Сергей Чернышев Sergio Che
Идиотская сила


1. беличьи бусы

Отныне теней вопрошанье и шарпенинг. Свет
превращается в то, что скорее плагин фотошопа,
чем зачахшая оптика. Взгляд и угрюм и базед,
анимашнен - а солнце уже переходит на шепот -

напирают ябри, белки нижут на бусы покой
из багрового ландыша, зелень в рыжьё переводит
идиотская сила, ландшафт уже залит водой.
Ты стоишь в этих бусах и, фыркая, смотришь на воду.


2. пустой орех

Развернешь некий свиток - а это опять небеса
от забытой земли, вавилонской смолою залитой,
и уже никого, ни козлища уже, ни овца,
ни какой-нибудь твари, в каком-нибудь омске забытой.

Вавилонское зеркало после сезонных дождей:
в нем одна синева, где нет ангелов, птиц... лишь случайный
повздыхает свидетель - все это ничье, и нигде,
и уже никогда - и закончилось слишком печально.


3. шаманская плясовая

- Хороши ль Ваши бубны?
- Весьма хороши наши бубны.
С ними нас пропускают живыми в то ЦПКО,
где колеса и лодочки, девы целуются в губы,
но являются реками, или одною рекой -

золотистым беспамятством, официальною тиной,
где кончаются странствия - но побубни в бубенец,
в бубена, то есть в бубны (они хороши!) и картина
не изменится, но разорвется, но хлынет свинец

раскаленных морей, за которыми все-таки будет
возвращенье в истории, незавершенные здесь,
в золотистую осень/весну - ни тоски, ни капута.
Бубенцы, поцелуи и бусы из мелких костей.


4. изумруд

Мы читали с тобой про рояль, что убил четверых
или больше прохожих - прекрасное валится с целью.
А любовь... что любовь? - плавники магматических рыб
разрезают спокойную землю.

Нет, скорее огромная белка - она разгрызет
мою бедную голову, и я пожалуй не буду
ни смеятся ни плакать, пока она тихо поет:
"ох, нема изумруду.".


5. окончательный слой

на даче холодно, ни солнца, ни грибов,
грызутся псы и околела сойка.
с утра был дождь, и бусы из плодов
ребенка нижет. сбитая настройка

дает лишь вопрошать песок и тени на
экране, шорохи мешаются с шипеньем
эфира, и дрожит сосна, забор, стена,
и в глубине колодца ходят тени.


27.09.2006