Инга Павлова
Четырех свидетелей в острог...




Четырех свидетелей - в острог,
поделом, на каторгу, в Сибирь,
чтоб купить недорого восторг
и немного уксуса в имбирь,

И бутылку красного - в янтарь,
и немного меда в акварель.
Приручен мой будто бы бунтарь,
и свербит под ложечкой свирель.

Не свернуть ли в трубочку сырой
день деньской? Предсумеречный вкус
в мандаринах с рыжей кожурой.
Не подуть ли в дудку или в ус?

Не подать ли светлого на стол
в хрустале столетнего питья?
Только то и делится на сто,
что, из рук проворного шитья

отпустив сияющую нить,
жадно ждет, не жалуясь на жуть...
И не хочет, ласковое, жить,
не боится, только бы уснуть.

Разорить сокровищницы книг
и поджечь пристанища ума...
За стеклом твой будто бы двойник.
Впереди - insomnia, зима...

Засвети на лестнице фонарь,
чтоб впустить неведомых гостей,
и немного ясности - в словарь.
Не принесть ли новость на хвосте

птицы, кошки, рыбы, стрекозы?
Под откос - отцепленный вагон,
и немного яду - на язык,
и ладошку правую - в огонь,

на плечо, на левое - сверчка -
просверлить отверстие в виске,
чтобы ты проснулся от толчка
и нашел зарытое в песке

не письмо - послание, нибудь
никому - кудеснику, тебе,
как охапку снежную на грудь
тротуара. Соло на трубе

сонно льет на мельницу метель
суеты на улицах. Куда
ни посмотришь сказочными, Лель,
не глазами - лодками, вода

им под киль ложится по семи
футов в час. В любое время дня
я с тобой. И мысленно (аминь!)
ты уходишь в поисках меня

от молвы, от музыки, от муз
девяти на дождь и на мороз.
Не подуть ли в дудку или в ус,
чтоб малыш немножечко подрос

до подростка. Зернышко не зря
зрело, жгло, царапалось, ждало
твоего в конце календаря
превращенья. Тускло ли, светло,

за окошком, маленькая смерть
выпадает восемь раз подряд.
И немного золота. Не в медь.
А в свинец. И в свадебный наряд -

тополям, и пороху - в ментол,
и немного сахару - в миндаль.
Не подать ли, твердую, на стол
в хрустале синеющую даль?

Не проси у нищего ломоть,
он застрянет в горле поперек.
Языком позволено молоть
и бежать за горечью в ларек.

Не пустить ли вора на порог?
И разлить по кружкам кутерьму...
Четырех свидетелей - в острог,
поделом, на каторгу, в тюрьму.

02.05.2006