Петр Бессонов
Горькое


Буревестник рвал турбины
В двух крылах от божьей кары,
За бортом - гроза, вестимо,
Ни пингвина, ни гагары.

А внизу, как пить, в утесах
Что-то прятал кто-то робкий,
Это отдавалось в деснах,
В человеческой коробке.

Стюардесса не шаталась,
Но разила перегаром,
Говорила: нам досталось
То, что не дал бог гагарам.

Ни гагарам, ни пингвинам -
Нас несет стальное судно,
Мы вжимаем в кресло спины,
Разве это им доступно?

Я кивал подобострастно
(чуть сильней кивал, чем надо)
И старался понапрасну
Не гневить иллюминатор.

Где, как в чьей-то страшной песне
(запевайте песню с нами),
Гордо реял буревестник
С ошалевшими глазами.
22.07.2009