Татьяна Алферова
Брошенный дом



У станции заброшенный участок,
забор поломан, изувечен сад;
как памятник давнишнему несчастью
три высохшие яблони стоят,
предупреждая – не ходи! назад!
Следишь разгром, как жалкую болезнь,
и дом, как сумасшедший человек.

Тебе рассказывали – в солнечном сплетенье
сперва, как космос, возникает боль,
и хочется бежать, но рядом тени
прицельно наблюдают за тобой,
и выручает только алкоголь:
он отключает мозг и боль отводит,
ты разбиваешь окна – свет впустить,
но смерть, как пыль, осядет на комоде,
таблетки космоса окажутся в горсти,
ты их глотаешь – милая, прости! –
и бездна принимается расти.

И нет возврата, и разграблен дом,
так узнаешь любимого с трудом,
но у порога чашка голубая,
платок цветной на дверце, пруд в саду,
и, голову трусливо пригибая, -
нет, не войду, - бормочешь на ходу,
и входишь в этот дом,
в чужой недуг.

10.05.2009