Николай Сулима Коляна
Джексон и питерсон


питерсон ушел
к молодому средневесу
с тонкими щиколотками
странно думал джексон
сидя в девятом ряду, высоко
спина выпукла как орех
грудь будто лита из олова
а - девичьи щиколотки
привычно оттягивает трико на животе
переступает в борцовках с ноги на ногу
беспокойно, как гусь
влажная спина блестит
ходит кадык
а питерсон в первом ряду
вцепился в подлокотник, вытянул шею
на которой родинка
в ложбинке у края волос
как забыть ее джексону
если он засыпал, рассказывая этой родинке
о себе такое
что и матери никогда бы не решился
а питерсон ушел
ушел любить вот этого, с упрямым
взглядом исподлобья, чей рот
как рана, а ушные раковины смяты
джексон звонил питерсону
по десять раз на дню
пока тот не перестал
поднимать трубку
и под хохот в автоответчике
джексон понял что все напрасно
купил билет в девятый ряд
возле прохода
и поцеловал свое унижение на прощание
когда спустился вниз
и выстрелил прямо в ложбинку у края волос
и пуля вышла изо рта
а питерсон повалился как прогоревший костер

за тысячи километров оттуда
в крошечном фиате, у моря
человек с бородой проснулся
от ужаса и сказал двум друзьям -
джексон стрелял в питерсона !
любовь, ебена мать
любовь



08.04.2009