Все произведения автора Елена Гуляева ( Елена Моревна)

вербное   08.05.2004
не включая звучания
музыку шорох речь
не пытаясь затеплить
светильник ночник свечу
аки тать за спиною в нощи
тишину стеречь
замереть
подбородком прильнув к твоему плечу

спи
шарахнет разрыв капели
ничком-о-жесть
замерцает в испуге прижмуриваясь фонарь
только б Лету не смял не сморщил
ни cтон ни жест
да не бухнул в набат
встрепенувшийся пономарь

затаишься
и в прорубь времени
сон скользнёт
невесомо-кисейным велением плавника

ошалев от апреля
форель разбивает лёд
и на горных порогах
с камнями бранясь, река
кружева рукава на косые лоскутья рвёт

пляшет флюгер над крышами
бюргерский городок
залихватская полька
вот-вот перебьёт гавот
плёс расстелен
как плед у осочьих девичьих ног
клавесин рассыпает на площадь
монетки нот

cпи
ты чувствуешь
как теченьем кружит наш плот
как стремительны стрелки
как сердце летит в галоп
как срываясь с озёр
словно завтра уже цейтнот
сотни диких гусей
поднимаются на крыло
как по жилам деревьев
бежит ускоряя ритм
тот же сок, что пульсирует присно
в любом из нас?..

спи,
осталось недолго
полоска зари горит
за окном рассветает
ты слышишь? уже весна...

оттепель   06.01.2004
...январская оттепель
ноль
жестяная капель
ломается, тая
сосулька
и в сток уплывает

прибоем колотится
боль:
хронос тронул качель
и мается маят-
ник пульса
висок пробивая

циклон. о, как хочется
прочь
в белый пух тополей
Каретного
в летнее счастье,
где в темпе бравурном...

январская оттепель
ночь
равновесье нулей
безвремье
безлюдье
беccтрастье
безтемпературье



Белые ночи   06.01.2004
Июнь
Петербург
Эти белые ночи
Не спать
Задыхаться сирени цветеньем
Кружить и сноситься
Державным теченьем
Невы
В разведённых мостов многоточьи
Пить запах дождя
Вместе с тёплым асфальтом
Дворцовой
Увязнув в неё каблуками
В едва ли на треть
Восстановленном храме
Взлетать
Под небесные своды из смальты
И рвясь на куски
Между близко и ближе
Из памяти
Груды Кащейского злата
Выхватывать
Ты
Призрак Летнего Сада
В Фонтанку
Навек
Заглядевшийся
Чижик...



вечерне-трамвайное   06.01.2004
когда запылится и выцветет глобус
в осадах увязнут бои
когда стремительно-жаркое "да"
станет медленным
"мне это надо?.."
любовную лирику
исподволь сменят
сказки
хайку и рубаи
и закончится стройка
(вот только останется
к Пасхе подкрасить ограду)...

...в две смены с утра
слушать жалобы бедных
а вечером плач богатых
и думать
я видно счастливей всех
о Господи
мне-то грех
помня о масле
не строить планов
не ныть не искать виноватых
лепить потихоньку свои горшки
делать вид
что не слышишь брех
и слыть приятной
во всех отношениях
ergo: от всех закрыться
и лишь заболев
или лоб оцарапав
очнуться
ещё жива
ещё не дай Бог
угораздит сглупить
уволиться или влюбиться
(но - цейтнот...)
опять провожать глазами
Азорские острова
и думать
да вроде всё так как хотелось
но что я оставлю что
если даже мой временный мелкий ремонт
прочнее, чем материал

...доехать домой
не успев ответить
машинально повесить пальто
и с чашкой кофе
(опять не спать)
наведаться в твой реал



Вода   06.01.2004
I
Стоять водой
Лубочно-голубой,
Забывши напрочь сроки и итоги,
Разглядывать придонные чертоги,
Лениво пошевеливать прибой

Дивиться гладкой лаковой слюде -
Поверхности своей аквамарину,
И реденькую тинную перину
Отращивать в камнях на чёрный день.

И знать, что не удержит ничего
(Помилуйте,- какой же в море тормоз?!),
Лишь только дальний пряный запах шторма
Крылом лица коснётся моего...

II
лал блика,
аллюзия к бывшему до,
maladie...
много ль надо -
пустяк: обречённо
о веретено уколоться...

калика!
вот так же стояла водой,
но тогда - без ограды;
сейчас - заключённой
в бетонные кольца колодца...

тогда
запах шторма кружил, словно хмель
приливы-отливы, как водится;
сейчас
лишь протяжно скрипит журавель
под грузом
холодной колодезной...

а может, размыть
проточить, просочиться
и - к морю?..
сбежать из тюрьмы
что случится - случится,
не горе!

а может,
дождаться жары, испариться?
пролиться,
уняться

да только вот
будет ли больше
корытце
других инкарнаций?..

ах мне б лишь
качать на волне твой кораблик,
пить бренди из яблок,
да
поздно

но - веришь? -
из гулкой темницы колодца
я днём вижу солнце
и
звёзды...


Нательный серебряный нолик   05.01.2004
"Когда всё уже было сказано, полковник
Геринельдо Маркес обвёл взглядом
пустынные улицы, увидел капли воды,
повисшие на ветках миндальных деревьев,
и почувствовал, что погибает от одиночества.
- Аурелиано, - грустно отстукал он ключом, -
в Макондо идёт дождь..."
Маркес.

"Одиночество в степени икс -
Как нательный серебряный нолик..."
Петроff.

Никуда не уйти
от прапамяти тайного кода:
крест из пепла на лбу
неподвластен песку и воде.
Я в обрывочных снах
до сих пор
вспоминаю Макондо, -
морок зноя и войн,
растворившийся в долгом дожде...

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

блёкло...
девять оттенков белого
от выгоревшего дерева
до кипенно-злой тоски
зноем речные пески
высушены
звенят
погибель
зыбучий ад

а помнишь
как мы заболели бессонницей
как комнаты
нашими грёзами полнились
и город без боя
захвачен был конницей
леденчиков -
жёлтых лошадок бессонницы
розовых рыбок бессонницы
дюшес-петушков бессонницы
помнишь плакаты
таблички и карточки
привкус тинктуры
лакричный лекарственный
и старика с колокольчиком
(динь...)
в день возвращения
памяти

вдруг
дрогнули рамы
окон
захлопали крылья ставен
к сини вот-вот-взлетая
взрываясь
скуля от обиды
в осколки
до слёз ненавидя
ветер
(забился
флюгер
в плену
у петель)

льёт пятый год
крещендо
потоп водопад крещенье
вдоль улиц потоки
пенясь
и полнясь
взбухают вровень
и плещутся, льются через
селем
крыльцо захлестнуло

время заснуло
смолкли часы
водорослей усы
запутали заплели
звонкие шестерёнки
ай вышивала сестрёнка
зря
серебром кружа:
парчу
расцветила ржа

стулья
пустили корни

трепетно и покорно
тычут губами
рыбы
к щиколоткам ласкаясь
помнишь
жёлтою стаей
бабочки вились, мелькая
о голубые
стены купальни
бились
над головой

в зелень
упившись водой
осоловели плесенно,
губкой разбухли двери

складки - как птичьи перья:
морщится амальгама
в зеркале омутно, мама
словно
тяжёлый сом
в пятнах чернильных
в скользких глубинах
сон
красными искрами в гранях
играя
из таинства радуг
мозаику-жизнь
собирает

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

пройдут войска
термиты и циклоны
исчезнет род

включив автопилот
ломясь как тать
в промокший крест оконный
в Макондо
длится
ливень
пятый
год...


Diminuendo   05.01.2004
наверное, возраст -
всё чаще влечёт к океану
я знаю - не смейся! -
что море нисколько не хуже,-
замучили улочек узость
игрушечность ванны
и лаковых шпилек
клаустрофобический ужас

всё легче заплакать,
всё выше уносят стихии,
сильней бередят
плеск воды, листопад или ливень
(наверное, возраст),
oткрытое пламя, стихи и
ночной соловей,
осовевший
от запаха лилий

всё глубже - навылет, насквозь
проморозкой наркозной -
любимы родители;
всё быстротечнее время

и глади ладонной
важней, чем все темы и ремы,
все фабулы в мире, -
твой ёжик.

наверное, возраст...


Абсент   05.01.2004
Арль
терраса кафе
рассвет

абстинентная дрожь
жёлчь

трещит огонёк
в полынную горечь,
тая, cтекает кристалл
мутно слоится зелень

изумруд оборачивает в опал
какая-то пара капель

утро
абсент
Арль


Ааааааааааааааааааарль
голова наливается ртутью боли
пульсирует
реже
виснет

слоятся причудливо мысли
можно забыть обо всём на свете
как же зовут этот чёртов ветер
Поль, ты ведь помнишь -
бора?.. мистраль?..

полдень
жара
Арль


Арль
паралич
переливчатый треск
стрекот цикад
ад...

звуки взрываются фейерверком
отрезать их прочь
раскрошить исковеркать

Поль,
так кто же из нас
жертва?..

рыжая женщина
курит
сощурены
жёлтые злые глаза
дыма вуаль течёт и петляет
слоясь, заполняет зал
в мутный опал обращая
прозрачный
хрупкий ночной хрусталь

лезвие
ухо
Арррррррль


Солеарес   05.01.2004
гостиница
город
притих за портьерой
замочек у горла
а ключик потерян
давно
и не суть
только вновь
как иголкой
забыт
где-нибудь
на семнадцатой полке
лежит там
обижен
канючит и плачет
как маленький
рыжий
веснушчатый мальчик

и
бритвенной гранью
пластая
врезаясь
ты помнишь
серрана
ах нет
солеарес
"Когда б под замком я
с тобой очутился,
и слесарь бы умер,
и ключ бы сломился..."

но умер
не слесарь
и заперт замок

сменить
не могу

да и ты вот
не смог


Там, наверху...   05.01.2004
Там, наверху, достают из коробки декабрь -
Крошится лёгкой крупой пенопласт упаковки;
Стылый асфальт полирует метельной пуховкой
Стайка танцовщиц Дега - серпантин "Па-де-катр"...

Там, наверху, к Рождеству обновляют декор -
Тонкого бра полукруг так светло-перламутров,
Хрупким леденчиком тает меж сумерек утро;
Под фонарями искрит обливной коленкор.

Там, наверху, куда снова взлетает душа,
С хрустом затылок и локти назад запрокинув, -
В доме фантомном, что так ненадолго покинут,
Скоро премьера. И пьеска-наив - хороша...



Утренне-трамвайное (ШШ)   05.01.2004
утро мокро сентябрь
скрежет рельсы заносит трамвай
центробежно
поворот
неизбежный
колокольчиком из баккара
звон
серебра
улыбнулся вдогонку мужчина
не услышать забыть потерять
пропадает причина
я звеню

парадокс аскетический стиль
основные цвета
но пристрастие к бряцанью
где моё рацио
и летящему шелесту шёлка
цыганка креолка
индианка в балтийской редакции
реинкарнация
младшей жены молчаливого шейха
молочная шейка
ветер дети шатёр бирюза караваны
шаровары
бубенцы чуть царапают ночь
в такт на узкой лодыжке качаясь
бел печален
запах лилий кальяна и ладана о
как же жарко когда же оазис

дзинь
моя остановка
коридор скрип дверей кабинет
вы ко мне
да сейчас
здесь звенящие серьги мешают сниму
пара шпилек
запрокинут затылок
миг у зеркала гладко в бабетту заколоты
волосы
вторник белый халат как всегда до шести
всё работа прости


Попытка исповеди   05.01.2004
не без труда
рифмованная жизнь
нет я не Байрон
это всё от боли
гранится слог
чтобы потом неволей
служить как ключ
как вход на этажи
когда почти
иссяк песок в часах
как яд или лекарство
суть лишь доза
а может
как решение вопроса
последним миллиграммом на весах
ночным кошмаром
не забыть язык
непринуждённый блеск
письма и речи
в отрыве
от кириллицы-предтечи
когда и карандаш
уже отвык
и впрок в сухой гербарий
судных дней
ложится мысль сжатая до хруста
безжалостным творением Прокруста
Бог весть кому
задуматься над ней
Бог весть зачем
не сплю над этим ночь
извечный мазохизм натуралиста
закончен цикл
экстракт получен чисто
что в нём
что в нас
что сможет нам помочь



Не пишется...   05.01.2004
Мне не пишется...
Знаешь, -- банальная, в общем, история:
Так... какие-то сколки и блики --
Продрогший вокзал,
Вкус Венеции --
Белая грусть из бокала в траттории,
Ларингит саксофона,
Лабиринтом плывущий вокал...

...Не могу. А ведь думалось --
Мне не дано успокоиться,
Разложить всё по полочкам,
Вспомнить о форме ногтей...
Лишь коснусь камертона,--
Сезам, как обычно, откроется;
Альт настроится в лад,
И заплещутся крылья локтей...

...Не взлетается.
Ты за туманами-дальними-странами,
Континентами и океанами,
Канувший...
Тает мотив...
Только таинство памяти --
Блицами, крупными планами --
Как ладонь на спине,
Тянет в плен,
Киноленту
Назад
Открутив...


Кальвадос   05.01.2004
под пальцами так жалко
бьётся жилка
так сплющенный
в цилиндр артефакт
проталкиваясь
горлышком бутылки
пульсирует
и всхлипывает в такт
взахлёб
бокал глотает жидкий воск
три пятых высоты
дыханью яблок
тягучий
золотистый кальвадос

(Германия
Ремарк Мария Эрих
гуляш по-сегедски
американский берег
сороковые
эмиграция
война)

и убывающее время
два часа
тепло и тихо гладя паруса
прогулку подгоняет
как кораблик

полурастаявшая
клёнов Хохлома
на глянцевую черноту металла
пятипалый
изнанкой выпуклой из жилок
вверх
(ах ветер рвёт конверт)
слетает лист
командировочный
печать
парк не узнать
здесь помнишь
были узкие дорожки
мои серёжки
ледышками
скользнут за воротник
ты выбрал
мудрый и счастливый ник
прозрачный
знаешь
мир уже привык
к прозрачной хрупкости
осенней тишины
ведь на весах
всё те же два часа
до тщательно просчитанной
войны
я думаю
какие снились сны
когда на два часа
уснул
Кабул...


Все слова   05.01.2004
Все слова уже сказаны где-то, когда-то, кому-то
И - одно утешенье - их всё-таки больше, чем нот:
Непокорный табун - против воли кнута и хомута,
И - галоп,
Или - пахота, мухи и пот;
Или - мерный, манерный гавот и плюмаж на макушке;
Или - шахта, и - ворот, и - шоры,
И - слепнут глаза;
Или - буйство трибуны, удил и уздечки удушье,
Плен жокейских колен:
Фаворит, уносящийся за...
Объезжаем, впрягаем, даём шенкелей,
Дрессируем (и - строго);
Доверяем и любим.
А к ночи, замкнув этот круг,
Мы мечтаем, как дети,
О сказочном Единороге,
Откровеньях кентавра...
И - кормим Пегаса из рук.


Чашка кофе   05.01.2004
искры платины
в тёмном
ёжике
дымка стёкол
и взгляд
тревожащий
в крепком кофе
твоей
надёжности
утону безнадёжной
ложечкой
старым городом мы
закружены
распогодилось после
дождика
под неспешной беседы
кружево
улыбнёмся проблескам
тождества
и лишь лёгкий вздох
сожаления
о фатальности
истекания
беспристрастной
окиси кремния
остающейся
в оставляемую...


Сахар   05.01.2004
шпили
утонули в пелене
ни крестов
ни флюгерного кружева
лепит в стёкла
волглый талый снег
то ли залило
то ли завьюжило

сбежав
от воды
суеты и рутины
уплыть в запах яблок
и пламя камина
впитать
словно губка
писать
как картину:
ты
пересыпаешь
уримы в туммимы

в пригоршне "нет"
три льдисто сверкнувших "да":
редкостная удача...

трелью
запиликали дела
да, конечно...
да, я буду дома...
встреча
до развилки дотекла
истекла
скользнув волной ладони...

вернуться
в себя
по пути удивиться:
тепло...

... то кафе,
серебристый трилистник
и шорох кристаллов
прозрачных и тёмных -
не время,
лишь сахар...

о чём я?
о чём я?..


Сквозняк   05.01.2004
сквозняк по ногам
милый братец
никак не согреться
наш пряничный домик
просрочил платёж
отключён от централи
вязанку бы хвороста, Гензель
дрожит твоя Гретель,
рисуя твой вензель,
морозя свой пальчик --
дожди ли, ветра ли...

как холодно
верно так мучит
в ледовой витрине
сестричек русалок
и огненных крабов
злой рыбник
расправив товарно красоты
вчерашних икринок
в потребу гурману:
прости, всё о' кэй,
это -- рынок...

что проку грустить
по поверьям практичных французов
плоть ветреных устриц
глотать
удовольствие вплоть до апреля
лить уксус лимона
пить уксус вина
маринадные узы
прости отвлеклась
померещились гроты
и парусник Грея

кораблик Ассоли
скрипучая палуба
алость на реях
и "Дом Периньон" под оркестр
(лучше - водки: никак не согреться...

и что-нть поскоромней
из "Чрева Парижа"
a la Оноре де

и тёплую пару
ладоней твоих --

где ни тронь
будет сердце...)


С начала   05.01.2004
с начала
снова
с белого листа
ещё саднят
вчерашние порезы
и голова не кружится -
пуста.
не крэйзи:
трезвость.

вот так
по капле
скапливая стиль
для росчерка
гипербол и парабол
рисую круг:
себя не упасти
от старых
грабель...

уйти нельзя остаться
не решить
казнить нельзя помиловать
как больно
разгрохать
разорвать
изрешетить

собрать
срастить

порезаться невольно



Сад   05.01.2004
Проснуться от дробного топота капель
(стихийное бегство?..)
Услышать, как влажно вздыхает,
лепечет и плачет листва:
сто лет одиночества
(или -- быть может -- сто дней после детства?..)
В вишнёвом саду, у окна мезонина
сорваться в обвал...

...июнь
(до какой же из войн это было?..)
зелёные скользкие бусы из лилий
глухой металлический клекот уключин
(Тортилла, где ключик?)
облуплена блёклая лопасть весла
качается лодка,
и нету числа
роям мошкары в камышах у реки
следами зашлёпаны, сохнут мостки
слоистый туман над зеркальной водой -
такой колокольный
закатный
покой...

И, выдохнув горло сводящую грусть,
бездомным ребёнком потерянно всхлипнуть:
"Ау, отзовись же, ну, где ты, Мисюсь?.."

...Закрыть этот том.
Как ларец.
Как калитку...


Тоскую (Ру)   05.01.2004
Тоскую по языку -
по глади его мелодии;
рыбёшкою на безводии -
по лыку, что так - в строку

(... как жемчуг
литой
перламутровый
скатный
молочная россыпь
по шарику слова
принять, как облатку,
поцокать о дёсны...)

Тоскую по языку -
шальному, хмельному, яркому,
лубку, скоморошьей ярмарке,
в цветах - по кайме - платку

( ... ах, ладо
черёмухи в мареве ночи
русалочьи чары
камыш лукоморья
прозрачные очи
свеча да гитара...)

Тоскую по языку -
хрусталь-колокольно-bellному;
кандальному, колыбельному,
тоскую по языку

(... по лепету лета, по гомону чаек
у моря - Морская
по смеху.
да снегом
застыли печали
..............................
не отпускают.)


Резонанс (Fcz)   05.01.2004
нелепая мания: к датам вязать итоги,--
ругаю себя, но -- опять и опять, невольно...
саднит узнаваньем твоя страница... ищу подмоги,
твержу заклинаньем: не больно... уже не больно...
уже заживает, и к лучшему всё, наверно:
жгут листья и камыши, расчищая пустошь...
звенит-резонирует -- только вздохни -- каверна
давно, а не зарастает... да ладно, пусть уж
останется меткой -- не шрам ведь, другим не видно,
а мне будет громче плакать и легче плавать
и просверк, мелькающий в зеркале заднего вида,
не вызовет эти потоки солёной лавы...
а знаешь, секрет акустики амфитеатров
утерян... а я жива... и, бывает, слышу
запаянной пустотой у сердечной чакры,
как где-то в Австралии пламя деревья лижет,
как Мишка в своей Америке греет чайник,
в кармическом Питере сушки грызут пииты,
как чиркают зажигалкой, вздохнув печально,
мои москвичи, и как чашечку кофе -- битте --
цок-ставят-на-столик (Римме?.. ms?.. Марии?..)
в кофейне, в центре Европы (цитата), в полночь...
...когда-то хинином лечили от малярии.
лечусь вами год, мои горькие...
сладко от вас и больно...