Алексей Карцев Подмастерье
Горацио, друг мой, за Рио-Ритой...


Горацио, друг мой, за Рио-Ритой
за всем не уследишь:
переведут на идиш и иврит,
ты будешь на открытках поздравительных,
а я…

Горацио, Зенон был прав:
движенье
на раскадровке – несамостоятельно –
тебя покажут в 25-ом женственным,
а я…

Терпи, мой друг Горацио, терпи;
попутный ветер… не всегда он в спину…
какой-нибудь широколобый умник
уже твердит: “А Вильям ли Шекспир?”

Прогресс, Горацио, прогресс:
героев судят –
шерше ля фам? – шерше ля пресс…

Горацио, а немцы снова в Польше…
Нет, друг мой любознательный,
ты, может быть, единственный подпольщик.
О чём ты? Юстас?! Не весна, Горацио –
сейчас другие методы в ходу:
нарежь построже пасквиль,
шероховато-выверенный стиш –
тебя… не продадут.

А через год – за всем не уследишь –
известен станешь, как Василий Тёркин…
парламентарием… парламентёром…
а я…

31.10.2002