Татьяна Бориневич(эклога)
Завтрак без Богородицы.


Краски в минувшем - ярче. Звуки острей и резче.
Здесь и Сейчас - мне дальше и непонятней Марса.
Время прошедшим станет к моменту начала речи.
Завтрак ненастоящим... Разве же это масло?
Помню имя коровы. Плеск молока манящий.
Лично хозяин резал. Имя его не важно.
Хозяин под водку плакал: «Как я любил Маняшу!»
Неупиваема чаша - не то, что бульон говяжий.
Под всевидящим оком хлеб в зерно превратится.
Лишь рожь высокая знала... Двое - ребро и глина.
Страсти порыв - невскрытыми остались презервативы.
Радость всегда нечаянна. Печали неутолимы.
Я на приём записаться, как всегда постеснялась.
У Богородицы снова кончилась командировка.
Она воротилась к Сыну. Сжало меня стенами.
И нерушимость в стенах Плача. Ну и в кремлёвских.
Время прошедшим станет. А в настоящем-зыбкость.
А в настающем - зябкость. Мне ни к чему проблемы.
Неопалимость чудом в пепельнице возникнет-
Стадо бычков очнётся новой пачкой эLэМа.
Как же наверно сладок тёплого хлева привкус!
Как же наверно горьки слёзы в густых ресницах!
Как же наверно больно рвать пуповины привязь,
Зная, что сын твой раньше с этой землёй простится.

13.02.2002