Ксения Щербино olwen
1492: вторая корона Владимира Ягеллона


ангел мой ягеллон хладный лоб ладный стан ласточий нет на тебя пикассо погубить искУбить выкупить искупить боль мою ягеллон

кубарем пронестись по звОночкам позвоночника моего вынести память из меня взять меня из футляра памяти джазовую розу ветров сыграть во мне ягеллон

летопись моя триста лет порознь хоть топись не жизнь а судорога голубая глина безумия голубая царская кровь были лилии в теле лилии лопнули оказалось нет во мне никого и тебя во мне нет ягеллон

я тебя разлила по миру молоком утренним чтобы дети плакали в колыбелях мертвые в каменных живые в соломенных мужчины мужественность теряли женщины замирали в зрачках твоих ягеллон

я тебя вымолила у матери а у отца и спросить забыла вырастила срастила с сердцем своим как плющ обвила продоль кости нет у тебя отца кроме сердца моего матери кроме смерти моей лоб мой лобное место тебе ягеллон

я говорила как страшно со мною спать мои следы просвечивают на свет в костяном костеле я краков рифмую с кровью с бескоролевьем а ты ни разу слышишь ни разу не скажешь мне про любовь а только про власть и ласкаешь меня как егерь треплет уставшего пса ягеллон

я умею горбиться и грустить но не греться у очага в гордой горсти мак и горох прорубь во взгляде я говорю господи хорошо-то как но не прошу чтоб бог длил мою жизнь в тебе и вне тебя ягеллон

снятся мне рыцарей муравьи женская тля тянется следом любишь ли ты меня только сразу скажи не лги женщине лгать себе на погибель если ты делишь с ней колыбель и стол мы с тобой делим постель и плеть верности ягеллон
11.02.2004