Юрий Ракита
Антология мартовских химер


1.
Так о чем говорит
предпочтение длинной строки?
Ну, во-первых, что краткость,
таланта сестра,
отдыхает,
Во-вторых,
что за нею на юг
в отпуска за свой счет
укатили мозги,
А оставшийся –
предал и продал себя -
с головой,
с потрохами -
В царство вьюг и метелей
затейной,
особенно злой
послезимней тоски.

Да и было б с чего!
все сложилось,
как лучше нельзя.
Вроде сани свои,
по плечу полушубок,
и шапка, похоже,
по сеньке,
Ровно в меру хлопот,
баба с возу,
но все же
не тянет купить порося,
Даже, в кои то веки,
(тьфу-тьфу) неразлучны
работа и деньги,
И с публичным – прилично,
и личная жизнь -
на сносях…

Значит, я-то в порядке,
а плачется кто-то другой,
Кто-то, загнанный мной
в круговую обыденность дел
и спиральную недо-
устроенность быта,
Тот, кому не служу
столь давно,
что забыл,
кто из нас был задуман
слугой.
Оттого,
сам себе - саркофаг,
сам себе – пирамида,
Исхожу,
словно желчью,
глухой
депрессивной строкой.

2.
Между небом и землёй,
Между минусом и плюсом,
Словно в проруби… цветок,
Словно кто-нибудь другой,
Между телом и душой
Я болтаюсь мёртвым грузом,
Шестикрылый осьминог,
Не ужившийся с собой.

Между планом и мечтой,
Между пафосом и стёбом
Я застрял, стою в дверях
И набитый и пустой,
И Вселенский Постовой
Или даже Участковый,
Змеевитый жезл подъяв,
Пропускает на покой.

Между сном и суетой,
Между близким дном и бездной,
Одержим, как воровством,
Пресловутой простотой,
Направляюсь на постой,
Мерзко улыбаясь местным…
Ни живой души кругом,
Да и сам-то я –
Живой?

3.
График выверен потерь,
Простоты завод запущен -
В небеса меня теперь
Не заманишь калачом.
Просочившись в эту дверь,
Я укроюсь в самой гуще
Магазинов и карьер,
Толст, нахален и учён.

Стану мелочен и скуп.
Выбрав путь рациональный,
Вставлю выпавший шуруп
В барахлящие мозги,
В дальний ящик уберу
Мишуру воспоминаний,
Как немолод был, но глуп,
Да ещё писал стихи…

13.08.2002