
Плавно качает сонный ночной прибой...

Жизнь рассыпается белой сухой золой.
Жизнь остывает, становится жизнь землей.


ЛеПЕЛЕстковые   19.12.2002
**Снега соцветий**

Почувствуй нетерпение стволов!
Сады уже давно цвести согласны.
Любимая, ты видишь, как прекрасны
Снега соцветий, вьюги лепестков?

С деревьев облетает белый цвет,
Как скорлупа защитных зимних масок.
И контуры теперь нежнее красок,
И тени гуще, и прозрачней свет.

****ЛеПЕЛЕстковое****

Любимая,

Я
Нашел тебя
В теле тюльпана
В перламутровой рАкушке орхидеи
В гиацинтовом ветре
Разве я одинок?

Медленно крутится золотое колесо солнца...

Целую тебя в висок.
Замираю
От запаха волос.
Щурю глаза от блеска...

Леска
Разлуки сдавливает мне горло
Все сильней.

Дней
Стало больше
Этой весной
Растаяло слово "пусто"

.....с тобой....



---Сонеты наоборот. (T.V.)---   17.12.2002
1.
Страна уютна, как библиотека.
Здесь небеса рассеивают свет,
Здесь незнакомо слово “бездорожье”,
И лучший друг людей- велосипед.

Дома дробят поля и перелески.
На окнах не увидишь занавески-
Поэтому и стен для взгляда нет.

Секреты процветания просты:
Пока войну вели другие страны,
Народ здесь культивировал тюльпаны,
Копал каналы и чинил мосты.

Неделю- постоянные дожди.
В окно задует ветер запах сосен...

Уж если здесь тебя застала осень,
То лучше здесь ее и провести.

2.
Черное золото моих струн-
Камерун.

Всю ночь танцевали зверей.
Разве мы были людьми?
В твоем доме есть занавески,
Но нет дверей.
Ви. Тата Ви.

Черная звездочка в белом песке.
Что я знал о тебе?
Что я знал о любви?
Ви. Тата Ви.

3.
Как только поймешь, что единица бесконечно больше нуля,
Не останеться ни мгновения для
Жалобы, ни молекулы воздуха для выдоха или вдоха.
Сводя скулы, зевок выжмет сок из обращенного внутрь себя ока:
Смесь, основные компоненты которой пыль и пыльца.
Ветер раскачает листья тополей, опалив прохладой половину лица,
Сполоснет стены канала темно-серой водой.
Мост и отраженье моста вместо бесконечности изобразят два нуля-
Это и есть мы с тобой
В момент, когда не останется мгновения для благодарности. Или попытки спасти
Канал, тополя, воду, пыль и пыльцу,
Зажатые в горсти времени.
Попытки тайком унести
Под веками видение дня,
Ставящее под сомнение
Сам факт существования
Тебя и меня.


---Беседы с Бродским—(апологетам от эпигона)   17.12.2002
0.
С древнегрецким орехом, морщинистым, круглым,прохладным,
C бубенцом за щекой, с воровски прикарманенным кладом,-
В духоту, где дарованы будут и клён, и каштан, и олива,
Мне не красться с оглядкой вдоль стен, не шагать торопливо.

Леденец, где прилипли навек волосок и песчинка,
Детским страхом - предсердия жизни: коварства, бесчинства:
Среди прочих сокровищ нашарив во тьме безошибочно, тихо
Ты погладишь, и вот - словно шерстью невидимых дышащих тигров,-

Поцелуй или ветер вдогонку... Обман на обмане:
Ходишь с августом в жилах - и с бьющимся сердцем в кармане,
Но нашарив во тьме среди прочих сокровищ в прозрачном конверте
Площадей и проспектов живую приманку для смерти,

Уходи, уходи, затеряйся в толпе, возвращайся домой, забывай торопиться,
И назад не гляди; пусть с тобой, как со мной, ничего не случится.

1.

Провинциальность- это не черта,
а способ жизни...
И моя национальность
предполагает провинциальность...
Черта оседлости не зря проведена:
Нам не осесть, увы......

Зато любой пророк
Приходит из провинции.

В любом
местечке изредка рождается мессия.

Потом
стремление в столицу
перерастает в обещанье ее разрушить,
Не оставив на камне камня...

...и я порой стремлюсь увидеть храм...

Свой непорочный плод двоим богам
Я жертвую всегда. Хотя при этом
Я верую, что Бог у всех один.

К поэтам
Он благосклонен...

Напоследок напиши:
"Учитывая личные заслуги
И склонность изувеченной души,
Он поселил их в самом первом круге,
В провинции, в Саратове,
В глуши."

2.

На дворе Пасха - мы справляем Пурим,
Если умный ты - мы тебя обдурим.

Наша лужа разлилась: не морем- болотом.
Ты был поэтом - стал полиглотом.

Над могилой еврейской - кипарис ливадийский
Не прощаясь уходит только очень близкий.

Провожали долго, да ждать устали.
Унес слово. Подарил скрижали.


3. (special thanks to Russian Fluming)


Я забыл этот край, погребенный тоскою,
Но почудилось мне, я лечу над Москвою.

Апельсином запахло и сухие иголки
Полетели с небес, как с рождественской елки.

Ерофеевский ангел, я летел над столицей,
Запивая портвейн минеральной водицей.

Мимо Черного Храма, мимо Логова Зверя,
Ни на что не надеясь, ни во что не поверя.

Мимо Логова Зверя, мимо Черного Храма,
Там, где струпьями Площадь, - незажившая рана...

где сухие иголки, как черный снежок...

И услышал я голос:"-- До свиданья, дружок.
И увидел две жизни" за Москвою-рекой,

"К равнодушной отчизне прижимаясь щекой."

4. Предрождественское

Незамеченный Богом,
Неуместный в аду,
По железным дорогам,-
Нежелезный,- бреду.

Не споткнувшись о корни,
Не размокнув в росе,-
Между белым и черным
По стальной полосе.

Но мгновение стукнет
Стылым стыком, когда
Предрождественский сумрак
Вдруг разрежет звезда.

5. (special thanks to Николай Голиков)

Исчезая cтремительно в лицах, в сугpобах, в плакатах,
Ты пpоходишь от гоpода к гоpоду, будто плацкаpтой
От окраины к центру, которому снег не по чину.
И заносит - следы от шинели, шинель, а потом и мужчину.

Снег по чину заносчив. Все очень и очень похоже
На попсовую песенку, даже моpоз по коже.

Оглянусь у забоpа, и то, что кpужилось над нами,
Закpужится теперь надо мною,- виденьями и голосами,
Как на школьном дворе, затаившемся после веселого свиста
Навсегда тишину разорвавшего семинариста.

И во тьме вавилонской, и в снежной египетской дали,
Мы тебя не услышали, или, вернее, не ждали...

Семинаpия сердца: ни покуpить, ни каникул,
А дpугой ни в окpуге, ни в веке не сыщешь. Прикинул?
Неужели нам выпало время давится словами
И угрюмо стоять на ветрах, что свистят между нами?

Бpодят битые умницы, битые бpодят дебилы,
Из котоpых за шкирку- любого. За паpу небитых.

Мы все дальше от центра, все дальше и дальше от круга -
За четыре шага не увидим лица, не услышим друг-друга,
И забоp наш- цитатник из нpавоучений и истин,
И танцоpы пpямы и пpавдивы, как семинаpисты.

Может, нам повезет обмануть хоть кого-то, возможно,
Нас самих, только сделаем это тайком, ненарошно...

Слава Новому: веку, он пеpемотал нас, как видик
На начало кассету; и богу - спокойному, будто не видит
Ни усопшего Лазаря, ни обреченного града,
Ни распятья, ни жизни, ни смерти, ни рая, ни ада...

Завтpа сложится не из икон, не из слез: из вчера и сегодня,
Где, всего-то, забоp между нами - и жизнь. И всего-то.Всего-то...

И ограды не видно, и фрейлахс летит, словно полька...
Земляная размокшая корка- преграда. И только. И только. И только!


Звук деревьев (to MS)   17.12.2002
I wonder about the trees.
Why do we wish to bear
Forever the noise of these
More than another noise
So close to our dwelling place?
Robert Frost


Разгадай мне значенье ветвей.

Заворожен дрожащей строкой,
Почему я храню в себе
Этот шум, никакой другой?

Раскачай мне качели ветвей...

Легкий ветер - летящий слог...
Переломится по весне
Словно спичка, сухой порог.

Расстели мне ковер ветвей.

Собери в земляной подол
Шерстяные клубки корней,
Сырость рос, ароматы смол.

Протяни мне лучи ветвей!

Пусть уродуют темноту
Шрамы тех незакрытых дверей,
Сквозь которые я поутру,
Как сквозь ветви проходит свет,
Ничего не сказав, уйду.


Сон   17.12.2002
В пещере воздуха или на дне дождя,
Где ветра тень ложится на поля,
Где из пеленок волн кричит земля,-
Там темнота. От капель темноты
Бегут круги по свету фонаря.
Там тошнота. Там клены-якоря,
Вгрызаясь в грунт, ржавеют под дождем.
Вонзаются в оконный окоем
Их ветви - бесконечные ходы,
Прорытые кротами пустоты.

И снится мне, что через мой живот
Из неба в землю дерево растет.

Там, под землей - сплетение ветвей.
Здесь, над землей - соцветие корней.

Мне чудится, что увидав звезду,
Подкошенный, я навзничь упаду.


ТЕАТР   17.12.2002
1. ~~~~~~~СУМЕРКИ_БОГА~~~~~~~
for Коne*

Цикад стальные кони
Раскручивают трель,
Но ветер на ладони
Еще не видит цель.

Несутся тени гончих
Сквозь сумеречный лес,
И стаи взглядов волчьих
Глядят на нас с небес.

Закрасил темно-синий
Заката торжество.

Рыдает, к древесине
Прибито, божество.

2. ~~~~~~~Венское~~~~~~~
for Юрий Ракита (13Х13)

Слепок собора (корабль, затонувший в верфи)
Так непохож на вертеп (скорее, на вертел)
Пронзил колокольней (вспомним про жало смерти)
Площадь, где ветер прохожим свистел: "Не верьте!"
С пошлой трагичностью опер Джузеппе Верди
В воображеньи рисуя призраки-шаржи
Лож бель-этаж – футляров из плюша и фальши
Для носферато, сосущих польки и марши
Как леденцы из запекшейся с сыром спаржи
Под шелушенье фольги шоколадных плиток
(камеры сердца кровавей, чем камеры пыток)
Но недостаток страсти влечет избыток
Слов, что уже не извлечь из ушных улиток.


3. ~~~~~~~монолог~~~~~~~


Катались слова по полости рта,
От мыслей ослепшая пустота...
Били разряды- от темечка в пах,
И воздух вдыхался на "Ах!"

Катались слова по полости рта,
Сгущалась приторная немота,-
Незакипающим молоком,
Гитарой без струн, без колков.

Катались слова по полости рта,
Из раны софита лилась темнота,
Из шрама рампы сочилась кровь.

...секундной стрелкой дрожала бровь...


4.~~~~~~~Движенье~~~~~~~


Нёбо щекочет запах металла.
От рентгена спасёт свинец.
Время совпало, движенье совпало.
Палец в плену колец.

Катаю по краю блестящую пулю...

Расплющенным в пальцах свинцом
Позвольте я в губы Вас поцелую.
Я хочу посмотреть Вам в лицо.

В Новейшем Завете наложено вето
На победу любой ценой.

Видишь, остыло, осыпалось небо.
Я покидаю бой.



5. ~~~~~~~Perpetum Mobile (рондо for Olwen) ~~~~~~~


...Глазурью слез залитые глаза
Пронзит луча серебрянная спица,
Но светом обожженная душа
Фарфоровым Нуриевым кружится
В растянутых пространствах антраша...

ms, ekspromt



...Размазанною краской на холсте
Движения покой изображала...
Мгновенным отпечатком фуэтэ
Максимова? Мазина? застывала,
Зависла в невесомости душа,
Столетья на мгновения кроша,
Фарфоровым Нуриевым в паденье,
В растянутых пространствах антраша
Изображая вечное движенье...
(Размазанною краской на холсте движения
Покой изображала мгновенным отпечатком.
Фуэтэ....)



6. ~~~~~~~ширма~~~~~~~

Хочешь забыть этот сон - скорее взгляни в окно.
Лобовое стекло пейзажа покрылось сеткою трещин.
После цветения вишни теряют значение, но
Приобретают изящество (тени ушедших женщин).

Хочешь забыть этот сон - скорее взгляни в окно.
Завесь опрокинутый взгляд прозрачной фольгою пятен.
Бесконечная цепь стала короче еще на одно звено.
Каждый безжизненный день одинаково мне приятен!

Хочешь увидеть сон - скорее взгляни в окно.
Грань между камнем и воздухом режет подобием ножниц,
И отражение храма в мутной воде слов
Станет более сложным.



7. ~~~~~~~A...ссоциаци...Я~~~~~~~
for A+Я

А...Над раскаленной плитой партера
Дымятся парнЫе апплодисменты.
(Занавес помнит пятна истерик,
Простыни- пятна спермы.)

Я...На сцене глазами нашарю
Ту, которая красная дважды,
Ту, что на мыльном радужном шаре,
Ту, что не знает словесной жажды.

А...Сны и грим поменять так сложно!
Лица под солнцем софитов стынут...
(Инъекции воска вводить подкожно,
Вылепить нежного мужесына.)

А...Я...Видел страшнее глаза и диагноз,
Когда засыпала сыпью метель,
Тебя, белоснежный дрожащий агнец,
И твой акварельный апрель.


Обрывки писем и разговоров.   17.12.2002
.....................весною Как Солл Беллоу, каждое письмо
Хочу упаковать в большой роман,
Заглавие придумать и отправить
В ведро..........................................
конечно, умирать от сердца
Сегодня, после Йосифа старо.
.......................................................
Не Сталина, а Бродского, дурак!..
.......................................................
В моей постели пусто, а бардак
В моей душе. Хочу наоборот,
Не в рот, а в глаз, как говорит народ,
Хе-хе... Как говорит народ- не в бровь
А в глаз............................................
Вчера читал как-раз
О нравах змей. -И как?
-Они гуманней! .......................................................
.....чтобы хотя-бы что-то увидать, необходимо выбрать расстоянье,
Такое, чтобы........................ ......................
чтобы приготовить бананы в тесте
Нам нужны: мука, яйцо, и сахар,
И опять-таки бананы..........
..........а также нижеследущие страны
Я повидал: (две точки) Люксембург.....
........стихи- они как женщины,
Нужны, но бесполезны.
Наслаждаясь ими,
Как жен, мы любим только лишь свои,
Подсмеиваясь тихо над чужими.


Смайлики для Мариши   17.12.2002
1.

по неровному шву чулочкослова "люблютебя"-
губами.

жалуется: кожа рук сохнет...
жалуется- нельзя читать, если на ночь намазать кремом...
любит дождьклены моей сердцумилой ...мании,
но солнцепальмы - больше. привычно грозит - уеду,
но уже не верит себе. забывает иврит. злится
на себя. стесняется: моей ласки, своей дрожи.
рассматривает мгновение с тщательностью летописца,-
с поправками на будущее придумывает нам прошлое.
жалуется, что запачкались туфли из замши,
хвастается: ее, мол, любили, а она- не любила.
хочет, чтоб ее называли не Марина, а Маша,
но (увы и ах!)- ей не нравится полное имя Мария!
слушает "ю ар май вумэн нау" (Порги и Бесс),
и умиляется случайности нашей встречи,
которая, естесственно, не произошла бы без
Того, кто всегда близко и Той,
что пока (тьфу-тьфу-тьфу) далече.
;-)

2.аргентинский смайлик для Мариши

приподнимая копировальную бумагу – ночь,
увидеть под ней точную копию прошедшего дня.
на коже – зудящие уколы солнечных пчел.
«... она шутливо оттолкнула меня,
беззвучно смеясь затяжным смехом
актрисы немого кино...»
перламутровая раковина пахнет кофе и молоком.
воскресный осенний день – синька-отбеливатель для тени.
мячик счастья, прыгающий в солнечном сплетении.

;-)


3.кубинский смайлик для Мариши

...сквозь сон пытается нашептать мне свой сон.
обрывки фраз: «лодкa... на море...». стонет.
полупроснувшись,
подносит к губам и целует мою ладонь,
и засыпает опять,- щека на моей ладони.

«...старик прислонил мачту с обернутым вокруг нее парусом к стене,
а мальчик положил рядом снасти...»


...её дыхание бьется серебряной рыбкой во сне,
прохладною рыбкой – на жарком моем запястье...

;-)

4.никарагуанский смайлик для Мариши

Нам в диалоге мыла и воды
Слышна поспешность джипа и жаргона.
Но горло душа, перебрав ряды,
На верхнем «ля» застынет полусонно,
Порвет на миг тугие связки струй
И, сплюнув сгустком ржавчины карминной,
Проявит негативом поцелуй
На гладкой поляроидной пластине.

;-)

5.чилийский смайлик для Мариши

Когда
Мои слезы сгустятся в кошмары, когда
Они высохнут в пепел моей сигареты,
Когда
Ты стряхнешь их, как в пепельницу, в бессмысленные слова,
Нетерпеливо, «словно воришка, который ждет
Свободы, для того, чтобы снова украсть...»

Жара невидимой мошкарой облепила лицо.
Терпеливое время оплавило лед
Желтоватого камня ступеней.
Кольцо,
Упав на мозаику мрамора, вновь
Прозвучало монетой.
Свинцом
Утолив мою жажду,
Сверкнула монета.

Кровь.

;-)


6.украинский смайлик для Мариши

Улицы дымкой курились, скрипел сбитый гигантский снег.
И в пять, и в шесть, и в семь этажей громоздились дома.
В черную, мрачную высь поднимался полночный крест
Владимира. Там, на пологих холмах, у Днепра,
Красовались сады, расширяясь, порою пестря
Миллионами солнечных пятен, безмолвно паря
В темно-синей густой высоте, за пологом у царских врат,
Где служили всенощную. Свет фонарей стократ
Отражался от снега. Царствовал Царский сад.

Город сверкал огнями, в снежных холмах тонул
Параболами подъездов глотая машинный гул.

Вдыхая тепло прохожих тугими губами дверей.
Белел рукавами улиц, манжетами площадей.

Только на этот город, и ни на какой другой,
Вместе с серебряным снегом зимой упадал покой.

Вместе с серебряным снегом падал волшебный свет:
Белый, прозрачный - вниз, фиолетовый – вбок и вверх.

Пастушеская Венера, пятиконечный Марс,-
Слабо дрожащий блеск в синеватом белке твоих глаз.

Занавес Бога расстелен над снежной землей
Белою птицею дрема парит над тобой.

Только на этот город, и ни на какой другой,
Вместе с серебряным снегом сходит покой.

7.

Будет нам счастье,
Если над дверью
Дюжина стертых подков!
Начищай колокольчик луны
Пеплом,-
Черной метелью ночных облаков.

Гаданье на взглядах. Я верю: ты веришь.
В горле города комом – туман.
Тает снег.
Зрачка барабан
Плотно закутан в ветошь
Век.
Поездов свирель.
Тает снег.
Оттепель, ветер.

Тает снег.

Под иглой грамофонной эйфеля кружится
Пластинка парижская. Улиц кружево
Паутинкою, блестками, дивной плесенью...
Тает снег, и от запаха весело, весело...

Черный чай из чашек-зрачков
Обжигает гортань: до спазма, до стона.
Тает снег. Исчезает знакомый
Узор за окном.
С зарею
Тает звездно-небесный
Свод.

Белый свет. Тает снег. Новый год.


**** Французский смайлик о Марише ****

Слезами смол был леса взгляд согрет-
В ручьистую тоску ее поверив,
Заслушался молчанием деревьев,
Стал полутьмою сумеречный свет.

Услышав крик ее черноворонья,
Неряшество распаханных полей
Доверчиво раскрылось перед ней
Огромною морщинистой ладонью.

Господь да сохранит ее следы
И ветром ветра, и водой воды,

Мерцающей прожилкой в угольке,
Прозрачной рыбкой в солнечной реке.
;-)