Николай Данилин
Живописные сюжеты


Ф.Гойя. Махи разные.

Сколько толков про это в смущенных умах:
обнаженная или одетая… Ах,
как прекрасна она! И к чему этот спор?
Неужели не ясно: ему до сих пор
нет конца оттого, что у двух этих Мах
общих черт не найдешь ты лишь только впотьмах.
Что же до остальных титулованных дам:
приодетых, иных… Верно маху я дам,
и обидится Гойя, коль где-то сравню
герцогиню с другою, с одетою, с ню…


А.Тулуз-Лотрек. Портрет актрисы Ивет Гильбер.

Перчатки из шелка, из лунного света –
платок. Вам приметы галантного века
к лицу. Подошел бы, кокотка Иветта,
вам плащ из парчи и жакет из вельвета,
и даже изящный наряд новобрачной…
Кого же винить нам: судьбу, имярека?
Работников прачечной? Угол чердачный,
что некогда был мастерскою Лотрека?
На этот вопрос не найти нам ответа.
Зачем вы, Иветта, остались прозрачной?!


Джулио Романо.

И ожерелье, и браслет,
и даже эта пелерина
четыре сотни с лишним лет
волнуют нас. О, Форнарина!
И ты прекрасна, спору нет!
В чем твой секрет? – Неоспоримо:
для женщины, свой туалет
свершающей, он – как балет;
она за ним – как балерина

01.09.2003