Анастасия Матях
МАШТОЦ


а что если на каждый твой фрикативный
найдётся во рту моём велярный и не один?
тогда я буду звать тебя Месропом,
а ты меня – ну, например, Константин.
и можешь заглядывать под левую грудь,
что там у меня в груди.

нет пророка в своём отечестве, кроме за
пазухой дышащей прячущего образа,
кроме в засос целующего серебряный крест,
кроме губами касающегося рыбы в Великий Пост,
кроме языком ласкающего стопы своих святых,
таких, как ты.

а я вот возьму свои буки, веди, добро
и вложу их в пропитанное маслом и хлебом нутро,
и пущу их от левой руки до утра…
и выходят рыбы из вечнозелёной реки,
и рассаживаются по берегам,
и скоро из нас двоих не останется никого.

так и стой, Месроп-Константин,
в одежде твоей запуталась берёза, в глазах бирюза, в волосах плеть.
забрасывай сети в Севан, начинай зубами скрипеть,
а я буду трогать душу твою, сердце, живот…
и нельзя сделать анализ на энтеробиоз,
чтобы увидеть, кто внутри у тебя живёт…

18.09.2008