Наталия Демичева BHF
* * *


Ирке Белой

знать, плохо просила — ни роли, ни доли иной,
чем, щеку рукой подперев, или день или ночь
матронно сидеть над немодною нынче тетрадью.
нетрудно бы было опять закусить удила,
когда бы не помнила, сколько уже прожила
брюнеткой, блондинкой, шатенкой и попросту блядью.

твой мелкий мучитель не ангел, но точно не бес —
такие сбегают с неблагополучных небес,
как только уверуют в существование бога.
являйся зеркальною дурой, своей визави,
красней на миру и вне мира, и снова живи,
когда авансцена недекоративно-убога.

а коль рокировкой расколота в щепы ладья —
припомни, кистями-пуховками лоск наведя,
что чем зеленее глаза, чем карминнее губы,
тем легче срываться, когда тебя держат в узде,
в пустоты, в провалы, в пучины — едино: везде
своя недотыкомка, серый кошмар сологубов.

не кара, не карма, не грех — избавленье от пут,
пусть кто-то взломает однажды запретный закут,
чтоб враз отошли от еще не доношенных строчек
бесплодные годы. а в годы, которые нам, —
уже не годится записывать по именам,
и в списке любовей за цифрами грезится прочерк.

и множатся прочерки. новый стоит у двери.
поверь — значит, снова пади да поди отвори,
разыгрывай жизнь по изодранной в хлам партитуре...
но ты не поверишь — и будешь, конечно, права:
у речки твоей ни единого нет рукава.
ни вера, ни даже надежда не надобны дуре.

18.05.2006