Все произведения автора Светлана Меликьянц ( Яфа)

Из цикла "Мой Питер" ("мимо", "Восковая скрипачка")   01.01.2006
мимо

мимо отрыгнувших человечину огромным ртом
станций притворившегося сытым до утра метро
в пролежнях гранитных драпировок мимо окон-ран
мимо мышеловок где всегда идет своя игра
вдоль большого города смакующего первый сон
и бомжей и горничных поденщиков и вип-персон
сбросившего потное исподнее дневных забот
пыльными проспектами усталый человек идет

Восковая скрипачка

Девочка-скрипачка, ты на Невском
Знаешь, как от ветра ломит пальцы,
Как порой презрительно и дерзко
В твой футляр скрипичный шлюхи пялятся,
Знаешь звон дешевого металла
И шуршанье новенькой купюры…
Для туристов города ты стала
Чем-то вроде восковой фигуры.

В жизни неизбежны боль и драмы,
Радость и печаль нерасторжимы…
Как тебе при свете этой рампы
Дышится, хорошая, скажи мне:
Ищешь ли сочувствия людского,
Иль прохожих музыкой врачуешь?
Скрипкой Петербург с тобою скован –
Сцену дарит самую большую.

То дождем, то солнцем Невский платит,
Тихое «спасибо» без кокетства.
День за днем из старенького платья
На асфальте вырастает детство.
Достопримечательность проспекта,
Кукла восковая, недотрога,
Может быть, сейчас счастливей всех ты,
Ведь играешь для себя и Бога.



Супрематический кот (в соавторстве с Дмитрием Денисовым)   01.01.2006
Когда проходит кот по желтым листьям,
То грудь вперед, подобно гордым лисам,
И хвост трубой, подобно паровозу,
Спина дугой, подобно коромыслу,
И кверху нос, подобно бригантине,
А уши врозь, подобно «плюс» и «минус».


Снова осень (Памяти Юрия Визбора)   01.01.2006
Снова осень, снова грусть,
Оттого, что в парке клёны
Треплют свой наряд зелёный
На ветру,
Пожелтевшей пятернёй
Удержать стараясь прядки,
Уверяя, что в порядке
Мир земной.

Осень желтоглазой лисой
Смотрит сновиденья лесов,
Снисхожденья не просит
Осень.

Значит, некого корить
В том, что лучшие ребята
Покидают без возврата
Сентябри.
Листья клёнов соберу
И отправлю, словно письма,
Тем, кто встретился по жизни
Мне к добру.


* * * (Тепло! Как хочется...) ( Из цикла "Мой Питер")   29.03.2002
------------3 февраля 2002 года в Петербурге была зафиксирована
------------рекордная плюсовая температура +5С.


Тепло! Как хочется напиться
Голубизной небесных вин,
Младою мчаться кобылицей,
Пока февраль бурлит в крови,
И на Фонтанке, где игриво
Проспект сутулится над ней,
Угнать с моста, тряхнувши гривой,
Всех четырёх его коней!


ПУСТЬ ДЛИТСЯ ЗИМА   29.03.2002
Как хорошо, что долго холода
Порой зимуют в северной столице -
Нам повод есть своё тепло отдать,
И пусть зима всё длится,
длится,
длится...
Как хорошо в заснеженном окне
Увидеть вдруг своих любимых лица,
Понять, что ничего дороже нет,
И пусть зима всё длится,
длится,
длится...
Как хорошо, себя закутав в плед,
Посочинять о счастье небылицы,
Отбросить половину прошлых лет,
И пусть зима всё длится,
длится,
длится...
Как хорошо, что долго холода
Порой зимуют в северной столице -
Нам повод есть своё тепло отдать,
И пусть зима всё длится,
длится...


НЕПОЛИГАМНЫЙ СЛУЧАЙ   29.03.2002
Я стала деловой - жизнь заставляет биться
То по лбу, или в лоб, как об стену горох,
Попавшейся в силки бессильной голубицей,
Иль колоколом, что сам от себя оглох.

Все от меня хотят, или меня - что то же -
Хоть каждому своё, но чуточку урвать.
Судьба берет сполна и, промахи итожа,
Мне оставляет от жилетки рукава.

Вселенская любовь, того гляди, наскучит,
А верности обет к обеду тяготит.
Немодный мой совсем, неполигамный случай -
В безвременье билет. И я уже в пути.



ПРЕДВКУШЕНИЕ.   29.03.2002
Пожалуйста, не торопи
сказать то слово, за которым
последует победный пир.

Помедли, не произноси
и сам то слово, за которым
расстаться нам не хватит сил.

Прислушайся, как в тишине
поёт нам слово, за которым
назад уже дороги нет.

Так терпко трепетно судьбу
доверить слову, за которым
других нет слов, есть только "будь".

Его мы скажем, а пока
пусть полетает в облаках.



Изумленная зима   09.01.2002
Стужей снеги веют из космоса,
словно космами старых вьюг
заплетают березы косами
и поземками травы вьют,
бубенцами ветров заученно
ледяная льется ленца,
и белеет лица излучина,
изумленной зимы
лица.



* * * (Закрыты парки. Смотрят сонно...) из цикла "Мой Питер"   23.11.2001
Закрыты парки. Смотрят сонно
Из-под увядших век пруды,
Находят парочки влюбленных
В оградах тайные ходы,

Платками влажно носовыми
На яхтах смяты паруса,
Из туч насупленных над ними
Сочится вялая слеза...

Но дух в сем городе осеннем,
Как прежде, юный и живой.
Здесь Блок, Ахматова, Есенин
Короновали гений свой.

Здесь всё моё воображенье
Волнует, будит и манит:
"Невы державное теченье,
Береговой её гранит",

И конь, взлетевший в небо дерзко,
Решетки Летнего каприз,
И на Игле Адмиралтейской
Забытый ветром жёлтый лист.

Стаккато чайного стакана   23.11.2001
Хельсинский поезд, Хельсинский поезд
В жесткой своей колыбели покоит.
Вот, наконец-то, выбран маршрут.

тут-как-тут, тут-как-тут...

Брошены в ночь километры печали.
Верю - все лучшее только в начале.
Каждому страннику нужен приют.

тут-как-тут, тут-как-тут...

Ложечкой чайной о грани стакана
Поезд играет надежды стаккато.
Встречу секунды стремительно ткут.

тут-как-тут, тут-как-тут...

Как же боюсь я в пути потеряться,
В полночь сойти на заброшенной станции.
Только туда, где любят и ждут.

тут-как-тут, тут-как-тут...

Петербуржские лужи (из цикла "Мой Питер")   18.11.2001
Когда потоки летнего дождя,
По скорости с водой в канале споря
И проиграв, оставят уходя
На набережной маленькое море,

Туда спеши от залов Бенуа,
Малевича, Филонова оставив -
Здесь Русский всё сказал тебе, ну а
Палитра улиц новизной блистает.

О, лужи Петербурга! Этот вид
Неповторим, прекрасен и, к тому же,
Ты отраженье Спаса на крови
Увидишь только в петербуржской луже.

Войдите   23.09.2001
-Войдите.
Но это лишь капли дождя за окном.
-Войдите.
Но это на полке качнувшийся том.
-Войдите.
Но это из вазы упали цветы.
-Войдите.
Но чай остыл.


До нежной ниточки заката   04.06.2001
До нежной ниточки заката
Продлится день. Голубовато
Мерцают искорки росы.
Ты их нечаянно рассыпь
На новом полотне страницы -
Росинка рифмой обратится,
С зеленым шелестом лесным
Закружим ритмами весны,
Там черепицей красно-рыжей
Покатую покроем крышу,
Совсем немного подождем,
Пока покатится дождем
По ней небесное стаккато
До нежной ниточки заката

Панцирь   04.06.2001
Я - черепаха.
Я укрыта прочно
Защитным панцирем - тяжелым, неуклюжим.
Он мне мешает двигаться, но все же
Он кожу не дает мою поранить.
Его красивые и яркие сегменты
С годами затвердели и окрепли.
И все вокруг меня привыкли видеть
Под этим панцирем, и кто-то даже с ним
Ведет беседу - панцирь отвечает...
Мои родные видят в нем опору,
Ученики - премудрости источник,
И любят дети, разыгравшись, лихо
На нем проехать, время коротая,
Соседи все уверены, что панцирь -
Мой панцирь! - должен им служить защитой,
Друзья, как в зеркале, своим любуясь видом,
В нем отражаются и панцирю кивают,
А некоторым людям даже легче,
Когда под ним я голову скрываю -
Им кажется, я на змею похожа,
Начальник мой на прочность проверяет,
Наваливая сверху лишний камень,
А прочие, совсем чужие люди,
На яркий глядя панцирь, недовольны -
Зачем у них такого нет наряда -
И норовят гвоздем его царапнуть...
И только ты, любимый, знаешь точно,
Что он - не я, лишь ты, любимый знаешь.
Когда ко мне приходишь ненадолго,
Я для тебя тяжелую задвижку
С огромными усильями срываю,
Но не затем, чтоб выйти из-под ноши,
А чтобы ты ко мне проник украдкой
Под тяжкий панцирь... нам под ним с тобою
Друг перед другом не нужна защита...
Но даже и в такие вот мгновенья
Не соглашусь остаться без укрытья,
Боюсь, случится что-то - ты исчезнешь,
И все тогда вокруг увидят сразу,
Как бьются роднички
и голубые
ручьи текут
под тонкой оболочкой.

Сень сна   04.06.2001
Где это было - в Париже, Мадрасе ли,
Праге, Стокгольме, а может, Венеции?
Крыльями птичьими радугу красили,
В небе качаясь на тучке-трапеции.

Влажные волосы волнами пенились,
Голубизной отливая бассейновой.
Выйти из сна нам хватало терпения
И опрокинуться снова под сень его.

Бархатных простынь изгибы барханные
Бережно нас стерегли и баюкали,
Мы в зеркалах отражались охапками,
Шкаф нам подмигивал шляпками, юбками.

Помнишь, блуждали в саду лабиринтовом,
Пересекая бессчетные линии?
Пахло листвою весенней нефритово...
Где это было - в Софии, Берлине ли?

Эфтаназия    04.06.2001
Вот ведь вышла какая оказия.
То. что было абстрактным спором -
Правомерна ли эвтаназия -
Я сейчас решу... очень скоро.

Как в бою со смертельной раною:
"Пристрели, браток, чтоб не мучился" -
Властью дарится полноправною
Милосердная смерть-разлучница.

Не судья она, а спасение,
Не рассудит нас, а излечит.
Пожинаем то, что посеяли...
Пристрели меня, человече!



В ладонях   15.05.2001
Ты держишь в ладонях
Тепло воплощенных молитв,
Безумство агоний,
Фантазии лепидолит,
Созвездье печали,
Луной напоённую фа,
Начало начал и
Мечту, победившую фальшь,
Всегда и мгновенье,
Частичку живого огня,
Своё повторенье.
Ты держишь в ладонях меня.

Пожарче, милый   15.05.2001
Пожарче, милый, баньку протопи
Звенящими осколками осины.
Заварим чаю - много будем пить,
Коль семь потов испустят наши спины.

Скорее в пасть прожорливой печи
Озноб озябших наших тел подбросим,
Все хвори будем веником лечить,
Пускай теперь на нас позлится осень.

Березовым листом душистым вон
Прогоним боль, что в душах накипела,
Почувствуем, издав блаженный стон,
Как входит дух святой в святое тело.

Пары вдыхая мятные, пойму
То, что без баньки не могла понять я.
И мы с тобой не скажем никому
Про тайну непорочного зачатья.


Гусеница   15.05.2001
В тихий час, когда тени косы,
По своим гусеничным делам
Аккурат поперек полосы
По дороге толстушка ползла.
И пришлось мне бедняжку спасать
(мало что ли у гусениц бед)
От стремительного колеса.

Вдруг подумала о тебе,
Что уже не прошу любви,
Тратить жаль по осени ци,
Пощади, хотя б, не дави,
Я не хуже гусеницы.

Сонет октябрю   15.05.2001
Что мне простить тебе, октябрь?
Одежды, сорванные с кленов,
День, угасавший неуклонно,
Или промокший плащ, хотя б?

Иль то, что в темные глазницы
Моих полуночных окон,
На мокрый опершись балкон,
Береза голая стучится?

Беззвездный неба капюшон
Над остывающим заливом,
Озноб в закате торопливом,
Что мне простить тебе еще?

Я все прощу, мой господин,
Лишь только ты не уходи.

Дорожное   15.05.2001
Цепочка фонарей - меж сумраком и светом,
Мерцающая грань, связующая нить.
Вот так и нам с тобой судьба на свете этом
Быть вместе не дает, стремясь соединить.


Неизбежность   15.05.2001
Под размеренный гул голосов и пьянящих бокалов
Взгляд случайно скользнул, разрывая завесу толпы,
К тем столам у окна, где под сводом вечернего зала
В предзакатных лучах золотилась тончайшая пыль.

Чей-то пристальный взор вдруг навстречу - мгновенно и просто,
Как в ручье весела и легка, и беспечна вода.
В нем такая игра, восхищенье, призыв и вопрос, что
Убеждаешься вновь в неизбежности вечного "да".

Беса ме мучо (из цикла "Мой Питер"   15.05.2001
"Беса ме, беса ме мучо..."
Поток диффузии подземки несет меня на звуки любимой песни.
Оказывается - женщина,
Бледная, худенькая,
В черных брючках и подростковой голубой курточке,
Стоя у стены перехода,
Пытается убедить толпу,
Что всхлипывает не она, а саксофон.
Чуть больше инструмента,
Она для верности опирается о стену ногой в безликом ботинке.
Слегка притормозив, выдираюсь из потока
И бросаю монетку
К таким же, лежащим горсткой в сумке на полу.
Не прекращая игры,
Женщина слегка поворачивается в мою сторону
И смотрит одним глазом.
Так без любопытства, из вежливости
Смотрят пони,
Катающие по кругу детей.
- Почему же не остановились, не послушали дольше ?-
Слышу слева голос мужчины.
Зачем мне останавливаться?
Мы сказали друг другу всё:
Она - музыкой,
Я - тем, что услышала её.
Она крепко целует костяной рот своего любовника,
А я продолжаю день под их страстные стоны.
Мы будем вместе сегодня.

Я знаю, как выглядит дом   15.05.2001
Я знаю, как выглядит дом, из которого ушла любовь:
там краска на потолке торчит небритой щетиной, грозя уколоть вас в
любую минуту...
залысины пола уже не портят прическу...
оконные рамы больны аллергией на одиночество -
их кожа обветрилась и загрубела...
нелепые яркие пятна от фотографий на анемичных щеках стен
подобны румянцу горячки...
а ванна... бедная ванна!..
она почернела от горя -
никто не играет с ней в пенку,
никто не греет её ароматными солями зябкими вечерами...
всюду витает сквозняк запустенья...
Наверное, так же выглядит и душа человека, покинутая любовью.

Кое-что о верности (из цикла "Стамбульский дневник")   15.05.2001
Знаешь, милый, не трудно быть верной,
Сколько б ни было прожито дней.
Хочешь - верь, а не хочешь - не верь, но
Быть неверной гораздо трудней.

Я же помню:
В мечеть голубую
От дождя ты меня на руках,
Не мечетью, а мною любуясь,
Вносишь бережно через века...

Лёгким бризом струятся с Босфора,
И вплетаясь в полуночный стон,
Отголоски античного хора
Нас как будто венчают на трон

Наших чувств...
И сродни минаретам,
Устремившимся к звездным огням,
Безудержно стремишься ко мне ты
До утра...
То не грезилось нам.

Воспаряя над мраморным штилем,
Где на рейде стоят корабли,
Обо всём мы с тобой говорили
И, как боги, всё сделать могли.

Мы сплелись, как в земле корневища...
Нам не нужен сохранный обет -
От себя ведь измены не ищут,
Так не трудно быть верной себе.

Застывает зыбкий занавес   27.04.2001
Застывает зыбкий занавес
С неба льющейся зимы.
Пеленать разлуку заново
Позабыли нынче мы.
Разметалась, распелёнута,
Закружилась невпопад,
Забрела по краю омута
В запрокинутый закат.