Ксения Щербино olwen
* * * (боль еле теплится в лампаде)


боль еле теплится в лампаде
в неопалимом ночнике
с изящным носиком из меди
с печальной вмятинкой в челе
приди ко мне гусарства ради
моя потасканная муза
моя погрызенная роза
голубка дряхлая моя!

мой позвоночник смят любовью
он грозно требует союза
со-ития со-бытиЯ!
а ты безмолвствуешь лукаво
чело зарывши в изголовье
твой этот dolce stil nuovo -
таинственный как эвфемизм
как fin de siecle как черный бархат -
молчать не отвечать ни слова
на все проклятия мои!

красноречивы всплески тела
измученного недвиженьем
блядинкой пляшущей в крови-
разверзшимися кренделями -
то отмелью то полыньей
но ночи созданы для бденья
и ангел нежного желанья
выписывает акварелью
проталины глазниц моих
helas я выгляжу устало

о знал бы ты мой жадный зритель
читатель нудный и пристрастный
с какого тайного безумства
с какой постыдной недомолвки
с каких убожества да срама
я так изысканно пишу?
10.02.2004