Все произведения автора Ксения Щербино ( olwen)

1492: вторая корона Владимира Ягеллона   11.02.2004
ангел мой ягеллон хладный лоб ладный стан ласточий нет на тебя пикассо погубить искУбить выкупить искупить боль мою ягеллон

кубарем пронестись по звОночкам позвоночника моего вынести память из меня взять меня из футляра памяти джазовую розу ветров сыграть во мне ягеллон

летопись моя триста лет порознь хоть топись не жизнь а судорога голубая глина безумия голубая царская кровь были лилии в теле лилии лопнули оказалось нет во мне никого и тебя во мне нет ягеллон

я тебя разлила по миру молоком утренним чтобы дети плакали в колыбелях мертвые в каменных живые в соломенных мужчины мужественность теряли женщины замирали в зрачках твоих ягеллон

я тебя вымолила у матери а у отца и спросить забыла вырастила срастила с сердцем своим как плющ обвила продоль кости нет у тебя отца кроме сердца моего матери кроме смерти моей лоб мой лобное место тебе ягеллон

я говорила как страшно со мною спать мои следы просвечивают на свет в костяном костеле я краков рифмую с кровью с бескоролевьем а ты ни разу слышишь ни разу не скажешь мне про любовь а только про власть и ласкаешь меня как егерь треплет уставшего пса ягеллон

я умею горбиться и грустить но не греться у очага в гордой горсти мак и горох прорубь во взгляде я говорю господи хорошо-то как но не прошу чтоб бог длил мою жизнь в тебе и вне тебя ягеллон

снятся мне рыцарей муравьи женская тля тянется следом любишь ли ты меня только сразу скажи не лги женщине лгать себе на погибель если ты делишь с ней колыбель и стол мы с тобой делим постель и плеть верности ягеллон

* * * (боль еле теплится в лампаде)   10.02.2004
боль еле теплится в лампаде
в неопалимом ночнике
с изящным носиком из меди
с печальной вмятинкой в челе
приди ко мне гусарства ради
моя потасканная муза
моя погрызенная роза
голубка дряхлая моя!

мой позвоночник смят любовью
он грозно требует союза
со-ития со-бытиЯ!
а ты безмолвствуешь лукаво
чело зарывши в изголовье
твой этот dolce stil nuovo -
таинственный как эвфемизм
как fin de siecle как черный бархат -
молчать не отвечать ни слова
на все проклятия мои!

красноречивы всплески тела
измученного недвиженьем
блядинкой пляшущей в крови-
разверзшимися кренделями -
то отмелью то полыньей
но ночи созданы для бденья
и ангел нежного желанья
выписывает акварелью
проталины глазниц моих
helas я выгляжу устало

о знал бы ты мой жадный зритель
читатель нудный и пристрастный
с какого тайного безумства
с какой постыдной недомолвки
с каких убожества да срама
я так изысканно пишу?

сказание о лисе   23.10.2002
одна интерпретация одной роли

1

обещай мне, что ты никогда-никогда.
обещания похожи на жаворонков
завязнувших в липком тесте королевского пирога.
маленький лис запутавшись между папоротниками:
тяф-тяф-тяф-тяф, а у вас на планете есть
жадные хрупкие жаворонки? -
тяф-тяф-тяф-тяф, приручи меня
ну пожалуйста ну по-жавороночьи
сделай начинку в слойке случайных пьес
в которых ты играешь сквозные роли
создаешь узы занимаешься с кем-то любовью
бежишь за кем-то по голубому полю
которе называют небом слушаешь чье-то дыханье
боясь что разбудишь боясь что останешься дольше
чем на ночь
вот что прошепчет папоротникам мелкий пушистый лис


2

расшитые души не сожмешь лонжероном
лисе душа моя с землею расшита с людьми разорвата
страшно мне лисе стыло мне лисе
розы мои в ризе
их очи долу их риза белого цвета
лисе скажи кто меня на земле по полям отпевает
душу мою неволит держит как змея в небо пускает
и не отпустит кто меня отпевает лисе
знаю твоя золотая шкурка лежит на божьих коленях
он ее гладит лицо в нее прячет бормочет четки перебирает
лисе скажи ему жутко мне я играю в жмурки
со смертью боюсь когда женщина засыпает рядом
сын ли я ей любовник ли я не помню
отворачиваться нельзя а смотреть больно и касаться больно
поэтому лежишь несешь сторожевую вахту
елочный стеклянный пони плывущий в вате
оказывается разбиться гораздо проще
еще проще не думать



*** (гамлет голем...)   23.10.2002

гамлет голем пол исполин
спи галина гол твой король
спи гулена сокол твой сыт
спи калина мертв твой топор
уголь - гамлет лен - ланселот
астолат почти эльсинор
а река для дев колыбель
а река для дев голуболь
благодать волшебный грааль
гроб хрустальный призрачный дом
разве ляжет лен чужой головы
столь же лживо нежно в ладонь
я вяжу снопы изо льна
из снопов я кукол вяжу
кукол жгу на ясном огне
богородице щебечет с небес
не тронь не люби не смей



овод   23.10.2002
нести в глазах безумных талый снег
а между ног обгрызенную розу
и в каждом позвонке звенящего шмеля
стучаться в грудь - я ласточка твоя!
какому-то фригидному уроду
ибо на нем встал колом белый свет

и сублимировать все сумрачней и звонче
все сволочней всем копчиком дрожа
и жить им злясь пронзая нежным жалом
безумящую плоть - безумной гончей
о та, в ком ты разлегся как паша,
та, что тебя в самом огне держала,
сестрой с тобой в утробе матери лежала,
куда тебя несет моя душа?


*** (спи девочка)   23.10.2002
спи девочка просвечивай сквозь сонм
своих мужчин несбывшимся спасеньем
предмученичеством ученика магистра
страсти юдоли безумства
которого ты скоро превзойдешь
в искусстве нежном самоистязанья
спи девочка спи будущая боль

спи девочка светлея изнутри
предчувствием бессоницы не зная
как спится c нелюбимым как не спится
с нелюбящим угадывая сны
в которых ему видится другая
спи девочка пока он спит один

спи девочка пока ты спишь одна
моллюском не сращенная с чужой
горячей плотью не молясь не медля
не откликаясь на молитвы мантры
не мудрствуя лукаво не целуясь
не злясь болезненно и не сходя с ума
спи девочка


просто так   23.10.2002

прощайте светлый искуситель
прощайте светский обыватель
мой хлестаков вальмон жуан
анфан террибль адюльт шарман
а в общем баламут и нежить
которого хотелось нежить
и баловать и лаской плавить

когда б надежду я имела
быть вашей не душой а телом
хоть редко хоть в неделю раз
я вас...
люблю еще быть может.
я вас люблю (к чему лукавить?)

бес просится в ребро к сединам
по юности он много ниже
простим горячке юных лет
молитвы: пусть он ляжет ближе

...искать забвения в Париже
после того как мы в москве...
и повторять сквозь сон как стон
уж не пародия ли он?!

прощай евгений все пропало
и королева амидала
и ее солнечный набу
и танька ларина в гробу


про емелю (есть женщины в русских селеньях...)   23.10.2002
расступись, земля, развернись, изба, раззудись, рука,
дурака, ох господи, дурака - чья нелегкая, а его - легка
уж на что тонка я - его на руках несу
спотыкаюсь, падаю, но люблю - все равно несу
и теряется смерть не зная за что хвататься
то ли за сердце, то ли за косу

ох емеля скоро ли вымелешь боль свою лютую боль
бог отмерял тебе немеряно - сыпал сквозь решето
господи кто я никто но за мной любовь
сохрани любимого моего
сохрани любимого моего - и всегда и ныне
суд мне данный судьба моя быть ему берегиней

щукой оборочусь за щекой пряча отче наш
и богородице дево - меня отдашь
богу воды на откуп и дальше себе пойдешь

вот оно, русский размах, русская канитель!
едет емеля незнамо куда в беспросветную бель
и непонятно, то ли емеля метель,
то ли метель емелю


ланселот   23.10.2002
……………………….для Рунны

лисы в голове у элейн
изнутри мозги ей грызут:
баламуть моя безумная топь
боль моя болина люболь
слеп куриный бог ланселот
с бессердечной дыркой в груди
женевьева мне - жернова
белый хлеб из мУки элейн

не крапивный я скроила кафтан
лебедине моей белой беде
нитью жильной костной иглой
жизнь его прожитую шью
(словно нить чужую жизнь длить
шелком усмирять его смерть
сжиться с ним прижаться к нему
женской лаской раны срастить
чтоб ни рубчика ни шва - только шелк)

волчьи женствен нежен нежить моя
женевьева словно черная моль
проедает нас изнутри
выплетает нас в кружева
в красный королевский наряд

нем харон мой черен и хром
правит лодкой и не двинет веслом.."
а элейн кувшинкой желтой сквозь дно
проросла...



незабудки   23.10.2002

мама мне больно скажи отчего так болит
мама я видела кто с голубыми глазами стоит на пороге?
мама я чувствую мама там кто-то стоит
пусть он войдет ну пожалуйста пусть сядет ближе
мама ему очень плохо иначе зачем он пришел
мама прости только он мне дороже дороже
мама ты чувствуешь боль мою даже за запертой дверью
мама пусти меня с ним мне с ним так хорошо



Love story   23.10.2002

1
если смотреть в дешевый саркофаг
прозрачной душевой она похожа
на грушу с золотой пушистой шкуркой
на спящую красавицу и может
он бы хотел ее поцеловать
отшелушить движеньем нежным шкурку
зажмуриться шагнуть но... черт возьми
она царапается и визжит как кошка

2
он мастерит из золотой фольги
влюбленных мотыльков - больших и глупых
она их ловит голубым сачком
она им нежно расправляет крылья
а на воскресный праздничный обед
к ней в гости заявляется мужчина
она карминно-ало красит губы
и запекает курицу в фольге

3
все ее тело покрывает пух
зимой он индевеет и когда
она во сне ворочалась то тихий
хрустальный звон будил ее мужчин
один из них был сумасшедший маг
по этому неслыханному звону
он научился видеть ее сны
и бил ее когда ей снился рыжий
и большеротый дурачок-сосед

4
другой ее любовник был цыган
прослывший гениальным музыкантом
он записал тот звон который слышал
когда морозной и безумной ночью
ту женщину которая его
обожествляла мучали кошмары
никто нас не пытает так светло
изобретально самозабвенно слепо
чем те кого мы любим больше жизни

5
она читала по кофейной гуще
всю жизнь как воспитательный роман
гадала по вишневым пирогам
загадывала по глазам прохожих если
ей попадалась косточка то это
был знак судьбы - она с ним переспит
а если повезет то выйдет замуж
она и разводилась столь же просто

6
а он ее любил и из фольги...


загадка   23.10.2002

словно две настурции распускаются за тонкими веками
туго спеленутые бутоны настурции
словно два голубя копошатся за тонкими веками
вырваться бы взлететь разбрызнуться сизыми голубями
веки дрожат натянуты вот-вот порвутся но плотно сомкнуты
открыть бы их но что-то не позволяет
может быть я слепая просто не знаю?
словно жаба большая жаба раздулась в гортани
пыжится-пыжится вот-вот лопнет но ни звука не вылетает
хочется вскрыть горло стручком переспевшим рассыпать горошины слова
может быть я немая просто не знаю
словно рыбы и крабы бьются в каналах голубых гладких каналах
взламывают ледяную корку никак не взломают
бьются бьются опускаются на дно потом замирают задумываются умирают
может быть я неживая просто не знаю
посмотреть бы на людей
они наверно большие звонкие разноцветные ласковые и веселые
а мне тесно и холодно и чудится что кто-то за мной наблюдает


вопрос: кто это?
ответ: спящая красавица


*** (мон женераль...)   23.10.2002
мон женераль да-да я травести
чтож надо же кому-то быть мужчиной
пусть с грыжей страха сгнившей сердцевиной
пусть с женственностью хрупкостью кости
игрушечного роста с длинной челкой

мон женераль красивых слов желе
размазывать (а может быть когда-то
пожалуйста уже не мужем братом
вы ни о чем не будете жалеть)
наверное не надо и нелепо

дрожа рассыпать как драже прощайте
вы все-таки со шпагой и в строю
я бойко барабаню боль свою
трублю любовь и кашеварю память
(мне лучше в кружевах и неглиже

не пасть в бою и порасти травой
а пасть в постель и с вами ) чертовщина
мон женераль мне страшно быть мужчиной
на кой вам хуй мужчина? все равно
как не зови но роза будет розой

я вас люблю. я очень вас люблю.


берегиня   23.10.2002

что же ты, берегиня, не уберегла? у берега
не стояла? вырвала бы, вымолила бы, выманила,
море бы на измор взяла, из моря вывела,
в водоросли бы вырядила - вдруг не выдадут?
что же ты, берегиня, не уберегла? вылюбили,
выебали меня, душу из тела вынули, как чеснок очистили,
в воду плыть пустили венком из лилий прокляли меня, мокрую,
нарядили в платье из волн в ожерелье желтых кувшинок
волосы заплели, бедра сдвинули, сказали, лежи, шлюха, как положили
что же ты, берегиня, не уберегла?

*** (пиф-паф)   23.10.2002

1
пиф-паф, любимый, судорога-икота
тела твоего - слепого и потного
перейди с тебя на тебя с меня на федота
с федота на якова с якова на всякого,
со всякого на кого угодно.

2
и так, сплетая грудные клетки как ветки вязы,
лежали по-братски. разве что - целовались,
блаженствует карл, укравший у клары кораллы -
безумствует клара, узнавшая карлов кларнет.




jazzzzzzzzzzzzzz   23.10.2002

Интонирую боль: джаз-синхрон
в душной кабинке тела
в цветном негритянском платке.
биг-бэнд ангелов там, наверху,
импровизирует со вселенской печалью -
ave, возлюбленный, ave
на трапеции сцены черная птица качает меня, качает
элли, элли, волшебные башмачки
маленькая-маленькая-посмотри как бывает больно
тянуще нежно смертельно я или он -
медленно-чувственно-мело-
дично - словно песком
времени засыпают тебя изнутри
и заставляют петь
нежные ноты жабьим разодранным горлом
2
знаешь, что такое истинный джаз?
монтаж саксофон-позвоночника, фортепианодуши,
кашляющие шажки
по бесконечной лестнице в небеса
с трубой в руках с оголтелой борзой
страха в глазах и негритянской тенью
вдвое толще тебя с бархатным скэтом
и я знаю, что это ангел и это смерть
до дрожи и сквозняка в собственном имени - ксеня,
хочешь домой? а мой дом - не там,
где вода навалилась как муж, он тяжел и пьян,
и мне нечем дышать, а он шепчет: пой, черная сука!
пой, молись, отмывай свою душу от чер-
ных и белых мужчин, очищайся от скверны мужской
драйвовым визгом, моллиииии-лась ли на ночь ты, киска?
3
я сходила с ума. так сходят с ума от вещей
женщины, имеющие несчастье помнить
своих мужчин, и мужчины,
имеющие несчастье помнить оставленных женщин.



*** (Красивый мальчик...)   23.10.2002
Красивый мальчик, метивший в актеры,
пихал в нее огрызки длинных фраз
о первом браке, головную боль и
какие-то несыгранные роли.
от этой странной связи родилась
верней, могла родиться, если б он не
зациклился на том, что импотент,
химера близости. Она смотрела скромно,
он пил и плакал. уходил, не вспомнив,
что она женщина. И ворох кинолент,
прокрученных обратно, подтверждает:
в ней множились, спеша, как метастазы,
фантазии и комплексы. пустая
и нервная, она - того не зная -
боялась одиночества и сглаза,
девственной плевы, кори, секса, сплетен,
и что-то там. Она привыкла лгать
но ей казалось, страх ее заметен
уж точно - во флюорисцентном свете,
а ночью она красилась, как блядь,
хотя и одевалась старомодно.
ее оставил собственный отец
как-то трусливо, закулисно, подло,
позорно сгинув без известий - вот и
она решила, что ему трындец
(нельзя же про отца сказать - подлец!)

и свой конец придумала сама.

тут было от чего сходить с ума.



once upon a time in the west   23.10.2002
что ж дания сгнила до половины.
куда теперь направимся мой принц?
махнем в гранаду в кордобу в севилью
твой вечный йорик снова на мели
заводит карусели в тиволи
как сумасшедший кельтский часовщик
остановись мгновенье ты прекрасно
а розенкранц и гильденстерн мертвы.
мой милый принц вложите сердце в ножны!
разряженный как будто бандерилья
ты будешь больше девочка чем я,
ах эти кудри, золотые кудри,
ах эта нежно-яблочная кожа!
тебе наверняка подарит розу
карминную кудрявый марокканец.
перебери ее по лепестку -
быть иль не быть: что благородней духом -
а я буду гадать: не может может
не хочет хочет хочет но не встанет
я вас любил любовь еще быть может
я вас любил как сорок тысяч (тьфу!)
стать устрицей и спрятаться в алькове
при чем тут к черту быть или не быть
а дальше или в монастырь иль замуж
или устроим бурную корриду
в моей постели - непременно с кровью.
не бойся - гордость чаще ставит раком
чем самый датский самый гамлет гамлет
сыграем пьесу заново - без крыс
без призраков на русском и испанском
двух киноварно-страстных языках
с субтитрами - о мадре миа резче
чем в эль-синоре лучше чем в аль-гамбре
хотя наверно ты остался прежний
слегка мудак слегка навеселе
нескладный светлый длинноперый ангел
чудаковатый суматошный страус
о так любить и так бояться женщин
какая безнадега милый принц!

твоя, насквозь твоя и мчц
офелия. пятнадцатого марта.


Синхрофазотрон   23.10.2002

Проснись, Нижинский! Некому танцевать здесь зимой,
Снегом лететь, все эти балансе небес,
фуэте мозгов, что-со-мной, что-со-мной?
Стеклярусом изо льда боль свою расшивать,
как индеец сиу кисет, как русский кокошник,
как виртуозно хвост украшает бес;
маленькой девочкой умереть,
проснуться в гробу хрустальном, в теле мужском,
в вате лежать, в футляре из мышц и кожи.
Бо-боженька-боже,
сделай так, чтобы мне было хорошо.
Чужое тело нужно уметь носить,
как красный лак на ногтях,
как платье а -ля мерилин,
как мужскую любовь,
как женскую красоту.
Я никогда к тебе не приду:
у меня менструальный сплин,
и за спиною сошлись лопатки - как будто клин
вбивают - чтоб вышибить сердца клин.
Что-то ходит и ходит внутри - как дите в темноте,
и стучит и стучит, словно бомба на много лет.
Давай сочиним все заново: ты будешь Джулиетт,
а я РомИа - и мне будет двадцать два.
Я научусь петь,
а ты собирать слова
как огромный паззл - и к чертям верон и ворон,
любовь - бесконечный перрон, где поезд со всех сторон,
а ты под ним - и в руках непробитый билет.
Анна, Анна - небо как синяя борода
Вронского, ключ по почте, адрес обратный: свет
изнутри, милая, посмотри, это балет
снега и льда, милая да-
па-слушай-меня: Бога нет и Шекспира нет,
и мы уже были и РОмио и Джулиетт
по разу - развод и психушка; и боже, какая метель:
будто белая мать-корова телится-телится-тель-
лится в небесах; и блуждают тильтиль и митиль;
пани померла, и пан почему-то пропал;
и белые сны, и засохший тюльпан
одеяла, вывернутая постель -
мидморнинг блюз кровати - спаси меня, мати о мати!
Нижинский смеется, он знает, что боль это бал,
а бальное платье врастает как маска дель арте,
и как это горячо, когда половодье жил,
когда из тела по капле проходит зима;
когда прорастает солнце; рок-факинг-ролл.
И кто-то потом расскажет: на золотом крыльце
сидел король. И этот король был гол.
И мы сидели со смертью в третьем лице,
по локоток в серебре, по колено в дерьме,
и Эльза вязала нам платья без рукавов
из шерсти и из крапивы, и кто-то сказал: любовь
слепа словно полынья и светла. И я говорю, проснись,
проснись, Нижинский, станцуй мне жизнь



Анна Болейн   23.10.2002
на золотом крыльце сидели
царь, царевич, король, элвис пресли,
sgt pepper и марлен дитрих
аннабель ли и лили марлен и
анна болейн и генрих гамлет
эвридика в чадре и отелло
смерть с косой с нею конь в пальто
а ты будешь кто?



1

молились ли вы на ночь, Генрих Rex? -
да, путаясь в словах, как никогда -
в корсетах, даже пьяный; вместо ave
maria вырывалось ave анна,
я, кажется, заснул, мне снились англы
и ангелы с вишневыми глазами
и чувственным уродством рук, и я
выл от желанья поиметь их сразу
всех скопом - а они курлы-
кали как голуби - она-
она-она-о-с-анна-анна-анна
я болен, Анна? - Генрих Rex, вы - Болейн.


2

в книге спит мой ласковый любовник
словно роза вжатый меж страниц
старого французского романа.
правда, Генри? лепестки ерошу,
правда, Генри, Генри, мой хороший,
тебе снится твоя мистрис Нэн?


3

конь ли твой споткнулся, рыжий сокол
закричал надсадно, хвост поджала
гончая любимая - навстречу
тебе едет твоя мистрис Нэн.
то не тьма накрыла Лондон, то не
лондонцев чума расцеловала,
то не проклят ты - а расчесала
кудри острым гребнем мистрис Нэн.


4

молилась ли ты на ночь, Анна Болейн?
я выучила нежный катехизис
на хинди на иврите на фарси
не ведая строения мужчины
на уровне экфрасиса - "возлюблен
ный мой руку протянул
сквозь скважину и внутренность моя..." -
ты шлюха, Анна Болейн. - да, мой Генрих.

я садовником родился
не на шутку рассердился
все цветы мне надоели
кроме..........



Ка-те?   14.01.2002
1
катька, катька помолись за меня в небесах
где ты с розами в волосах
катишься колесом
катька, катька черная богома-
терь скованных льдом
вероотступников, святотатцев, отцеубийц
всех возлюбленных моих, человечьих моих птенцов
катька катька заступница птиц с иконным лицом
с розовым кустом в волосах
(то душа моя прорастает ввысь)
катька катька огненная шути-
ха указующая перстом
обращающая хлыстом
прошивающая крестом
заступись за меня, пожалуйста, заступись
а то мне так хо-
лод-
но

2
слепленные, как половины фасолинки,
любовники,
уткнувшиеся лодочками лодышек в бЕрег чужой,
врастающие в него якорями-ладонями,
неразделяемые спросонья
спи, лю-боль моя.


3
спите, упрямо сомкнувшись лбами
и какой-то ангел с огненными крылами
нас меняет ласковыми телами.

4
это дала мне боль, боль
костяной
вой
тела.
из каменного
выкрученного хребта
прораста-
ющую яб-
лоню па-
мяти
с белыми цветами,
похожими на ангельские хороводы,
его лицо,
с золотыми плодами,
похожими на ангельские хороводы,
его улыбающееся лицо,
а бог запретил срывать, есть.
а я подыхаю с голода
этой зимой
сбрасываю кожу
запираюсь в себя
оголтело
по-волчьи
вою:
дайййййймнеегоооооо.

5
fleurмальчик вы бессмысленно красивы
беспомощно нежны и беспощадны.
я вас люблю. вплетаю ваше имя
в венок молитв и по реке небес
его пускаю - пусть себе плывет
а я боюсь дышать такой вы хрупкий
я вас люблю. я вас люблю безумно.

6
иду по свету в лимонных ладонях ладанка
словно птицу несу ее теплую алую гладкую
расшитую, словно бисером колким да золотыми буквами,
(господи, сохрани его - хрупкогохрупкогохрупкого)
всеми молитвами что заучила с детства я,
что мать шептала, что сердце пело, что боль подсказывала,
"господи, сохрани его, господи, сохрани его, сохрани его
такого тонкого, такого юного, что я дышать на него боюсь,
нет на земле мне милее ангела твоего ХХХХ".

7
отмирает душа. осыпается черною штукатуркой
где-то внутри (кажется, где женские органы)
а мне так больно, что даже уже не больно
а мне так жутко, что даже уже не страшно
катька, катька, борогодица черных воронов,
возлюбленная мучителя моего, солнечного придурка,
пожалуйста, помолись за меня.
помолись за меня, пожалуйста.


Мария   14.01.2002
раздеваться, путаться в пуговках, словно спеша
захлебнуться колючей шерстью, холодным шелком,
собственной неопалимой купиной щек, и
подглядывать за собою в зеркало. не дыша
и закрыв глаза, рисовать цветными мелками
собственную фигуру. Дега. букет апельсинно-рыжих
и голубых стеблей (пахнущих как-то бестыже
и рождественско-утренне, когда в еще сонной пижаме
бежишь к маме в комнату, прячешься под ее одеяло
и засыпаешь дальше). А за стеной
кто-то ходит, шуршит, хочет поговорить со мной, но немой,
смешной, невидимый, золотой и, кажется, семипалый.
знаю, как только засну, он осмелится подойти
с длинными такими, как павлинье перо, ресницами.
он мне снится, его тень похожа на птицу. еще мне снится
какой-то ребенок с глазами из серых льдин.
на канате красной как красный шерсти
расселись голуби и курлыкают: ave, ave
и мне страшно, страшно, и я хочу к маме, к маме.
я знаю, что этот ангел пришел говорить о смерти.

Ecce ancilla Domini.



* * * (И блудный сын идет домой…)   14.01.2002
И блудный сын идет домой… Нога.
Нога болит. Гнойник, его бы вскрыть, но
он так боится и предпочитает
терпеть, хотя уже готов, как пес,
от боли, то лизать, то грызть свой палец,
раздувшийся и покрасневший. Впрочем,
бывало хуже. Он идет. Гора.
Хребет ей параллелен, но привязан
к какой-то палке (местные врачи
полны заботы об осанке граждан).

А руки вбиты в дерево. Дедал
закваски римской был уверен: чтобы
приблизить человека к птице, нужно
его распять... Он не взлетел... во рту,
во рту – песок. Он сам, по ощущеньям -
песочные часы: от головы
к ногам. покалывает. сам он
не понимает, что - идет? Идет.
В висках – "пить...пить..." и голова из воска.
Икар? Он плавится и падает, но кто-то
его пинает: встать...идти...он даже
не чувствует, но вздрагивает... В небе -
живые буквы. Он почти уверен,
что мог бы их прочесть, но, как назло,
слова все разлетаются. Наверно,
он так устал, что и читать не может,
а бредит, что какие-то из букв
похожи на ворон и, дашь им волю,
глаза бы выклевали. Он бы отмахнулся,
но строгая конструкция креста
в движеньях ограничивает... если б
так не хотелось пить! А вдоль дороги
живая изгородь. Но не кустов. Людей.
В глазах их страх и любопытство, страх и...
черным–черно в глазах от любопытства
чужого. Он закрыл глаза. От э–
того ему светлей не стало.
Он глухо говорил. Слова похожи
на кашель. Астма слов. Не разобрать.
И люди крестятся – как бы он их не сглазил…
От этого движения они
на изгородь живую еще больше
становятся похожи. Он идет.
Тупая боль в ногах - ну почему
он вовремя не залечил свой палец?

Все в гору, в гору, в гору!…об ее
вершину небо раскроило щеку -
он думает - а может, просто утро,
а за горой, наверное, и дом.
Зачем ему домой? Он сам не знает,
но с детства ощущение осталось,
что там тепло и тесно. В голове
роятся образы, перед глазами паутина.
Он жмурится и замирает. Взгляд
внезапно фокусируется. Плетка
кусает между ребер. Он идет.

А может, он придумал дом?Он столько
о нем рассказывал, что сам поверил. Он ли
домой шел? Он хотел быть птицей - или
это Икар хотел быть птицей – он
хотел быть рыбой. Он боялся боли,
а, как ему казалось, из живущих
лишь рыба от нее защищена.
Теперь он задыхается – как больно!
(когда–то рыба превратилась в символ
религии – если б он знал об этом,
он бы смеялся. Смех похож на кашель.)
И легкие в метаморфозе к жабрам
натянуты и вот-вот-вот порвутся.

Выносливости есть предел. А после -
анестезия. После смерть. И клик!
Как выключили. Боль и ты раздельны.
Как будто тебя нет. Чеширский кот,
он улыбается. Он шевелит губами,
как будто говорит. Но он уже
слеп, глух и нем. В беспамятстве. Он даже
не думает. Но все идет. Гора
кончается - сейчас начнется небо.
И блудный сын идет домой. Его
Зовут Иисус...



анна domine   14.01.2002
1
я обращаюсь в оборотня - день ото дня
все отчаяннее - пожалуйста, пощади меня,
мой высеребренный господин! - сжима-
юсь-вьюсь поверх вышитых одеял
(раненная в утробу. утро. пятое декабря)
в шерстяную боль сворачиваюсь,
молчу: пожалуйста, пощади!
от-пус-ти!

в фарфоровом небе месяц белый как слепота
(слепок с меня счастливой: кажется, пятое августа,
я и н е я и н е я - перекрестись, если кажется.
крест обжигает. )
что-то во мне прорастает между лопа-
ток - чужое, черное. ну по-жа-луй-ста!

2
серебряный мой господинчик с лицом ан-
гела анны, рот твой что был целован
бережно-нежно, плачущий по кордовам
и по альгамбрам, пахнущий пловом и амброй.
аннабель ли мой, любимый мой, ангел мой, ангел,
алыми нитями шита любовная кукла,
чучилка, мучилка.

знаешь, мне снится
платье, расшитое глазками - золотыми
и фиолетовыми, с мохнатыми с живыми ресницами.
смотрят они на тебя, где бы ни был ты,
словно крыльями
машут ресницами, и не могут закрыться,
и не дают мне спать.

в этом платьице мне и венчаться.

3
лик твой анабелиный,
цапельный облик,
оклик твой соколиный,
звонкий и длинный,
бывший мне не мужчиной,
а ангелом или птицей.

4
и анна говорит: позавчера
зима, вчера весна, а что сегодня?
а я не помню, я совсем не помню,
а в моем сердце выросла гора.
и магомет касается горы,
как женщины, чьи волосы черны,
чьи, как верблюды, двигаются сны,
и чудится ему: гора живая,
горячая, и дышит и дрожит.

и анна говорит: вчера мур-мур,
а что сегодня? в монастырь и замуж,
а он обьелся желтых груш, а он
сошел с ума, полцарства за коня
и вышел вон. а я сижу за пряжей
и думаю, что эта нить и есть
его любовь (какой забавный мальчик!),
и почему она берется из
моей груди и красная такая?

и анна говорит: а если дочь?
а мне не больно, мне что сын, что дочка,
а он не хочет, он меня не хочет,
черт побери, ну мог бы захотеть
из мужества - в семье не без урода
а у меня глаза-глаза-глаза
вот розмарин, а вот забудь-менятки
и ноги-ноги-ноги. что же боле?
и акт закончен. мне сказали,первый.

и анна говорит: давай умрем
и я сижу на краешке кровати
и ужас мой крадется аки тать.


skdfjsoifj   14.01.2002
Устричность человека, почуявшего, что он
Влюблен. Устричность человека,
Когда ему больно. Нa уксусно-ледовом
Блюде тысячелетие. Устричность нашего века.
Когда-то строилась готика. Свертывалось молоко
В голубой крови, потому что боялись благо-
родства и боли. потому что было легко
и безумно. В клеточных анфиладах
Тела не оставалось тоски. Соборы взмывали в синь,
Обрастая нечистью: то ли горгульями, то ли
(Стрельчатость раковин, обрастающих лип-
кими водорослями. Стрельчатость боли,
обрастающей памятью) - то ли зубьями. ими
Учили тебя наизусть. Затверживали до камня
В хитросплетениях сводов. Обглады-
вали до остова. Истово. Как любили.
А ты замыкался в себя. Устричность бога.


Per Si я   14.01.2002
Твое лицо - безумное стекло
(бог создает стекло, чтоб бить о камни)
просвечивая нервными хвостами
насквозь тебя - иссиня-хрупких рыб
несущиеся тени узким руслом
невидимой реки ловлю губами
я наперегонки - насквозь читаю
увядшей чайной розы лепестки -
той розы роз, что я сорвать не смею
и не умею целовать без слез.

И плачет Белый Див. И слишком мертв
Фирдоуси. И облетели розы.


mortнинг   14.01.2002
1
спать в геркулануме одеял
проснуться абортом - не я не я
(пес пятится, не узнает: шерсть дыбом)

кто-то в сердце стучит - воды!
знаю что зверь неживой не ты
пьет меня изнутри и плачет

оползнем простыня на пОл
следствие: снова спала спокой-
но (снилось: тебя убили)

сидеть качая в ладонях сон.
злой левый и дремлющий левый висок.
выйти на кухню. в турке заваривать утро.

2
вынашивать маленькую чуму
под пяткой - там, где ты не целу-
ешь, а значит, не заразишься.

вот и не страшно. вот и почти смешно
бог меня режет большим и тупым ножом.
спрашивает - тепло ль тебе, больно ль тебе, девица?

хожу, похожая на взъерошенную сову
хочешь, по четкам тебе назову
всех нерожденных моих сыновей-дочерей-зверей

странные синие лица у всех
как у слепых у птенцов у калек
молчат изучают меня изнутри тычут пальцем...


ну не мучай меня! пожалуйста отпусти
меня в фиолетовые моря на алые корабли
на зеленые небеса... не смотри на меня... не отрывай мне глаза...



(икона)   14.01.2002
сердце вырвано, выпотрошено, выпито
белый голубь прилетал, хриплым голосом орал - "Свежее мясо!"
я смотрела на икону, умилялась – сусальная, вылитая я
билась лбом о кафель, кашляла - "жизнь прекрасна..."
.......................
приходил слепой ко мне: пожалуйста, дай мне глазки
страшно в теле жить, не любуясь, не зная ласки
я к окну подсаживаюсь, распахиваю створки настежь
он шепчет - ну надо ж родиться такой уродкой...

приходил глухой ко мне, плакался - дай услышать
как ты молишься - мои уши прогрызли мыши
я пою колыбельную телу - я себя в себе ощущаю лишней
он морщится - тебе что, медведь наступил на ухо?

приходил безногий ко мне, плакался - дай мне ножки
знаешь, пусть я безбожник, но невозможно
все время стоять на коленях-культях. я осторожно
глажу его, он уходит, а я лежу неподвижно.

приходил ко мне рыжий ангел: ну что, дурена?
все раздала, что было, а было мало - зато ядрено
в черном окладе двери я такая строгая как икона
провожаю его:
......................
господи, пощади его!



ПИСЬМА   10.09.2001
Злость затянув на петельки и крючки
остервенело распарываю свой шаг, остекляненно не дыша

Мне никого не жаль ничего не жаль
сердца нет у меня сердца нет во мне нет и нет
в тине оно в гниющей густой траве
на самом дне где его никто не найдет

Я сочиняю тебе письмо. я тебе пишу.
Пишешь Язону: Язон, прорасти в корабль
пишешь Улиссу: Харибда тебя возьми
пишешь Тезею: тебя протаранит бык
бойся быков с человечьим лицом Тезей

В городе душно. может быть, будет дождь
может снег может быть я сойду с ума
но никогда никого никогда ни за что никому
не отпущу не прощу не выдам и не предам

Гамлету пишешь: отец твой не твой отец
Клавдий отец тебе ты же убил отца
Фаусту пишешь: пудель - твой черный черт
пишешь Хуану: Хуан ты стал толст и лыс

Может быть ночь наступит а может день
может быть время как заливной судак
застрянет в желе. только я никому никогда
не покажу не отдам не вспомню и не верну

Пишешь Петру: отрекаясь ты трижды глуп
пишешь Иуде: брат, не ломай осин

Пишешь тебе: я тебя не люблю не люблю
не выдам тебя никому ни за что никогда

vixi   10.09.2001
наше сожительство напоминает парез
левого бока кровати - где мертво-простынно
утренний коитус с зеркалом - выживу без ...
выживу? - видимо....выживуполовинно
дикий волчонок живущий под пятым ребром
снова проснулся заныл и затеял кусаться
скуку раскинула на разноцветных Tarot
выпала смерть. время жить без тебя и смеяться.
глотала горячечный кофе и слушала джаз.
с трудом засыпала. во сне покупала линзы
зеленую в левый, лиловую в правый глаз
проснулась ослепшей и вовсе отвыкшей от жизни.


Сонник   10.09.2001
1

Елена заснула. Видит Елена сон.
Стали троянцы травой - и черна трава
Мертва трава а Троя среди травы
Лежит браслетом Елениным золотым
И тянутся руки поднять его но трава
Остра словно тысячи черных и мертвых пик
Подняты в воздух впиваются ей в живот
В щиколотки и бедра пронзая насквозь
И грудь и шею и даже испуганный рот
Из тысячи дыр из Елены сочится вино
Густое и сладко-медовое. От него
Все выше и выше трава. Все черней
Мертвей и страшней Елена. Она кричит
Но крика ее не слышно: над ней во весь
Рост ухмыляясь солнце встает с лицом -
Глупым и красным - Париса


2

Ксеня заснула и видит сон.
Чудится Ксене, что из сундука
Странные вещи она достает.
Чашку с отбитым краем, а в ней
Кофейная гуща как кружева.
Горсть стекляруса и перо.
Венский вальс без двух первых нот
И реверанса в конце. за ним
Улыбку дамы в тот миг, когда
Один напудренный кавалер
Ей лез под напыщенный кринолин.
Фиалково пахнущее жарой
И молью проеденное в углу
Воспоминание о прогу-
лках на лодках. Витую и
Темную лестницу, от нее
Темно в глазах бьется сердце и
Легко и летуче. За ней мужску
ю рубашку и женский смех
Огрызок фразы "нись на мне" и
Чулки, сухарь, кончик шерстяной
И красной нити. Ее она
Мотает на палец и говорит:
«Кто держит конец этой нити, тот
держит мою любовь.....»


3

медленно так иду будто сплю - иду.
за мной след в след как собака бежит беда
и бабка в красном просит на хлеб и смерть
я не подам т.к. нет у меня смертей
и хлеба нет и нет у меня себя.

утром смотрится в зеркало чудится в нем совсем
чужое лицо сквозь которое виден весь
божий дом в нем комнаты как нани-
занные на лестницы. в каждой ты
что-то делаешь. плачешь, меня зовешь,
гонишь меня, разговариваешь со мной,
любишь меня и словно чужой герой
отрубаешь мне голову, т.к. все говорят,
что я превращаю в камень, а ты и так
каменный-каменный-каменный. у тебя
антично-пустое бессмысленное лицо..

дальше иду так спокойно как сплю иду
время мое длиннее чем время всех
осень сменяет зиму, за ней весна
или наоборот или я не туда иду
бабка та умерла и в ее глазах
я прочитала что рано мне мерять смерть
рано кичиться оспинами обид
рано отказываться от тебя.
все равно придешь.

утром смотрится в зеркало, чудится в нем лицо
такое родное как будто бы это я
и по нему ты читаешь свою судьбу
в господнем доме в котором так много ком-
нат нанизанных на шампур
твоих боязней-болезней, и в каждой я
что-нибудь делаю. плачу, тебя зову,
люблю тебя, время твое пряду,
жизнь твою вышиваю, чтоб уберечь
от ста смертей. а стопервую сам найдешь

взгляд твой меня превращает в камень в каждой из комнат....

Маршрут Прага-Вена-Венеция   04.09.2001
1
буду любить тебя пражски-пражски
витражно - насквозь и насквозь куражно
бумажно прозрачно и штатски-блядски
кусаясь на карловом - клецки-ласки
без нежных женских протяжных гласных
а после шептаться как с детским сердцем
как с богом - с беззвучным бокалом богемским
в нем слышать - что немец назвал бы schmerz (1) 'ем,
а русский - смертью. и так по-женски -
о господи, больше терпеть нет мочи!
до раны сквозной дотерев бок гончей (2)
и к ночи делаясь резче звонче
тоньше - шептать тебе желчно-жальче
"средневеково-невлюбчив мальчик
Брунцвик (3)" выше ластясь кошачьи
невиннее становясь невзрачней
незрячей - кутаясь как в рубашку -
в тебя - я люблю тебя пражски-пражски.

2
буду любить тебя венски-венски -
стеклярус, перья, жабо. разденься.
с тобой - на крест, без тебя - повесься.
на каждый взгляд отвечаю резью
голодной. видишь - брезгливый месяц
в брюзгливом кофе с румяной брётхен(4) -
живородяще рефлексно-рвотно
как если б я зачала - но что-то
мешает. любила. была животным
вгрызалась злобно как в цветчкенкрампус (5)-
все выше. выше. последний ярус.
сейчас сломаюсь. сейчас расплачусь
а за порогом начнется август -
застрявшей в горле имперской втулкой.
во мне старинной резной шкатулкой
застывшей музыкой гулко гулко
и пылко - до Штрауса и до вальса.
не золушничай на балу. останься
со мною на ночь - смешной и резкий
Щелкунчик. люблю тебя венски-венски

3
буду любить тебя венециански
горстью бисера- атаманской
княжной выбрасываюсь и пьяно
смеюсь - как стеклянная. как мурано (6).
я отражаюсь в тебе отражаюсь
тысячами цветных мозаик
в воде - я большая уже, большая! -
и ноги раздвинула, как чужая
себе. ненавижу жалость!
ты мечешься-нервничаешь. я устала.
прячемся - что нам осталось?

ты панталоне (7) а я баутта (8)
ты баутта я коломбина
я коломбина ты панталоне
ты растерян а я в миноре
дело конечно же близится к ссоре
мы не более чем герои
переколпачена половина
шутов в ожидании чуда.
любовь к трем апельсинам (9)
и некой анечке. снов и слова
праведник казанова! -
или я путаю с доном Жуаном?
феи кофе кентавры фавны
я не уверена в своей роли.
явление гратароля (10)
падение гоцци - пусти согреться
старое глупое сердце
годы гондолы каналы качели
небо беру в свирели

сломай меня, глупенький! - хрупко, мелко -
смотри, я кукольная - подделка
под настоящую. кракелажем (11)
исчерканная. флердоранжем
засыпанная и даже
спокойная - словно в сказке.
я надеваю маску -
ласково исчезаю венециански.

___________________________________
1. Боль (нем)
2. По легенде, если потереть бок гончей на карловом (статуя Непомука), исполнится желание
3. Пражский рыцарь, статуя на карловом
4. Булочка (нем)
5. Пряничный человечек
6. Венецианское стекло
7. Панталоне де Бизоньози - знаменитый венецианский купец, ревнивый, нерешительный и ничего не видящий в своем странном, наполовину
средневековом обличье. (Павлов, записки о Венеции)
8. Черно-белое домино, самая известная, чисто венецианская маска.
9. Итальянская народная сказка
10.Молодой англоман и фат, соперик Гоцци в амурных делах с актрисой Теодорой Риччи.
11.Роспись стекла - трещинками



Te Deum   04.09.2001

... вместо того ты, прямо-таки как Протей, всячески изворачиваешься, принимаешь всевозможные обличья и в конце концов ускользаешь от меня... (Платон, "Ион")



1

Ты где-то там за тридевять земель...
Фольклорно-лихорадочные тридцать
девять на градуснике. Голова плывет
Орфеево. Классический пример
Без-тебя-фобии и бес-тебя-возьми-
куда-ты-делся-мании. Зима и
меня знобит......


2

а)
ты не создан набело
ты наметан наголо
мертворожден заживо
сохрани тебя Господи
розовощекого
деревянного моего щелкунчика.

б)
ты умерумерумер. не вставай.
лежи. молчи. не приходи. не надо.
оставь меня, пожалуйся, оставь.
Нет, это я, я мертвая лежу.
Но все равно – не приходи, не надо.


3

как сказочный неведомый зверушка
я, сгорбившись над ним, запрячу желтый
застенчивый и бархатный зрачок
в барханы сброшенного одеяла,
чтобы меня случайно не увидел
заснувший на моем плече ребенок...


4

свить позвоночники в костяную спираль
ею ангелы рыжие спускались бы до земли
заходили бы к нам под ребра и пили чай
а я бы вырезала из сердца нео-розу ветров
нервюрным сводом скрутила ребра. из глаз
вырастила витражи (молчи. лежи
мне ни бога не жаль ни мать не жаль ни себя не жаль
смешные люди, шарахаются, как чумы,
говорят, что я умерла....)


5 ласково

у меня взъерошенная челочка
ты похожий чем-то на волченочка
тычешься мне в щеку и скулишь
что-то неразборчиво-легонечко
я сжимаюсь до полубутончика
раз-раз-раз стучу полуботиночком
ты мне очень очень очень нравишься
ты твердишь - "п"жалста", пахнешь прянично
по-щенячьи жмусь к тебе ладошками.
да, хороший мой... мне весело и боязно.....
и смеется-смотрит божье воинство
на мое на чертово венчанье......


6 скаzzzzочное

не-жжж-ность не-жжж-ность
как в ящичке как коробочке
обшитой шелками-бархатом
расшитой сребром да бисером
четыре точеных косточки
беленькие да голенькие
то курочка или кошечка
то девочка или черт морской
стучат-стучат-перестукиваются
гремят-гремят да ласкаются
трахаются да тешатся

не-рррв-ность не-рррв-ность
кто-кто в коробчонке живет?
кто-кто в мое сердце стучит
гремит шуршит говорит
приходит мешает мне спать?
невеста твоя открывай ворота
венчаться пришла за тобою пришла
стррра-ш-но стррра-ш-но
гремят в коробчонке кости

как размахнусь коробочкой
оземь ее нечистую
плачущую и шепчущую
черную некрещеную

я-рррр-ость я-рррр-ость
ах суженый что наделал ты
как меня соберешь теперь?


7

Слова раздавливаешь как виноградины
спьяну не произносятся
я укрылатебяукралатебя - украден ты
а мне бы броситься в тебя броситься в тебя броситься
косточкой
раствориться в тебе расплавиться
обрастая тобой растаю в тебе
тайною
будешь картечью носить меня горечью - пыточкой
в правом боку печет - черт сидит - левый выдолблен
я прорасту в тебе девочкой с твоим личиком
с глазами тигренка лиловыми и сливочными
тинными - тянущими - тонущими - тлеющими
на самом донышке черными черными черными
будешь носить меня горечью желчью верностью
жгучим стыдом будешь корчиться мучиться корчами
всепоглощающим жадным кромешным бешенством
выродишь меня кесаревым - женишься.


8 нежность

а)
Платье щерится сразу разрезом и вырезом
ты похожа на нервную злую лису
я тебя вынесувынесувынесувынесу
и пронесупронесупронесупронесу -
бьющуюся кусающуюся - в свой неуютный дом
спрячу от узких как будто гондолы гончих
я напою тебя допьяна молоком
и отпущу на свободу - а может с собой покончу.

б)
Твою ладонь клюющие птенчики-плечики
С нескрываемой нежностью, нежностью, нежностью, жадностью.
В общем, девочка, даже более девочка,
Чем тебе кажется, может быть, и чем надо бы.
Гладишь узко, жаляще, жалобно. Кутаюсь
В эту ласку - греюсь. Дрожу отчаянно.
У тебя сумасшедший взгляд, сумасшедший пульс.
Я тебя люблю. Улыбаюсь зелено-чайно и
Щекочусь щекой. Ты скуляще тычешься в шею и
Говоришь: "Пожалуйста!" - почему-то на древнегреческом.
Я смотрю на тебя вслепую. Выигрываю сражение
С собственным отражением. Девочка, слишком девочка.


9 quod non
белая насквозь. насквозь больная.

будто злая узкая лиса
мне вцепилась в горло и притихла,
желтыми глазами без зрачка
спрашивая: что ты будешь делать
если он умрет?


10 сон

по волосам - их смерть перебирала
и вырывала, пока я спала,
гадаю, кто из виденных во сне
мне будет мужем - кто мне будет сыном.
а после сеть плету из них, чтоб завтра
в ней новый сон найти - а в нем тебя.


11

целоваться, растапливать профили полыньи
до хрупких фиалок, а в них мои
до лунной латуни вытертые зрачки
испуганной девочки

тонкие белые лилии в теле беречь, они
шуршат, распускаются изнутри
тело их не вмещает, выпячивает грудь, живот
просвечивает кружевом

а они шуршат, щекочутся, мешают тебе рассказать...
(девочка, ну зачем тебе оглушительная тоска?)
(болела, любила, не помню, может, и был, просто спала...)
за щекой - стручок бутона, в нем имя ангела....


12

я хожу по дому в твоей рубашке.
мне хочется то смеяться, то кашлять
мне летуче, неловко, воздушно, страшно
я ощущаю себя бумажной
ты считаешь меня сумасшедшей.

13 pomme nue

косы отрастают быстро
память отрастает долго
я тебя еще не помню.
по щеке веду ладонью:
колко.
я тебя уже не помню.
вдоль затылка мчу ладонью
гончей
вещей
с каждым сном точней и тонче
пальцы.
молча
пропадают вещи
(лестницы, ключи) ключицы
прорастают сквозь одежды
латы.
сквозь лицо - фиалки
прежде -
знала: слажу.
выдюжу ли, слажу? - знать бы.
больно.

открываю сонник:
к свадьбе.


14 дудочка для Щелкунчика

мой щелкунчик! посмотри же!

расправляю ситец платья
я волной брабантских кружев
вы мне... нужен-нужен-нужен
барабанно разрываюсь
от тревоги - звонкой, ложной.
вы смешно и деревянно
гладите плечо как кошку
разве можно? как скорлупку
расколов на половинки
стягиваю кофту - к черту -
ненавижу этот черный
шерстяной щемящий траур
мама спит. какая сказка
совершается в сочельник
осторожно, нежно глажу
ваши худенькие плечи
можно я не буду важной,
можно я побуду - вашей?
чтобы вас от крыс сберечь, я
прорастила свою душу
в куст орешника, из ветки
смастерила эту дудку.
мой хороший! я кружусь по
комнате - неловко голой
перед ставшим незнакомым
вашим взглядом. вы домашний
бог мой самый самый самый
никому вас не отдам!

засыпаю, прижимая
дудку, дудку к пересохшим
перепуганным губам.


15

хироманты канте хондо
пели по моей ладони
бормотали кружевные
одноразовые мантры
рисовали натюр-морты
будущей счастливой жизни
раскрывали расписные
императорские карты
по которым выходила
мне судьба как у джеймс-бонда
открывали пра-пра-кем-то
перекрытые мне чакры

я же билась: к черту, к черту
ничего-то мне не надо,
никого-то мне не надо
кроме солнца моего

16 hada madrina
я говорю с тобой на межнаречье
не то на птичьем, не на человечьем
а ты смеешься ты не понимаешь
ты кормишь меня пряником из рук

я пахну неестественно корично
я лишь ночами открываю личико
я рассыпаю сахарную пудру
по комнатам, чтоб замести следы

я алых куколок леплю из воска
крещусь по-польски мелко "матка боска"
я вышиваю крестиком окно
от нечисти - чтоб в дом твой не пролезла

ты спишь я разворачиваю сказки
в фольге - они шуршат на старо-датском
те буквы что черчу я на пороге
похожи на невиданных зверей

- ах, Анна, посмотри, смешная птичка
давай ее поймаем?..