Николай Данилин
Хоть прихотью взрослой...


Хоть прихотью взрослой, хоть детской бедой
зови… Но, наверно, уже не увидим
цветение лилий над тихой водой
вечернего озера. К озеру выйдем
знакомой дорогой. Как будто она
проложена нами самими когда-то;
как будто теперь нам одна и дана
дорога, судьба – дожидаться заката.
Пока еще солнце пологий свой путь
свершает над кромкою дальнего леса,
хотя бы немного пора отдохнуть:
лишиться усталости, лишнего веса
ненужных надежд. Долгожданный привал
устроить, раскинуть припасы съестные,
костер запалить… То, о чем горевал,
как эти вот грамоты берестяные
забвенью придать или, скажем, огню, -
не все ли равно, пусть окажется дымом
и пеплом. И я для того ли храню
печали свои, чтобы слыть нелюдимом?
Все минуло, все прогорело дотла,
все кануло в это тягучее лето.
Затем и дорога тебя привела
сюда, как когда-то того шпингалета
в дырявом трико и с прической простой,
прославившей имя героя гражданской.
Он тоже костер разжигал берестой,
доверчивый к этой затее пацанской
чертил имена, что погибнут в огне, -
и тут же завянут их чувства друг к другу…
Завяли. Но то по его ли вине
случилось? Кто знает… Положишь ли руку
на сердце, поверишь ли тайным мечтам?
Все сбудется – то, что с закатным последним
лучом загадал. Ты попробуй, а там –
поди разберемся. Ведь тем – семилетним, -
пожалуй, что все удалось; и сюда
вернулись желаниям прежним в угоду.
Все запахи – те же: смола, резеда,
багульник; лишь только – далекому году
перечат теперь молодые стволы,
что были подлеском в ту пору… Еще ты
к тому не привык… Но дождись похвалы
знакомой кукушки. Старинные счеты
ты запросто с нею сумеешь свести.
Знаток арифметики, верным ответом
Ты будешь утешен. А нет – так прости
уставшую птицу. Виновна ли в этом
она? Чтобы там ни запомнили мы,-
спасибо скажи и за то, что осталось.
Быть может тогда ей удастся взаймы
от следующей жизни хоть самую малость
для нас попросить, чтобы только смогли
увидеть то чудо из детских идиллий
над гладью озерной, – покуда вдали
закат догорает, – цветение лилий.

08.2002
01.09.2003